Half-Life 2
  

Халф-Джва-Джва

xDDGx #
2
UPD 30.07.15: внимание, текст креатива в постах устарел! Из-за сломанного лимита на пост их обновление невозможно, поэтому отныне все релизы будут в виде ODF/PDF. Самую последнюю версию фанфика можно скачать по этой ссылке:
img.playground.ru/images/0/4/half-jva-jva.7z


Старый пост:


Прошло уже почти два года с тех пор, как я написал "Иронию Сурса, или С лёгким Стимом!" — смешение вселенной Half-Life с со старым добрым советским фильмом "Ирония судьбы, или С лёгким паром!". Этот эксперимент пришёлся вам по нраву, и я уже тогда задумался о том, чтобы написать ещё одну подобную пародию. Время шло, и постепенно у меня возникла идея написать халферский вариант фильма "Кин-Дза-Дза" — не побоюсь этих слов, и скажу, что это один из лучших фантастических фильмов, снятых в СССР, широко известный в интернетах, можно сказать, "меметичный", и чуть ли не каждая фраза из него стала крылатой. Вообще, идея смешать Кин-Дза-Дза и Half-Life, можно сказать, лежит на поверхности, в их вселенных немало сходств. Планета Плюк, показанная в фильме, чем-то напоминает истощённую комбайнами постапокалиптическую планету: моря превратили в луц, из песка, бывшего когда-то морским дном, торчат ржавые корабли, эцилоппы, словно ГО-шники, могут хорошенько стукнуть или даже избивать по ночам не понравившихся им жителей планеты, ходящих в лохмотьях и питающихся едой искусственного происхождения. При этом плюкане обладают чудесами техники, например, пепелац, который летает как будто вопреки всем законами физики, и способный телепортироваться в любую точку вселенной за пять секунд, если у него есть гравицаппа. Поэтому, эти вселенные достаточно легко свести в одну.
Первые строки этого фанфика были созданы ещё летом: вот уж не вспомню, в июне, или июле, в любом случае, дело шло медленно. Большая часть была написана в августе, особенно в конце, и завершена буквально пару дней назад. Подобно "Ражу", я писал "Халф-Джва-Джву" постепенно, временами перечитывая уже написанное, но не так часто, так что ошибки и опечатки наверняка имеются. Тем не менее, креатив полностью завершён, при этом, он получился довольно-таки объёмным: более 250 кб без учёта форматирования и "словаря". Этот фанфик получился заметно объёмнее "Иронии...", почти на 100 кб больше, что, впрочем, неудивительно: при сходной длительности, оригинальный фильм более насыщенный, герои постоянно куда-то перемещаются и что-то делают.
Таким образом, этот креатифф входит в тройку моих самых объёмных произведений, после ДоЛа и СНнГ (если считать последний как один). При этом, это моё самое большое законченное произведение (опять-таки, если рассматривать СНнГ как нечто неделимое). Надеюсь, что вы не испугаетесь кол-ва буков :) Не расслабляйтесь, у меня есть ещё один креатив, который я хочу потом выложить, когда перечитаю и приведу в порядок... Но это потом, а пока — встречайте:

xDDGx #
1
                    Часть Джва

Спойлер
    Гордон Фримен опаздывал. Ну, как всегда. Он с нетерпением ходил по вагончику, который, казалось, с каждым метром тащился всё медленнее и медленнее. В конце концов, он вовсе остановился перед отрезающими монорельс воротами, а с платформы-моста над ним на Гордона уставился, а затем глумливо ухмыльнулся охранник в синей форме и блестящей каске.
    — Ну давай же, быстрее! — в сердцах воскликнул Гордон и пнул ближайшее кресло, о чём в ту же секунду пожалел и сел на соседнее, потирая ногу.
    — В чём дело, Гордон? Ты куда-то спешишь? — с деланным добродушием поинтересовался охранник.
    — Чёрт побери, Барни, давай быстрей! Если я опоздаю, Илай откусит мне голову!
    — Так откуси ему ногу, чтобы можно было от него убежать! — предложил Барни, но всё-таки заторопился к рубке управления. Наконец-то ворота расступились, и из платформы впереди высунулся конец монорельса и пристыковался к пройденному вагончиком отрезку.
    — Счастливого пути! — пожелал Барни и помахал рукой. Гордон мрачно кивнул. Вагончик тронулся, и в ту же секунду из динамиков где-то под потолком полился женский голос:
    — Добро пожаловать в Белую Мезу. Сами ли вы выбрали работать здесь, или вас направили по распределению, Белая Меза — это лучший научно-исследовательский институт штата Новая Мексика. Мы настолько горды тем, что работаем здесь, что называем это место своим домом. Добро пожаловать. Добро пожаловать в Белую Мезу. Здесь интересно.
    — Бла-бла-бла... — недовольно пробурчал Гордон. За два года работы он уже наизусть знал эти слова. Как же они бесили его своим бессмысленным пафосом!
    Вдруг из громкоговорителей полился гимн, и хотя было принято стоять по стойке смирно во время его воспроизведения, Фримен даже и не думал шевельнуться. Ему настолько всё надоело, что ему уже было всё равно, даже если кто-то, увидев сию вопиющую халатность, сообщит начальству или даже накатает донос в АНБ... По крайней мере, так он думал, пока не обнаружил, повернув голову к окну, ещё один вагончик-монорельс, в котором стоял некто, жутко похожий на правительственного агента, быть может, даже пресловутого АНБ — в строгом официальном тёмно-синем пиджаке и галстуке. У этого человека был холодный безразличный взгляд, которым он глядел на отлынивающего доктора физики так, как будто смотрел на пустое место.
    Не помня себя, Фримен в то же мгновение совершенно инстинктивно подорвался с места и стал по стойке смирно, положив руку на сердце и губами шепча слова гимна, подняв прикрытые веками глаза под прозрачными стёклами очков к потолку.
    Когда гимн закончился, Гордон мельком взглянул в сторону, но человек в деловом костюме уже о чём-то разговаривал с незнакомым Фримену седым профессором. Фух, кажется, пронесло. Гордон вытер пот со лба. Всё-таки прискорбно, что он согласился на предложение доктора Кляйнера и, воспользовавшись его связями и рекомендациями, устроился сюда. С таким уровнем подозрительности как здесь он ещё ни разу не сталкивался, и это порядком выматывало. Если из-за его опоздания ещё и Илай его станет донимать...
    — Внимание, говорит администратор доктор Брин. Тестовый запуск Большого Адронного Телепорта отложен на полчаса. Если вы встретите доктора Гордона Фримена, немедленно сообщите ему, что его ждут в Главной Тестовой Камере...
    — О-о-о нет! — Гордон воздел сжатые в кулаки руки к потолку. Теперь Илай точно устроит ему выговор. Не говоря уже о том, что и высшее начальство знает о его промахе и даже сам администратор Брин. Гордон был готов поспорить, что теперь его занесут в список неблагонадёжных. А это означало, что его карьере учёного практически наступит конец. Впрочем, прямо в эту минуту его больше волновало, как его будет мучить Илай своими поучениями и нытьём о Холодной войне. Как будто это лично он, Гордон, виноват в напряжении отношений между Америкой и Союзом.
    Остаток пути физик проделал в подобных мрачных мыслях, пока вагончик окончательно не остановился перед металлическим мостом, подвешенным на толстых стальных канатах, жёстко зафиксированных к потолку.
    — Доброе утро, доктор Фримен, похоже, вы опаздываете...
    — Уже опоздал, так что можете не спешить. — раздражённо ответил Гордон подошедшему охраннику. Тот хмыкнул в ответ и, набрав секретный код, выпустил Гордона из вагона. Фримен проследовал за ним до ворот, у которых охранник набрал второй пароль. "И как они всё это помнят?" — подумал Гордон. Ворота распахнулись и пропустили физика в шлюз, который вёл в главный зал комплекса "Аномальных материалов", в котором Фримен, собственно, и работал. Помимо этого комплекса, Гордон мало куда имел доступ, да и здесь внутри не всё было доступно для него, хотя профессора, имеющие более высокие уровни допуска, часто водили его в пока ещё "запрещённые" для молодого учёного помещения.
    — Доброе утро, доктор Фримен, похоже, вы... — начал было сидящий на посту охранник.
    — Да знаю, знаю. — оборвал его Гордон.
    — Гм... Хорошо, но это ещё не всё. У нас тут небольшие неполадки в системе, похоже, советские хакеры каким-то образом получили доступ к нашей сети и попытались устроить тут бардак... Но вы не волнуйтесь. — заверил охранник. — Ничего серьёзного, просто потёрли базу сетчаток глаз, когда закончите с экспериментом, возвращайтесь, я расскажу, что вам нужно будет сделать.
    — Ага, если меня к тому времени уже не уволят. — кисло ухмыльнулся Гордон и пошёл прочь. Он поздоровался с прошедшим мимо профессором и начал раздумывать, что делать дальше. В принципе, до начала эксперимента оставалось чуть больше двадцати минут, и значит, Илай не мог держать его у себя дольше этого времени. А это, в свою очередь, означает, что если Гордон хочет слушать Илая как можно меньше, то ему нужно просто перекантоваться где-то минут пятнадцать... В принципе, он может сходить в буфет, тем более, что ему хотелось пить.
    Но в этот момент полуавтоматическая дверь отъехала в сторону, и оттуда вышел высокий крепкий негр с сединой в висках.
    — Гордон, дорогуша! — запричитал он. — Где тебя, чёрт возьми, носит?!
    — Да, я знаю... знаю... — беспомощно подняв ладони, произнёс Гордон. То, чего так боялся Гордон, свершилось — это был Илай.
    — Я был бы удивлён, если бы ты не знал, ведь даже сам Администратор уже в курсе!
    — Доктор Вэнс, я слышал его обращение...
    — Так, давай немедленно в мой кабинет, мне нужно с тобой поговорить, пока у нас ещё есть время перед запуском. — Илай зашагал по коридору, и Фримену не оставалось ничего, кроме как плестись следом.
    Они вошли в его уютненький кабинет, в котором с одной стороны висела таблица Менделеева (вернее, сейчас, из-за политических соображений, её следовало называть просто периодической системой химических элементов), а с другой — политическая карта Земли. Илай закрыл дверь за собой и, указав Гордону на стул, сам, скрестив руки на груди, упёрся в край своего письменного стола.
    — Гордон, как это понимать?!
    — Я просто проспал...
    — Проспал?! И это твоё оправдание?.. Ты что, забыл, что пока ты дремлешь, враг не спит! — Илай обогнул стол и, подойдя к карте, красноречиво ткнул в большое розово-красное пятно, занимающее большую часть Азии и Европы. — Ты забыл, что вот уже пятьдесят лет, как мы находимся в состоянии Холодной войны — войны между Коммунистическими Штатами Америки и Союзом Советских Капиталистических Республик? Ты забыл, что мы окружены врагами — кругом враги, Гордон! — воскликнул Илай и продолжил тыкать в карту. Здесь враги, здесь, здесь и здесь. Союз — капиталисты, в Европе — буржуа, даже в Соединённом Королевстве заправляют магнаты-лэндлорды. А Китай и Индия слишком хитры, чтобы выбрать чью-то сторону. И хотя на нашей стороне Тайвань, Япония, Сингапур, Южная Народная Республика Корея, Федеративные Коммуны Германии, Социалистическая Канада и Народная Мексиканская Республика, этого очень мало! Все остальные наши "союзники" — это отсталые африканские или южноамериканские страны, которые и при всём желании не предоставят нам ощутимой помощи.
    — Как страшно жить. — бесцветно ответил Гордон.
    — Вот именно! А ты спишь! Просыпаешь такой ответственный эксперимент... Как тебе не стыдно? Неужели зря мы тогда, шестьдесят лет назад, сразу после Великой Депрессии — этого ужаснейшего урока американскому пролетариату — собрали все наши доллары — эти грязные зелёные бумажки — собрали в одну кучу и сожгли, подавая пример, которому пока никто больше не решился последовать? Помни, что пока ты дремлешь в своей уютненькой кроватке, космические корабли Союза капстран бороздят просторы вселенной! И это не метафора! Первый космический полёт — они! Первый исследовательский аппарат на другой планете — снова они, первый человек в космосе... И даже на Луну они первыми слетали!
    — Хм, а я почему-то думал, что они состряпали это кинцо на Мосфильме...
    — Не стоит недооценивать наших врагов! Даже если это снято в павильонах Москвы или Ленинграда, это не имеет значения, потому что остальной мир им поверил, а у нас даже такого, как ты выразился, "кинца" нет... И вообще, я не об этом... Я хочу сказать, что космос уже практически у них. Нам нужно достойно ответить им, и телепортация — как раз то, что нужно. Учёным всех стран, независимо от расы, национальности и убеждений, стало очевидным, что скорость физического перемещения ограничена скоростью самой быстрой сущности во Вселенной — фотонов. Ни нам, ни капстранам хотя бы одна тысячная такой скорости ещё долго не будет доступна, если это произойдёт хоть когда-либо вообще. Без таких скоростей мы застрянем на этой планете, или, по крайней мере, в этой солнечной системе надолго. Но телепортация, теоретически, не имеет подобных ограничений. Благодаря ней мы сможем мгновенно переместиться в любой конец вселенной. Если это действительно возможно, то все достижения Союза просто померкнут на фоне наших успехов! Пока они со скоростью улитки будут ползти до Сириуса, мы уже будем там показывать им "петуха"!
    — Да-а... круто. — наконец-то смог вставить слово Гордон.
    — И успех этого дела зависит от тебя! Ты должен принять участие в эскперименте, Гордон. Во имя своей страны, во имя коммунизма, во имя социалистических идеалов... И ради избавления от капиталистической заразы, от загнивающего Востока! Вонь которого, кстати, доносится через оба окена даже до моего носа. Представляешь, вчера я прочитал в "Новый Йорк Таймз", что у них разрешили гомосексуальные браки? — Илай произнёс это с максимальным отвращением, на которое был способен, но Фримен заметил в его взгляде горящий, прямо-таки неподдельный интерес.
    — Н-да-а? Какой ужас. — немного растерянно ответил Гордон.
    — И не говори! Дикари! Я прямо жду-недождусь, когда наш крылатый коммунизм с ядерными боеголовками наконец-то накроет их! Я всегда говорил и буду говорить впредь, что после Хиросимы и Нагасаки нужно было палить если не по Москве, то хотя бы устроить демонстрацию на Киеве или Варшаве. Вот тогда бы сразу стало на одну страну развитого коммунизма больше.
    Гордона этот разговор уже порядком утомил.
    — Это всё безусловно интересно, доктор Вэнс, но я вполне понимаю свою роль и свою оплошность.
    — Если бы понимал, не опоздал бы. — отрезал Илай. Он сел за стол и стал переворачивать лежащие на столе документы. — Ладно. Я вижу, что наш разговор уже наскучил тебе. Хорошо, ты свободен. Хотя нет, подожди. Захвати из лаборатории 32С микроскоп и передай его доктору Кляйнеру. Он по рассеяности забыл его у меня. Ну всё, ступай, камрад. Ступай, и возвращайся только с успехом.
    — Так точно, камрад Вэнс. — пробормотал Гордон и поспешно, пока тот не передумал, покинул кабинет.
    "Фух, думал, я уже от него не избавлюсь..." — он посмотрел на часы и обнаружил, что в запасе у него есть ещё целых десять минут. — "Ну всё, иду в буфет, иначе я умру от жажды."
    Камрад Гордон вошёл в крохотное помещеньице, в котором с трудом умещалось только два стола с четырьмя парами стульев, холодильник и два автомата с газировкой. Учёный с предвкушением приблизился к ближайшему и, быстренько сориентировавшись, нажал на кнопку. В автомате что-то проурчало, но на этом всё закончилось.
    — Да что такое? — со злобой выговорил Гордон и стукнул по автомату.
    — Не работает. — сказал кто-то сзади, чавкая. Фримен обернулся и увидел сидящего за столиком пожилого человека в чёрном деловом костюме и белой рубашке. Он поправил свой галстук, а затем поднял и поднёс к губам дымящуюся чашку кофе, не отрывая глаз от газеты, которую он придерживал другой рукой. Это был Магнуссон, шеф их отдела внутренней безопасности. По большому счёту, он был агентом АНБ, хотя формально считался служащим НИИ и пользовался всеми благами института.
    — Я догадался. — огрызнулся Гордон и подошёл ко второму автомату, но и с ним его ожидала неудача.
    — И этот не работает. — с жизнерадостной ноткой сообщил Магнуссон очевидное.
    Гордон разочарованно вздохнул и мечтательно протянул:
    — Я слышал, что в капстранах тоже есть такие автоматы, только в них надо опускать монетку. Опускаешь монетку — тут же получаешь банку. А не как у нас, каждый давит на кнопку и берёт сколько влезет без ограничений... Пока банки не закончатся... — Гордон в сердцах пнул автомат.
    — Уж не капиталист ли вы часом, камрад Фримен?
    — Как будто вы мне поверите. — осклабился физик. — А если б я и впрямь был бы капиталистом, то прямо так бы я вам и сказал, ха. Вы бы лучше на товарища Вэнса обратили б внимание... А то что-то его больно подозрительно интересует тема гомосексуализма...
    — Это не запрещено законом. А вот клевета — запрещена. — Магнуссон опустил газету и, одарив Фримена взглядом, добавил. — Это я так, напоминаю.
    Гордон с мрачным выражением лица направился к выходу.
    — Фримен, погодите секунду, вы бы не могли быть любезным и немного поднять температурку в микроволновке? У меня там сэндвич подогревается, а мне уже через две минуты надо бежать.
    — Конечно. — Гордон повиновался.
    — Вот спасибо.
    — Нет проблем. — сказал Гордон, нажимая на кнопку. — Всегда пожалуйста. — сказал он, продолжая давить на неё и злорадно усмехаясь. Сэндвич со смачным хлопком разлетелся на части, заляпав стекло микроволновки.
    — Чёрт побери, Фримен, что вы делаете?! — завопил Магнуссон, оборачиваясь. — Мой сэндвич!
    — Я случайно... — взмахнул руками Фримен и, удовлетворённый, покинул столовую.
    Он заспешил в раздевалку, где, поздоровавшись со знакомым профессором, скинул свой лабораторный халат и верхнюю одежду, чтобы надеть специальный защитный костюм, хранящийся в отдельном помещении, скрытом за дверью, защищённой замком со считывателем карт. Гордон просунул своё удостоверение в считыватель. Тот пискнул и подмигнул физику зелёным огоньком. Тяжёлая дверь медленно убралась вниз. Фримен вошёл в небольшое холодное помещение — дверь тут же захлопнулась — у стен которого стояло несколько шкафов с электроникой. У противоположной стены в специальных камерах красовались они — H.E.V.-костюмы. Их было всего лишь три штуки, поэтому доступ сюда имели немногие, и с сегодняшнего дня в круг этих немногих был включён и Гордон.
    Два из трёх костюмов уже забрали, и только третий, ярко-оранжевый, с гордым символом "лямбда" на груди ждал, когда же его снимут.
    — Ты сегодня не спешишь... — раздался насмешливый женский голос.
    Фримен обернулся и увидел симпатичную темноволосую женщину чуть младше себя. Она была одета в H.E.V. бордового цвета.
    — Чёрт возьми, Колетт! — Гордон забежал за ближайшую компьютерную стойку. — Я стесняюсь.
    — Да брось. — с лёгким раздражением в голосе произнесла та. — Как будто я уже не видела тебя в одних носках. — опустив взгляд, она добавила. — Ты и сейчас в них.
    — Здесь холодно. — отрезал Гордон.
    — Ох, бедняжка... — она сделал шаг в его сторону. — Ну иди сюда, я тебя согрею...
    — О б-же мой, Колетт. — делая шаг назад, всплеснул руками физик. — У меня через пять минут важный эксперимент, а ты тут пристаёшь ко мне... Как будто мало мне Илая!
    — Он всё-таки поймал тебя?
    — Ага. Устроил мне лекцию о капиталистах и гомосексуалистах...
    — Вот уж не думала, что эти понятия тождественны. — усмехнулась Колетт.
    — Ну, он такого и не утверждал... — Фримен тяжело вздохнул. — Колетт, ты так и будешь стоять здесь? Нам обоим нужно готовиться к эксперименту.
    — Ладно, зануда. — наклонив голову набок, ответила коллега. — Не буду тебе мешать. Но сразу после — ты топаешь ко мне, понял? Я накрою стол, и мы с тобой отпразднуем сегодняшнее событие. Пока. — она послала скукожившемуся от холода Фримену воздушный поцелуй и, повернувшись на каблуках, наконец-то зашагала прочь.
    Как только пневматическая дверь с коротким всхлипом закрылась за ней, Гордон тут же ринулся к стоящей у стены панели управления. Она пестрила большим количеством кнопок, рычажков и моргающих лампочек.
    — Вот же... — протянул физик. Надо было спросить её, как открыть капсулу с костюмом. — Ладно... применим метод научного тыка. — Гордон протянул палец в сторону трёх самых больших красных кнопок. Недолго думая, он надавил на центральную. В ту же секунду завыли сирены и замигали красные аварийные огни. Зарычав, Фримен надавил на кнопку снова, но это не произвело никакого эффекта, сирены по-прежнему продолжали выть. Он нажал ещё раз, с тем же результатом.
    — Внимание, противопожарная система включена. — сообщил механический голос, и в ту же секунду с потолка забрызгала вода. Выругавшись, Гордон безуспешно нажал проклятую кнопку ещё несколько раз подряд. Наконец-то осознав тщетность своих попыток, он окинул взглядом всю панель и тут же обнаружил небольшой рычажок, подписанный "FALSE ALARM". Дёрнув его, Гордон отключил сирены и воду.
    — Ну вот, теперь я весь мокрый... — физик-экспериментатор провёл рукой по своей майке. — Ладно, эксперимент всё равно не займёт много времени, потерплю. — он обернулся обратно к панели. — Только бы достать костюм, чтобы эксперимент снова не оказался сорван... Как же это сделать?.. — его глаза наткнулись на неприметную надпись над тремя кнопками в углу: "H. E. V.  L O C K". Центральная кнопка подсвечивалась жёлтым светодиодом.
    С небольшой долей опаски, Гордон быстро нажал её и отпустил. Поначалу ничего как будто и не происходило, но спустя несколько секунд стеклянный цилиндрический панцирь, окружающий заветный костюм, распахнулся, его половинчатые сторки отошли в разные стороны. Вздохнув, физик подошёл к капсуле и стал вытаскивать отдельные модули костюма. Постепенно он облачился в него и, открыв панель на левом рукаве, включил встроенную в него компьютерную систему. Костюм подсветился изнутри, а из встроенного в воротник динамика понеслось:
    — Добро пожаловать в H.E.V. костюм, разработанный инженерами нанотехнологического отдела Белой Мезы, прошедший сертификацию на соответствие государственным стандартам безопасности №234XYZ-45, одобренный коллегией 146-го съезда трудового союза инженеров и лично товарищем Рейганом... — на несчастного Гордона полились ещё десятки названий, номеров, кодов и прочей технической информации и откровенной пропаганды.
    — Чёрт побери, как это выключить?!
    На его счастье, бормотание костюма стихло само собой и, не теряя более ни секунды, Фримен заспешил к выходу. Он шёл по коридору, рассеянно кивая здоровающимся с ним учёных и уже не думая ни о чём, кроме эксперимента. До тестовой камеры оставалось ещё совсем немного, но он отклонился с пути, чтобы захватить микроскоп доктора Кляйнера. Он быстро отыскал лабораторию и, захватив прибор, направился обратно. Завернув за угол, он увидел преграждающего ему путь военного — в камуфляже, бронежилете и полупрозрачной маске.
    Сперва Гордон удивился, что нужно этому солдафону в их НИИ? Но тот, завидев Фримена, подошёл к нему поближе, и учёный смог разглядеть бирку с именем на его груди: "кпрл. ШЕПАРД". Ему было знакомо это имя. Это был будущий муж Джины Кросс — подруги и коллеги Колетт. Хотя Гордон вместе с Колетт часто разговаривали с Джиной, он ещё ни разу не встречался с Шепардом, хотя знал, что тот, как военный, мог получить пропуск сюда и нередко этим пользовался, чтобы навестить её.
    — Эй ты, яйцеголовый! — не особенно любезно обратился капрал. — Пройдёшь со мной.
    — Зачем? — оторопел Фримен.
    — Э... Тут такое дело... Появился какой-то гражданин, утверждает, что он инопланетянин.
    — Я-то тут при чём? Я доктор физики, а не психиатрии, сумасшедшие — не моя специальность, да и вообще у меня сейчас важный эксперимент!
    — Да подождёт твой эксперимент! Ты иди за мной, сразу всё поймёшь!
    Гордон горестно вздохнул, но понял, что спорить бесполезно, и решил посмотреть в чём дело, надеясь, что оно пустяковое.
    Какого же было его удивление, когда солдат, распахнув соседнюю дверь, вошёл и, обратившись к кому-то: "Вот, я тут нашёл кое-кого." — и отойдя в сторону, открыл взору Фримена странное скрюченное существо с тёмно-коричневой кожей, большим красным глазом и ярко-зелёным блестящим ошейником! Вдобавок, у него было три руки: третья, маленькая, торчала прямо из его груди и была вооруженна красивыми красными когтями.
    Но самым шокирующим было то, что это существо ещё и говорило.
    — Какой планэт? — его голос оказался грубым и хрипловатым, но громким. Когда его пасть открывалась, были видны маленькие клычки в уголках рта, других зубов видно не было. — Какой планэт, гаварю, та? Лах? Лах ллям!
    — Э-э... О-о... — выдавил Фримен. Он с трудом оторвался от созерцания, несомненно, инопланетного существа, и обратился к Шепарду. — Что?.. Что он говорит?
    — Спрашивает, какая планета же.
    — Ну... Земля же! — Гордон повернулся к инопланетянину. — Земля!
    — Не знай никхакой Сэмля, нхэт.
    — А, блин, ну да, откуда же им знать про название и местоположение планеты... — кисло выдавил Гордон. — А может Терра? Терру знаете? А, чёрт, что я чешу... Латынь им тем более не должна быть известна... — затем физик встрепенулся. — Стоять! А откуда ж он тогда наш язык знает?
    — Тхэлэпати... Та...
    — Телепатия?.. Вот это круто! — Гордон в ошеломлении повернулся к Шепарду. — Ты понимаешь, какое это открытие для науки? Понимаешь?
    — Понимаешь... — капрал явно не разделял его восторг. — Ты лучше расскажи товарищу, на какую он планету попал, чего хочет вообще!
    — Ну да, конечно... — Фримен обернулся обратно к пришельцу. — Раз ты владеешь телепатией, то попробуй прочитать мои мысли, я сейчас буду думать о Земле.... э-э, Терре. — он зажмурил глаза и продолжил говорить. — Вот, сейчас я представляю мысленное положение Солнца в окрестностях ближайших звёзд... А теперь я думаю о положении Солнечной системе в галактике...
    — Та, эта хорошо, но какхой калактек?
    — Э-э, что?..
    — Калактег, говорю, кахой!
    — Э-э, ты чё, нормальный у нас галактек, ничего не ка... А, ты спрашиваешь, какая галактика? Э-э, ну... Это посложнее... Ну вот, вот рядом с нами Туманность Андромеды, такая вот она. — Гордон опять зажмурил глаза и даже развёл руки в стороны, словно пытаясь наглядно показать размеры ближайшей спиральной галактики. — Треугольник... Какие ещё у нас есть... — Гордон открыл глаза и повернулся к солдату. — Какие у нас ещё галактики есть?
    — Ну я откуда знаю? — возмутился капрал. — Ты же у нас учёный.
    — Нхэт, это не то... — грустно протянул пришелец. — Ты мне тут покажи, какой кхалактек. — он откуда-то, будто из воздуха, выудил странную чёрную плату с моргающими на ней лампочками, беспорядочно выложенными в виде круга. Инопланетчик протянул плату Гордону, и тот, немного опасливо, принял её, но сколько он ни таращился, понять её не мог. — Какхой тентура, скажи. — продолжил ломать своё пришелец. — Нхомер в спирали.
    — Нет, не понимаю. — физик протянул то ли плату, то ли карту обратно. — А ты нам расскажи, как попал-то сюда?
    — Кхак попал, апычно попал, каардинат нэх тот ввёл!
    — Нет, с помощью чего, какого приспособления?
    — Апычни, пхортативны, фхот. — пришелец протянул ещё какую-ту штуковину, на этот раз прямоугольной угловатой формы.
    — Хочешь сказать, что ты попал сюда с помощью этого? — недоверчиво ткнул пальцем в девайсину в руках Гордона Шепард.
    — Поразительно, да? — улыбнулся Фримен. — Не могу представить, какой тут принцип?
    — Апычни принцип, патхумал каардинат, нашал — атправил, вот этот кнопка. — он указал когтём в самый краешек прямоугольника.
    — Какая кнопка? — спросил Шепард. — Здесь нету.
    — Эсть.
    — Где?.. — капрал неуклюже ткнул в девайсину, прямо в то место, на которое указал пришелец.
    — Итьхиоты. — пробормотал пришелец, стоящий посреди пустой комнаты.

    Доктор Гордон Фримен и капрал Адриан Шепард стояли посреди покрытой серовато-жёлтым песком пустыни. Они молчали. Они не могли понять, как оказались здесь. Казалось — только секунду назад они находились в одном из лабораторных помещений Белой Мезы и разговаривали с таинственным, невесть откуда взявшимся несомненно инопланетным существом... А теперь они стояли здесь, на песке. Они не заметили, как произошёл переход: не было никаких вспышек, звуков, умопомрачнений, ничего. Просто они вдруг оказались здесь, сами не понимая как и, пожалуй, толком не осознавая, что же с ними произошло.
    Шепард обернулся и, увидев стоящего рядом Фримена, спросил:
    — Ты то же видишь, что и я?
    — Песок... — полуразборчиво пробормотал физик.
    — Песок, ну?
    — Пустыня... — Гордон поднял взгляд вверх. — Небо, солнце... Облаков нет.
    — Значит, сработала эта... хреновина! — в сердцах выругался солдат. Он положил на песок рюкзак, который был у него в руках и сделал круг вокруг него, осматриваясь. Он опять обратился к Фримену. — Ну, ты же у нас учёный, скажи, это Земля, или нет?
    — Ну... — Гордон потряс головой, пытаясь придти в себя. — Гравитация вроде нормальная, воздух есть, солнце на небе... вроде всё выглядит, как обычно. Только песок... — Фримен тоскливо огляделся вокруг.
    — Значит, будем считать, что мы на Земле. Какие пустыни у нас есть?
    — Сахара, Гоби, Каракумы, Кызылкум...
    — Ну это что, у нас?
    — А... — опешил Гордон. — Ну тогда Большой Бассейн, Сонора и Мохаве...
    — Мохаве — это где?
    — Калифорния, юго-восточная часть, Сонора — чуть южнее.
    — А, ну да, вспомнил.
    — А Большой Бассейн — это практически вся Невада.
    — Нет, будет считать, что мы в Калифорнии... Солнце на востоке, значит, Лос-Анджелес — там! — сделал вывод капрал. — Пошли. — солдат поднял рюкзак с песка и пошёл в выбранном направлении. Гордон тоскливо поглядел ему вслед, борясь с сомнениями. Тот заметил, что идёт один и, полуобернувшись, стал подгонять облачённого в H.E.V.-костюм физика:
    — Пошли-пошли, Микроскопыч!
    Гордон понял, что больше ничего не остаётся делать и поплёл следом, увязая в песке под тяжестью костюма и лежащего в руке микроскопа.
    Некоторое время они шли молча, волочась под палящими лучами солнца. Шепард, вспомнив, что они друг другу не представились, спросил:
    — Эй, товарищ. Забыл спросить, как вас зовут.
    — Фримен. Гордон Фримен.
    Солдат остановился и обернулся:
    — Неужели тот самый? Вот как совпадение! Джина и Колетт многое о тебе рассказывали... Меня зовут Адриан Шепард, капрал.
    — Да, я видел на бирке. Джина про тебя тоже не раз упоминала...
    — Ну что же, рад познакомиться. — капрал протянул руку для рукопожатия. — Хотя лучше бы наше знакомство состоялось в каком-нибудь более приятном месте...
    — Определённо. — пожав руку, поддакнул Гордон.
    — Ничего, я выведу нас отсюда, и не в такие передряги попадал... — капрал говорил это скорее себе. Они продолжили топать по песку, оставляя в нём две двойные цепочки следов.
    — Ты когда-нибудь был в Голливуде, Скопыч?
    — Не.
    — Если я прав, у нас хороший шанс попасть туда. Как тебе такая перспектива?
    — Да, круто. — не особо радостно ответил тот. — Вот только сегодня у меня должен был быть важнейший для моей карьеры учёного-физика эксперимент... На который я сперва опоздал, а теперь, судя по всему, сорвал окончательно и бесповоротно.
    — ... На твоём месте, я бы беспокоился о другом... Впрочем, мы с тобой и так в одной тарелке, и я как раз занят тем, что обдумываю, как нам выбраться отсюда живыми... Советую последовать моему примеру.
    — Об этом я тоже думал... — Гордон недолго помолчал, затем спросил. — А что у тебя в рюкзаке?
    — Да так, разные вещички. Из съестного разве что уксус... А, совсем забыл — макароны есть. Спагетти. Джина их любит, попросила принести на ужин...
    — Мда, негусто. Воды нет?
    — Ни капли... Хочешь пить?..
    — Н-н... Теперь хочу.
    — И я хочу. Придётся терпеть. Сколько человек может продержаться без воды?
    — Максимум двое суток, по-моему.
    — Гм... — задумчиво протянул капрал. — Допустим, до Лос-Анджелеса пятьдесят километров. Средняя скорость человека — около пяти километров. Значит, мы сможем добраться до него примерно за десять часов ходьбы. Даже если прибавить время на отдых и сон, не больше суток. И нам ведь не нужен сам Эл-Эй, главное — добраться до цивилизации. Так что у нас неплохие шансы, на самом деле.
    — Если только мы на Земле... А если нет?
    — Давай не будем загадывать наперёд? Хоть что-то здесь отличается от Земли?
    — Ну, например, это? — Фримен указал рукой куда-то в сторону. Шепард проследил его взгляд и увидел в паре километров от них обломки, торчащие из песка. Шепард остановился и, обернувшись к Фримену, мотнул головой в сторону развалин. Они приблизились, чтобы рассмотреть их получше. Стало видно, что полузасыпанные песком столбы целиком состоят из изъеденного коррозией металла, причём очень сильно изъеденного, как будто он пробыл много времени в морской воде.
    Они ходили между обломками, силясь понять, что же это могло быть. Гордон с любопытством протянул руку к ближайшему и прикоснулся к нему. Его прикосновение не было сильным, но ржавый остов тут же осыпался, а затем и вовсе отвалился.
    — Ой! — от неожиданности воскликнул он и с недоумением на лице взглянул на товарища по несчастью. — Я дотронулся совсем легонько.
    — Кажется, я знаю, что это. — мрачно произнёс Шепард.
    — Серьёзно? Что?
    — Нет, этого не может быть. — капрал отвернулся лицом к западу.
    — Что это? Что? — упрямо затараторил Гордон. Шепард сдался:
    — Это субмарина. Подводная лодка. Была когда-то.
    Фримен опешил. Он окинул взглядом симметрично торчащие столбы и спросил:
    — Так что же это за место тогда? Как здесь могла оказаться подводная лодка? Ведь она же не может плавать в пустыне! — воскликнул он.
    — Конгениальное умозаключение, Фрима! — саркастически-зло произнёс капрал. — Теперь я вижу, для чего нужно получать докторскую степень в МИТе.
    — Кто бы умничал. — оскорбился физик. — Это ты нас сюда затащил! Ты, что, не знаешь, что тыкать куда попало — это исключительная прерогатива беломезовского отдела научного тыка? В конце концов, это они специалисты в этом деле, пусть они и разбираются!
    — Фримен, я простой солдат, откуда мне было знать, что это целая научная дисциплина?
    — Типичный подход солдафона: кинуть бомбу куда попало и смотреть, что будет. — Гордон повернулся и начал взбираться по крутому склону песчасной дюны, блокирующей вид на местность вокруг затонувшей в песках подлодки. У него это плохо получалось: песок постоянно осыпался, да и обутые в H.E.V.-ботинки ноги увязали в нём.
    — Э-э, ты куда собрался?
    — Подальше от тебя! Глаза бы мои тебя не видывали!
    — Ну ты чё, обиделся? Камрад! — но тот и не думал останавливаться, медленно, но уверенно поднимаясь к вершине. — Не туда ползёшь, Скопыч, Лос-Анджелес — там!
    — Нет тут никакого Лос-Анджелеса, мы на другой планете! Или в параллельной вселенной!
    — Ну с чего ты взял?.. Знаешь, что я тут подумал? Откуда может взяться подлодка в пустыне? Аральское море. Это крупное озеро на территории капстран. Оно за последние двадцать лет изрядно подсохло, фактически, экологическая катастрофа. Возможно, капстраны испытывали экспериментальные субмарины как раз в Арале. Некоторые тонули. Затем вода отступала, и вот... Одна из них. — капрал ткнул носком в обломки. Гордон, остановивший своё восхождение, чтобы послушать тираду Шепарда, скептически покачал головой.
    — Это не обязательно плохо. — начал заверять Шепард. — В конце концов, они же тоже люди. В любом случае, лучше уж в тюрьме или ГУЛАГе, чем неизбежная смерть посреди неизвестной пустыни...
    — Тот пришелец сказал, что нужно подумать, прежде чем нажать на кнопку. Я не думал о капстранах.
    — Я тоже. Я вообще ни о чём не думал!
    — Это точно. — не упустил возможности съязвить Гордон. — Значит, мы не там.
    — Но где же тогда? Мы же не могли перенестись в несуществующее место?
    — А кто его знает...
    — Нет, я думаю, мы на Земле. Сколько во вселенной может быть таких планет, как Земля? Хотя бы даже в нашей галактике. Наука может дать ответ на такой вопрос?
    — Никто не знает. Сколько бы мы не открывали экзопланет, похожей на Землю до сих пор не нашли. Но это не значит, что такой нет. Просто наши методики пока ещё недостаточно точны.
    — Ну ладно, допустим. А как же бритва Оккама? Что вероятнее — что мы на Земле, или на другой планете, но очень похожей на Землю?
    Фримен не нашёл, что возразить.
    — Ну всё, давай слазь оттуда. Мы просто пойдём на запад, а там уже куда придём, туда придём. Хоть в Эл-Эй, хоть в Ташкент... да хоть в Марс-сити — неважно. Главное, придти хоть куда-то.
    — Ладно. — Гордон сдался. А что ему ещё оставалось делать? — Но сперва я всё же посмотрю, что за этим холмом. Вдруг там находится город, а мы, как два идиота... — он добрался до самой вершины и замер, как вкопанный. — Шеп, иди сюда!
    Капралу не нужно было повторять дважды.
    — Что там? — спросил он, взбираясь по сыпучему склону. Гордон не ответил, но это уже не требовалось: бывалый солдат быстро залез на вершину и теперь окидывал взглядом обширную низину, битком набитую кучей военной техники: в основном это были танки, покорёженные, сожжённые, но были и БТРы, военные грузовики и даже вертолёты и самолёты. Складывалось впечатление, будто когда-то здесь была битва, скорее даже бойня. К счастью, это было давно, судя по слою песка, засыпавшего технику примерно наполовину. И несмотря на жуткое гнетущее чувство, возникающее от созерцания этого места, капрал внутренне даже обрадовался: техника однозначно была похожа на земную.
    — Я же говорил, мы на Земле!
    — Ты знаешь это место? — поражённо вымолвил Фримен.
    — Нет, но техника совершенно точно земная. У нас такой бойни, конечно же, не было и быть не могло.
    — Значит, капстраны?..
    — Скорее всего. Давай спустимся, посмотрим. — Шепард сел и, выставив ноги вперёд, пополз по дюне вниз.
    Гордон последовал за ним. Поравнявшись с капралом, он вздохнул и сказал:
    — Всё-таки, я бы скорее предпочёл оказаться на другой планете... Я слышал, что в капстранах шпионов пытают при помощи паяльника...
    — А я слышал — утюгом. Мало ли что люди рассказывают. Уж тем более государство! Надеюсь, ты не из тех, кто верит каждому слову пропаганды?
    — Нет, ни в коем случае. К слову, о вере. Когда нас пойма... э-э, когда мы доберёмся до ближайшего населённого пункта капиталистов, что мы им расскажем?
    — Правду. — Шепард взглянул на собеседника и увидел выражение недоверия на его лице. — Ну как было — так и расскажем, чего мутить?
    — И ты думаешь, нам поверят? Да КГБ тут же расстреляет нас, как шпионов!
    — Шпионов? Да ну, не смеши меня. Разве мы похожи на них? Чудик в странном костюме кричащего цвета и человек в военной форме и маске? Задача шпиона — быть незаметным, стать одним из тех, за кем ведётся шпионаж. Он не должен выделяться на фоне местного населения. Мы же... Такую парочку попробуй поискать. Следовательно, мы — не шпионы.
    — Шпионы — не шпионы, а допрашивать будут! Неужели ты серьёзно предлагаешь всё вывалить как есть?
    — А ты что предлагаешь? Какую убедительную версию ты можешь придумать? Как ещё два гражданина КША могли оказаться посреди пустыни, расположенной где-то в самой гуще Союза капстран? То-то и оно. Да и вообще, откуда они могут быть уверены, что мы именно из КША, а не... из Британии, скажем? Если нас выдадут британцам, то с ними мы договоримся, не переживай. Даже пусть сумасшедшими нас считают, они только побыстрее захотят от нас избавиться. Ты как, британский акцент подделать сможешь, в случае чего?
    — Ну не знаю, попробую... Помню, когда я учился в школе, в моём классе была девочка-британка. Она, правда, недолго с нами проучилась... Вроде бы я слышал, что она в Москву уехала, бизнес там открывать. До сих пор не могу поверить, как она может заниматься такими вещами... — Гордон передернулся. — А, тьфу, что-то меня не в ту сторону понесло. В общем да, думаю, я смогу изображать британский акцент... До тех пор, пока мы не встретим настоящего англичанина.
    — Ну так хватит как раз! А дальше дело техники — нам с тобой главное держаться своего рассказа и стоять на своём, а если мы будем настаивать, то нам либо поверят... Либо сочтут сумасшедшими.
    — Даже не знаю, что хуже...
    — А ну-ка, тихо. — вдруг оборвал его Шепард. Он подошёл к полузарытому в дюны танку и начал оттирать рукавом запачканное сажей изображение флага на его корпусе. Закончив, капрал отошёл на пару шагов, задумчиво хмыкая.
    — Что там? — поинтересовался Фримен.
    — Бред какой-то. — только и ответил капрал.
    — Почему?
    — Ты видишь этот флаг? — Шепард ткнул в звёздно-полосатый рисунок на корпусе.
    — Ну и?
    — Это наш старый флаг, когда мы ещё были США, а не КША.
    — Гм... Что же получается, мы всё-таки в Америке? Э-э... Ты же не собираешься меня сейчас заверять, что мы перенеслись в прошлое, ведь нет?
    — Скорее уж в будущее. — мрачно ответил Шепард. — Я могу точно сказать тебе, что у США не было таких танков, просто не могло быть. Более того, я таких моделей вообще никогда не видел. Мне кажется, этот танк, что тут лежит разбитый вдребезги как минимум несколько лет, даже совершеннее любого из тех, что приняты у нас на вооружение. Наши танки более тяжёлые и неповоротливые. Если бы тут лежал такой, то он бы погрузился в песок с головой, и его не было бы видно вообще.
    — ... С кем же мы... они тут воевали?
    Шепард только покачал головой:
    — Давай выбираться отсюда. Не хочется сдохнуть здесь, на этом могильнике.
    — А мне не хочется сдохнуть вообще... — пробормотал Гордон, плетясь вслед за капралом.
    Они проделали довольно большой путь, волочась по пустыне, изредка переговариваясь. Ничего примечательного они больше не увидели, один лишь песок да растрескавшаяся от жары земля, хотя иногда им попадались высокие странные, природного происхождения башни, напоминающие термитники или что-то подобное.
    Фримен предложил устроить привал, и Шепард, немного поколебавшись, согласился. Они устроились в тени "термитника", облокотившись спинами об его щербатую поверхность. Шепард снял армейский ботинок и, поднеся его к носу, сморщился, а затем, сняв носок, водрузил его обратно на босу ногу. Фримен был занят тем, что безуспешно искал на контрольной панели H.E.V.'a хоть что-то похожее на кондиционирование. Микроскоп Кляйнера был аккуратно поставлен на землю, и прижат к ней локтём.
    — Микроскоп для эксперимента? — поинтересовался Шепард.
    — Не, это доктору Кляйнеру я должен был отдать. Он забыл его у Илая.
    — О-о, Илай. Слышал, он неприятный тип.
    — Ещё какой. Похоже, он как раз из тех, кто, как ты говорил, внемлет пропаганде на сто процентов. Или делает вид, что внемлет...
    — Да, бывают и такие. Давно в Мезе работаешь?
    — Уже второй год, может, чуть больше.
    — И как работа, нравится?
    — Работа да, но вот эта вся секретность, напыщенность, подозрительность... Выматывает.
    — Понимаю. В армии тоже так, только как-то более прямолинейно.
    — Одна надежда на эксперимент. Закончив его успешно, я смог бы с чистой совестью перевестись в более спокойное место... Но теперь... всё пропало. Ха, — он усмехнулся, — а ведь какая ирония — эксперимент как раз связан с телепортацией... Так что, в каком-то роде, я его всё-таки провёл. Но, боюсь, руководство Белой Мезы вряд ли со мной согласится...
    — Не вешай нос. Зато мы стали первыми людьми, вошедшими в контакт с инопланетным разумом.
    — С чего ты так уверен? А что если кого-то точно так же, как и нас, телепортировало — по глупости или специально, и они умирали в безлюдных пустынях, расположенных неведомо где?..
    — Слушай, Фрима... — Шепарда уже явно начал напрягать их разговор. — Ну ты и пессимист, родной...
    — Я — реалист-практик. — сурово произнёс Гордон и уткнулся в кнопочки костюма.
    Они немного помолчали, каждый занятый своими мыслями.
    — Эх, тоска зелёная... — вздохнул капрал. — Вернее, жёлтая, раскалённая... Может, хоть макарон погрызть? Как ты думаешь, Фримен?
    — Без воды лучше не стоит...
    — Мда, ты прав. — и всё-таки он полез в рюкзак. — Ха, у меня тут ещё лавровый лист есть.
    — Хорошо живём. — мрачно пошутил собеседник.
    — О, а хочешь, сыграю? У меня губная гармошка есть.
    Фримен пожал плечами. Шепард заиграл что-то грустное, протяжное и заунывное, из-за чего Гордону захотелось ударить капрала чем-нибудь тяжёлым, но так как кроме микроскопа ничего под рукой не было, а рисковать оборудованием не хотелось (мало ли, вдруг выберутся живыми, было бы обидно не пережить потом встречи с Илаем...), то ему пришлось сдержаться.
    Но вдруг Шепард прекратил играть и завертел головой по сторонам.
    — В чём дело?
    — Не знаю, показалось... А хотя... — капрал поднялся на ноги и, поднеся руку, стал всматриваться вдаль. — Гляди! — он ткнул пальцем в небо, а затем побежал вперёд, размахивая руками и крича. Только тогда Гордон разглядел в небе медленно ползущее тёмное пятнышко. Однако через мгновение оно начало резко увеличиваться в размерах, явно приближаясь, и вскоре они смогли рассмотреть странный летательный аппарат. У него была близкая к цилиндрической форма усечённого конуса, чуть суженная кверху. Поверхность была бурая, тёмная, на её фоне поблескивали окошки круглых иллюминаторов. Каких-либо деталей больше не было, только сравнительно небольшой пропеллер сверху, который совершенно точно не мог создавать достаточную для подъёма такой махины тягу.
    И тем не менее, оно летело. И её таинственные пассажиры явно заметили их, потому что в следующую минуту этот пропеллеролёт завис над землёй в нескольких метрах от ошеломлённых товарищей по несчастью. Вдруг из днища вылезли небольшие (по сравнению с размером аппарата), но крепкие тёмно-зелёные ножки, а затем аппарат плавно опустился на землю. Гордон внутренне напрягся, глядя, как от конусоида отделилась стенка, образовав трап. Он ожидал, что оттуда полезут мерзкие щупальца, или чего похуже, но вместо этого оттуда выкатилась... клетка, внутри которой стояла вполне человеческая фигура. Поначалу Гордону показалось, что у приземлившегося (или всё-таки примарсившегося?) было что-то с головой, но потом он понял, что это просто уродливая, странно выглядящая шапка красновато-телесного цвета, полностью прятавшая под собой волосы на голове. От шапки отходили две толстые, сосископодобные петельки, чуть ли не налезающие на глаза.
    Глаза у человека были весёлыми и казались добрыми. Он уже был не молод, что выдавала седая бородка, на фоне которой виднелись растянутые в улыбке губы. Сам он был высокий, однако тут же присел, полусогнув колени в противоположные стороны и раскинув руки в странном приветствии.
    — Пыщь! — произнёс он.
    — Пыщь. — глупо повторил Фримен, а Шепард коротко ответил "Здрасьте".
    — Пыщь! — из недр пропеллеролёта вылез ещё один человек, такой же радостный и улыбающийся, как будто встретивший потерянного дядюшку. Этот не стал входить в клетку, а спрыгнул на песок. Он не стал сгибать колени, да ему и было бы сложно это сделать, потому что вместо левой ноги ниже колена у него был странный протез, представляющий собой просто согнутую железку, но руки в стороны раскинул. Он тоже уже был немолодой и с седой бородой, такой же странной шапки на нём не было, толькая маленькая чёрная ермолка, натянутая на самую макушку, так что можно было разглядеть и седые волосы. Оба были очень смуглыми, а может, просто грязными, и одеты в рваное, ещё более грязное, пыльное тряпьё. Сложно было сказать, к какой человеческой расе они принадлежали, но было несомненно одно — это были люди.
    — Капстрана. — коротко подытожил Шепард.
    Грязнули, словно намереваясь подтвердить слова капрала, начали ритмично повторять приветственные жесты: тот, что в клетке и шапке, приседал и взмахивал руками, а второй только покачивал руками вверх-вниз. При этом оба в унисон приговаривали:
    — Пыщь! Пыщь! Пыщь! Ололо! Пыщь! Пыщь! Пыщь! Ололо!.. — и так без конца. В такт их странному "пению" откуда-то со стороны их не менее странного транспортного средства раздавались ритмичные звуки, похожие на пшиканье и треск. Гордону показалось, что пыщьпыщьканье туземцев — всего лишь звукоподражание этим электронным звукам.
    — Вот мы и припёрлись в Голливуд... — вдруг пробормотал Шепард. Он повернулся к Фримену и спросил. — Гордон, ты, часом, по-русски не разговариваешь?
    — Нет...
    — Плохо. Нужно сказать им, что у нас нет денег. Они же не просто так тут корячятся... Может, какими-то другими языками владеешь?
    — Э-э... ну... испанский.
    — Валяй.
    — Сэньёрэс, но тэнэмос динэро! Аора! — он произнёс это громко и чётко, чуть ли не крича.
    Туземцы перестали исполнять свой первобытный танец.
    — Пыщь-пыщь? — с вопросительной интонацией произнёс одноногий.
    — Как думаешь, они нас поняли? — поинтересовался капрал.
    — Ты не у меня спрашивай, ты у них спрашивай... — пробормотал Фримен, а вслух сказал. — Ло энтиэндэс?
    — Пыщь-пыщь? — снова спросил одноногий, но уже обращаясь к стоящему в клетке.
    — Пыщь. — коротко утвердительно произнёс тот. Тогда одноногий, порывшись в карманах своей одежды, выудил какое-то устройство, представлявшее собой грубый прямоугольник. Он что-то нажал, и верхняя поверхность вся засветилась бирюзовым светом. Прикасаясь к этой поверхности, туземец проделал какие-то манипуляции, после чего поверхность стала чёрной, а затем ткнул устройством по направлению к ним, точнее, прямо на физика. Гордон сперва испугался, что это оружие, но капрал был невозмутим, и ему пришлось тоже не подавать виду.
    Ничего страшного и не случилось, но на дисплее устройства появился ярко-оранжевый кружок, и оно издало пронзительный звук. Туземец перевёл устройство на капрала — но и в этот раз отобразился оранжевый круг.
    — Лол. — выдал одноногий капиталист.
    — Ло-ол? — спросил второй.
    — Лол, пыщь! — подтвердил одноногий. На лицах обоих воцарилось разочарование, они оба уже не казались такими добродушными. Всё это начинало не нравиться Гордону, но капрал невозмутимо стоял и молчал. Но одноногий туземец не собирался дожидаться приглашения, как и его сидящий в клетке собрат, который уже выбрался и тоже шагал по песку к ним.
    Шепард, кивнув головой Фримену, направился к ним, Гордон поплёл следом, и, как только они достаточно приблизились, остановились. Шепард тут же попытался взять инициативу в свои руки:
    — Здравствуйте! — громко, чётко проговаривая звуки, произнёс он. — Мы англичане! — Фримен при этих словах хлопнул себя по лицу. — Туристы, отстали от группы! Вы нас до города подвезите, а дальше мы как-нибудь сами!
    — Пыщь? — бесцветно произнёс одноногий.
    — Вы по-английски понимаете? Английский? — в ответ капрал встречал лишь недоумение. — Ну, Англия, Британия, Великобритания, Уэльс... Что там у них ещё есть... Ирландия! Не знаете? А Америка? Штаты, коммунизм? Это же капстрана? Капиталисты тут живут? — в конце концов, Шепард понял тщетность своих попыток и беспомощно повернулся к доктору физики. — Блин, Фримыч, они меня не понимают...
    — Неужели? — закатил глаза Гордон.
    — Попробуй ты теперь, вдруг по-испански поймут хоть что-то.
    — Аблас эспаньёль? Кастелльяно? Португеш?
    — Пыщь?
    — Катала? Валенсья? Галего?
    — Пы-ы-ыщь? — судя по тону, туземца уже стали раздражать эти вопросы. Он переглянулся со вторым туземцем. Тот коротко подытожил:
    — Лол.
    — Блин, Гордон, может, ты знаешь какие-нибудь другие языки?
    — Ну, я французским не очень...
    — Попробуй!
    — Парлу ву франсэ? — но и это оставило капиталистов равнодушными. — Шпрехен зи дойч? Парли итальяно? Русский? Русский?.. Блин, Шеп, они похоже, и русского не знают...
    — Капиталисты, не знающие русский? Нонсэнс! Ну попробуй другой.
    — Я других не знаю!
    — Тьфу, тоже мне учёный... Что вы, никаких языков вообще не изучаете? Латынь, например?
    — Шеп, кто в наше время разговаривает по-латыни?..
    — Ну я откуда знаю?! Вдруг здесь и разговаривают? Пробуй!
    Гордон вздохнул, пытаясь собраться с мыслями.
    — Что, не знаешь? — в сердцах воскликнул капрал.
    Гордон раздражённо отмахнулся. Его лицо вдруг осветило озарение, он открыл рот, и...
    — Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Donec a diam lectus. Sed sit amet ipsu...
    — Щщщиии! — резким возгласом и жестикуляцией прервал его одноногий. Гордон вдруг осознал, какую чушь он спорол, и стыдливо окинул взглядом окружающих его людей, ошалевших от внезапно обильного потока непонятных слов.
    — Ой, простите, в школьные годы ходил в кружок по сайтостроению...
    — Щи. — буркнул одноногий и заковылял к привлёкшим его внимание вещам заблудившихся "англичан". Он подошёл к валявшемуся под тенью рюкзаку Шепарда и легонько поддел его протезом.
    — Что, открыть? — поинтересовался капрал и, нагнувшись, расстегнул молнию. Туземец тут же просунул свои ручонки внутрь и выудил большую, наполненную прозрачной жидкостью бутылку. — Это не вода, это уксус. — однако, Шеп не стал его останавливать, когда тот, откупорив бутылку, поднёс её ко рту. Тут же он выплюнул жидкость:
    — Щи!
    — Кислый, да? — ехидно заметил капрал. — На, лавровым листком занюхай. — но туземец отказался и оставил солдатский рюкзак в покое. Его вниманием теперь завладел микроскоп. Гордон с ужасом подскочил к прибору и закрыл его своим телом, встав между ним и туземцем.
    — Чужое, никак не могу отдать!
    — Да не жмотись, Фрим...
    — Тебе легко говорить, не на тебя Илай потом будет доносы Администратору писать!
    — Эх, ладно... — Шепард расстегнул нагрудный карман и выудил оттуда чернильную ручку с изображением Микки-Мышонка на корпусе. — Подарок от Джины. Но ради такого дела... Смотри, какая штучка. — он поднёс ручку к носу одноногого туземца и перевернул. Тут же изображение на ней сменилось, и теперь на корпусе была картинка Дональда-Утёнка. Капрал вновь перевернул её — вернулся Микки. Перевернул обратно — Утёнок. Шепард ещё пару раз продемонстрировал маленькое чудо инженерной мысли, а затем торжественно вручил его одноногому пришельцу, у которого аж глазки заблестели от такой цацки. Он тут же выхватил её, взвесил на руке, повертел, покрутил, даже на зуб попробовал. Затем он повернулся и пошёл прочь, увлекая за собой второго.
    — Пыщь. — коротко бросил он туземцу в шапке. Шеп, видя, что они собираются улизнуть, тут же прицепился к ним следом, крикнув Фримену, чтобы тот собирал вещи.
    — Ну что, мы договорились? Подбросите до центра? — настойчиво тараторил капрал. — Подождите, сейчас Фримыч вещи только принесёт... — они остановились на пороге пропеллеролёта. Одетый в шапку скрылся в недрах, а одноногий, оглядевшись, указал в сторону Фримена:
    — Пыщь.
    — Что? Вещи? Сейчас я ему помогу донести, сейчас! — Шепард помчался помогать Фримену, мысленно проклиная учёного.
    Но стоило ему удалиться на пару шагов, как трап захлопнулся, а странный летательный аппарат плавно взмыл в воздух, подтянув ножки в себя.
    — Засранцы. — произнёс Шеп, глядя на удаляющийся пропеллеролёт.
    — Капиталисты. — Фримен произнёс это так, словно бы это всё объясняло.
    — А, чёрт с ним, сяду, буду макароны жевать, с утра ничего не ел. — пробурчал капрал, усаживаясь на песок. Он вытащил пачку из белого картона и стал распаковывать её. Внутри оказались тонкие ярко-жёлтые спагетти. Шеп вытащил одну и, засунув кончик в рот, откусил солидный кусок.
    Фримен поморщился, глядя как его товарищ по несчастью пытается разгрызть сухую макаронину.
    — Тьфу! — воскликнул капрал и отбросил остаток в сторону. — Ты прав, Фримен, питаться этим невозможно.
    Но Гордон не обратил на него внимания:
    — Слушай, кажется, они возвращаются!
    — Неужто совесть замучила? Быстрее собирайся, пока они не передумали! — Шепард стал обратно собирать рюкзак, а Фримен поднял уже порядком надоевший ему микроскоп.
    Пропеллеролёт приблизился и мягко опустился на землю, точь-в-точь в то же самое место. Тут же распахнулся трап, и оттуда чуть ли не бегом выбежали оба капиталиста, радостные. Одноногий подбежал к ним, протягивая руку и пальцем указывая на них, и безостановочно повторяя:
    — Гешафт! Гешафт!
    — Что они хотят? — вопрошал капрал у Фримена. Тот только пожимал плечами. — По-моему, слова немецкие...
    — Я не знаю немецкого...
    А одноногий, повернув руку пальцами вверх, изобразил недвусмысленный жест, потерев большим пальцем остальные четыре.
    — Пыщь!
    — О, кажется, я понял, — сообразил Шепард, — пыщь-пыщь они хотят. Нету у нас пыщь-пыщь! — обратился он к попрошайкам, а затем спросил у Фримена. — Как ты там говорил?
    — Но тэнэмос динэро!
    — Лол! — воскликнул капиталист в шапке и, подойдя к Шепарду ткнул в торчащую из рюкзака белую пачку и, глядя на капрала, добавил. — Профет! Профет! Гешафт — пыщь-пыщь-пыщь — профет!
    — Мне кажется, они хотят макароны. — шепнул Гордон.
    — Макаронину хочешь? — подивился капрал. — Ну ладно. — он небрежено вытащил пачку, открыл её и опрокинул, высыпая содержимое на ладонь, чтобы туземцы увидели, что у него их много, но затем перевернул пачку обратно, и вытащил из неё только одну-единственную тоненькую спагеттину. — На, держи. — он отдал её одетому в шапку, а тот благоговейно передал её одноногому. Тот попробовал её на вкус.
    — Пы-ыщь! — не менее благоговейным тоном обратился он к собрату. Оба они стали выглядеть ещё более радостно. Одноногий указал пальцем в упаковку и снова обратился к капралу:
    — Пыщь! — в голосе явно слышалась мольба.
    — Ещё хочешь? — ехидно спросил капрал, вытягивая ещё одну макаронину. — Вот подбрось нас до города, а мы тебе "пыщь"!
xDDGx #
1
Спойлер
    Фримен сидел, грустно уставившись в иллюминатор, в который не было видно ничего, кроме песков и дюн на многие километры. Шепард же рассматривал внутренности летающего аппарата. Здесь было гораздо просторнее, чем он думал, к тому же, тут не было ничего походящего на органы управления. Можно было лишь догадываться, по какому принципу эта штуковина могла перемещаться по воздуху. Сами туземцы тоже не делали ничего, чтобы управлять аппаратом: они просто сели друг напротив друга — и в следующий момент оказались в воздухе, Шепард даже не заметил, как: просто в иллюминаторе земля отдалилась и стала двигаться.
    — Ни одной буквочки. — произнёс Шепард. — Ни одной "мадэ ин"...
    — А разве капстраны их пишут? — заметил Фримен. — Да и зачем? Оно и по одному только виду ясно, где сделано...
    — И как же эта штуковина работает? Какой физический принцип, вот ты, как учёный, можешь мне объяснить?
    Физик промолчал.
    Вдруг один из туземцев — тот, что в шапке — поднялся и положил руку куда-то на стену. Между двумя тонкими стержнями, висящими под потолком, прямо в воздухе появилось бирюзовое поле, на котором была видна куча странных надписей, выведенных незнакомым алфавитом. Он ткнул пальцем прямо в поле, и из-под потолка выдвинулась маленькая клетка, в которой лежали ещё три шапки, точно такие же, какая была надета на туземца... Только эти шапки были живыми. Они ползали по дну клетки, приподняв лапки вверх.
    Но затем туземец вцепился руками в шапку на голове — ему пришлось применить некоторое усилие, чтобы оторвать её — и они поняли, что и она вовсе не снятая с убитого животного шкура. Туземец отворил дверцу наверху клетки и аккуратно опустил существо внутрь. Затем он обернулся к ящику позади себя и, выудив оттуда ломоть арбуза, кинул его им.
    — Офигеть. — только и смог произнести Гордон. У Шепарда на уме вертелись куда более грубые выражения удивления, которыми он решил не делиться, дабы не учить иностранцев нехорошим словам.
    Гордон, наблюдая за тем, как туземец кормит странных животных, вдруг поймал себя на мысли, что этот человек кого-то ему напоминает. Эта бородка, этот римский нос, холодные глаза... У Гордона больше не оставалось сомнений, что это — доктор Брин, сам Администратор Белой Мезы! Только он заметно постарел, да и загар, и грязная одежда делали его трудноузнаваемым. Фримен перевёл взгляд на одноногого. А этот — вылитый Илай! Только если беломезовский Илай был педантично опрятным и чисто одетым, то этот его "двойник" был слабо знаком с понятием "личная гигиена".
    — Камрад, слышишь? — полушёпотом обратился учёный.
    — Ну? — отозвался солдат.
    — А этот, одноногий на Илая похож!
    — Да? Не знаю, я никогда его не видел.
    — А Брина?
    — Это кто, Администратор? Ну, его помню.
    — Второй на него похож, погляди внимательно.
    Шепард долго всматривался в подкармливающего животных, и в конце концов согласился.
    — Слушай, ну в принципе даже... Как будто лет эдак на двадцать постарел.
    — Наверное, ты прав, мы переместились в будущее.
    — Ну это, вообще-то твоя идея была. — проворчал капрал. — Но даже если так, то почему они нас не узнают? И не понимают? И вообще, как они дошли до такой жизни?
    — Может, это не они, а их потомки? А мы перенеслись не на двадцать лет, а на все двести...
    — Да ну тебя, Скопыч, с твоими теориями, родной! — возмутился Шепард. — Вот прилетим в город, и тогда узнаем точно, где мы.
    — Пыщь. — вдруг подал голос "Брин". Он вытащил одну из живых шапок из клетки и напялил её на себя. Та с тихим причмокиванием присосалась к его голове. — Краб. — сказал он, указывая на "шапку". Затем он вытащил вторую и подошёл с ней к Фримену.
    — Э-э, ты чего? — настороженно произнёс физик. — Я это себе на голову не надену!
    — Краб. — жалостливо произнёс бриновидный. — Краб. — повторил он ещё более жалостливо.
    — Да надень ты. — буркнул капрал.
    — Нет, не стану! — упёрся Гордон.
    — Краб. — "Брин" стал на колени и даже пустил слезу. — Краб.
    — Ай, дай сюда. — Шепард выхватил крабошапку из рук туземца. Он повертел в руках, рассматривая безвольное существо. У него было пухлое тельце, четыре ноги и круглая беззубая пасть. Никаких органов чувств у него не было видно. Хотя по виду его кожа казалась гладкой и мокрой, на ощупь она оказалась сухой и шершавой.
    Повертев "краба" так и сяк, Шепард дал свой вердикт:
    — Думаю, существо, питающееся арбузами, не должно быть опасно. А ты как думаешь, Фримыч?
    — Я доктор физики, а не биологии...
    — Да я вижу, какой ты... "академик". — раздражённо ответил Шепард и натянул "шапку" на себя. Как он и предполагал, ничего страшного не произошло. Да и неприятных ощущений не возникало, хотя было непривычно от ощущения небольшой тяжести на голове.
    Бриновидный обрадованно закивал и пошёл доставать третьего краба, для Фримена. Тот продолжил упираться, но когда Шепард ехидно заметил, что Фримен отказывает не кому-либо, а самому Администратору, и что об этом инциденте придётся написать в отчёте, когда они вернутся в Мезу, сдался, и, едва совладая с чувством тошноты, положил его себе на голову.
    — Мда, оригинальная шапка. — рассуждал Шепард. — Странно, что они называют её крабом. Я бы назвал её хэткрабом. Хотя, честно говоря, она и на краба-то не похожа...
    — Я тебя прошу, давай не будем об этом. — по виду Фримена можно было сделать вывод, что он чувствует себя не очень хорошо.
    — Гордон, ты не любишь домашних животных?
    — Буэ...
    — А всё-таки, — как ни в чём не бывало, продолжил капрал, — ты когда-нибудь слышал о таких животных, которых люди носят вместо шапок?
    — Норка. — мрачно ответил физик.
    — Живых.
    — Я вообще никогда не слышал, чтобы такие животные существовали. Я даже не догадываюсь, к каком классу может принадлежать такое существо... Если оно, конечно, земное.
    — Ты хочешь сказать, что капстраны побывали на Марсе раньше нас?
    — Я ничего не хочу сказать...
    Они умолкли, но ненадолго: одноногий туземец вдруг поднялся и, толкнув трап, обрушил его на землю. Оказалось, что они уже приземлились. Товарищи по несчастью выглянули наружу, но увиденное их не обрадовало. Это всё ещё была пустыня, но не природная, заполненная песком, а явно искусственного происхождения: земля была покрыта разноцветной, преимущественно зеленовато-жёлто-коричнево-бурой грязью, усеянной камнями, бумажным, целофановым и металлическим мусором. Рядом с клочком "суши" (она не выглядела сухой), на сколько хватало глаз, простиралась поверхность настолько же грязной, заражённой воды. Костюм Фримена начал издавать неприятное потрескивание.
    — Что это у тебя? Счётчик Гейгера? — спросил Шепард. Гордон кивнул.
    — Пыщь. — сказал одноногий и пошёл по направлению к забору, небрежно склепанному из разных кусков металла. Бриновидный встал в проёме, наблюдая за ним. "Илай" остановился возле забора и, крича "Пыщь!", постучал по нему. Через некоторое время лист металла поднялся. За ним стоял человек, тоже одетый в грязную одежду, но на его плече висело оружие. Шепард намётанным глазом определил, что это было что-то вроде MP5. Илаевидный и вооружённый о чём-то попыщьпыщькали — Шепард увидел, как подаренная Джиной ручка перекочевала в руки чужаку, вместе с ещё чем-то, что одноногий вытащил из кармана, и скрылись внутри.
    Но вскоре они появились вновь, и не одни. С ними появился ещё один, высокий, одетый в чистую тёмно-серую форму с красной повязкой на рукаве и снежно-белый противогаз. Опротивогазенный и одноногий попрощались с вооружённым и направились к пропеллеролёту.
    — Пыщь! — сказал одноногий, и второй туземец сел на место. Внутрь вошёл одетый в форму и, поглядев свысока на американцев своими окулярами, сел напротив. Последним вошёл "Илай", захлопнув трап за собой.
    Поглядев в иллюминатор, они увидели, как пропеллеролёт взмыл в воздух и полетел параллельно изгаженной земле. Если раньше кругом были одни лишь пески, то теперь — радиоактивная жижа, грязь и небрежно покрытые металлическими щитами жилища туземцев.
    Фримен опасливо покосился на нового пассажира. Очень ему не нравилось, что тот сидит в противогазе, и можно было только догадываться, что под ним. Богатое воображение, подпитанное в юности чтением научно-фантастической литературы, подсказывало ему, что это и есть настоящий инопланетянин, под чьим руководством оказалась Земля в результате какого-то жуткого катаклизма или войны. А форма нужна лишь для того, чтобы скрывать настоящее обличие, состоящее из щупалец, тентаклей или ещё чего похуже. Гордон не выдержал и обратился к товарищу:
    — Слушай, товарищ капрал, а может мы всё-таки на...
    — Ага, типичный марсианин. — ответил тот, глядя сквозь свою маску на противогаз напротив. Капрал обратил внимание на то, что у этого туземца была с собой дубинка, да и вообще он походил на представителя власти: может быть, русская милиция, а то и легендарное КГБ или НКВД. Глядя на него, Шепард начал раздумывать, как он сможет, в случае чего, скрутить мента. Опротивогазенному, похоже, не понравилось внимание к своей персоне и он, повернув противогаз к одноногому, сказал:
    — Пыщь. — похоже, в его противогаз было встроено устройство, искажающее голос, потому что он прозвучал хрипло, неестественно. Могло даже показаться, будто он произнёс "Хрыщь".
    — Пыщь. — передал одноногий "Брину". Тот вдруг выпрямился, посмотрел на Фримена и сказал:
    — Колетт, дорогая, сдались тебе эти носки.
    У Гордона аж челюсть отвисла.
    — Та-а-ак... — выговорил Шепард. — По-английски, значит, разговариваете? Зачем притворялись?
    — А мы и не притворялись. — возразил "Брин". — Трудно в язык вникать, когда одновременно на двух думаете. И, кстати, меня зовут не Брин, а Бри. А этого — Вэфсь.
    — А этот повстанец, — зло произнёс Вэфсь, указывая на Фримена, — постоянно думает на языках, которых не знает! Чё уставился? Stronzo!
    — Сам такой! — оскорбился Гордон.
    — Что он сказал?
    — Назвал меня засранцем по-итальянски...
    — Та-а-ак! — Шепард стянул с себя хэткраба и встал в полный рост. Фримен последовал его примеру. — Мы из Коммунистических Штатов... Э-э, то есть, я хотел сказать, из Великобритании, и наши знают, где мы! Если вы нас сейчас же не отвезёте в посольство, у вас будут крупные неприятности!
    — Краб! — пригрозил опротивогазенный, вытаскивая дубинку. Вэфсь вцепился ему в руку и затараторил, обращаясь к Шепарду:
    — Посольство мы не понимаем, ты краба быстро надень, пока яйцелоб тебе дубинкой в челюсть не задвинул!
    — Справлюсь я с твоим яйцелобым, ты не переживай. — самоуверенно ответил капрал. — Значит, "носки" вы понимаете, про "стронцо" знаете, а "посольство" уже не, не слышали?
    — Про носки этот думал, и про свою подружку Колетт... Хм, и про твою подружку Джину тоже... — ответил Бри, указывая на покрасневшего Гордона. — И про то, что вы не из Великобритании, мы знаем. А вот вы, товарищи, очень сильно не в курсе положения ваших дел... — Бри подошёл к стоящим у стены шкафчикам и вытащил оттуда маленькую чёрную плату, уже знакомую товарищам по несчастью, с мигающими огоньками, хаотично выложенными в круг. — Это не Земля, родной, не Средняя Азия. — он повернулся к Фримену. — Нет, и не съёмки кино про Марс капстранами. И нет, — Бри повернулся обратно к капралу, — не секретная база капстран на Луне. Это планета Халф-Джва-Джва. — он указал на одну из точек. — Галактика Зинтэрнец, 9k в тентуре, 100500 в спирали.
    — Приехали, камрад... — печально произнёс Шепард.
    — Не переживай так, родной. — сказал Бри, подходя к "монитору" у стены. — Ваш язык сейчас вся планета будет знать. А вот наши устои придётся соблюдать. Это Зинтэрнец, детка, тут яйцелоб ночью может избить. А их здесь много... Так что одень крабика, дорогой, одень.
    Капрал подчинился и сел. Фримен, глядя на него, вздохнул, но всё-таки натянул хэткраба и на себя. Он уставился в окошко иллюминатора и увидел на горизонте огромное облако тёмного, почти чёрного дыма или смога.
    — Шеп, смотри. — Гордон указал в окошко.
    — Это город. — пояснил Бри.
    — Мы летим туда?
    — Не совсем...
    — Прилетели. — сказал Вэфсь. И действительно, в иллюминаторе было видно, как пропеллеролёт снижался. Яйцелоб первым покинул их уютную компанию. Земля здесь уже не была такой измученной, а плескавшаяся рядом река отличалась чистотой. Впереди находилась дамба, перекрывавшая течение, а на берегу находились вполне обычные бетонные двух- и трёхэтажные здания, в сторону которых и направился опротивогазенный. Если бы не вид разрухи и ощущение заброшенности, капрал подумал бы, что они очутились на Земле. Но подошедший Вэфсь тут же разрушил иллюзию:
    — Слушай, товарищ капрал, ты на Земле ещё макарон достать сможешь?
    — Может быть.
    — Сколько ты дашь нам, если мы тебя обратно на Землю доставим?
    — А сколько надо?
    — Две таких же пачки. — сказал Бри, указывая на рюкзак.
    — Три! — тут же встрял Вэфсь. — И столько же за этого повстанца! А те, что у тебя с собой, дай мне, я на них гравицаппу покупать буду. Она нам очень нужна, чтобы мы могли тэпорт починить.
    — Что за тэпорт? — спросил Фримен.
    — Без тэпорта пепелац только так летает. — Бри прочертил рукой в воздухе горизонтальную линию. — А с тэпортом — в любую точку Вселенной за долю секунды.
    — А портативного у вас нет? — вспомнил Фримен о приборчике, из-за которого их угораздило здесь оказаться.
    — Ты что, Скопыч, обалдел? — возмутился Вэфсь. — Мы не местные лэнд-лорды, нам и на гравицаппу-то не хватает!
    — Ладно-ладно. — попытался успокоить его капрал. В этот момент из-за зданий на берегу вышел яйцелоб. Он стянул с себя противогаз и крикнул:
    — Пы-ы-ы-ыщь!
    — Он говорит, что есть гравицаппа! — "перевёл" Вэфсь. — Клади спагетти сюда! — Вэфсь достал из шкафчика полупрозрачный пакет, куда они положили спагеттину, которою им давал капрал ранее.
    Шепард взял пакет, но ложить спагетти не стал. Вместо этого, он решил взять ситуацию в свои руки.
    — Значит так. Вот вернёте нас на Землю — тогда всё получите. И это, — он продемонстрировал пакет со спагеттиной, — и это. — потряс пачкой. — Фримен, идём. — позвав Гордона за собой, он направился прочь из пепелаца. Ему надоело ощущать тяжесть на голове, и он, сняв краба, засунул его в рюкзак, чтобы не убежал.
    — Стой! — возмутился Вэфсь. — Отдай!
    — Капрал Шепард, нехорошо поступаешь, товарищ! — обиженно добавил Бри. — Повстанец повстанца не обманывает! Ты обещал, что ещё дашь, когда мы вас до города довезём, а ты сам у нас макаронину украл!
    — Я просил до города, а это что?
    — В город — только по пропускам. — возразил Бри. — А у нас нет столько зэнов на взятки яйцелобам. Да и кто тебя с контрабандными макаронами в город пустит?
    — Приноси гравицаппу сюда. — упрямо произнёс капрал, облокотившись об деревянные ящики, стоящие под стеной. — Как там говорится... Фрименная... тьфу, фирменная вещь — возьмём!
    — У тебя в голове мозги или щи?! — ответил на это Вэфсь. — При свидетелях никто не даст. Тем более яйцелоб.
    — А чёрт с вами, сами купим. — махнул рукой Шепард. — Скопыч, идём.
    — Сто-о-ой! Остановись! — Вэфсь неуклюже заковылял за ними. Шепард решил не издеваться над одноногим и остановился.
    — Ты кто? — спросил Вэфсь, указывая пальцем вытянутой руки на капрала. — Ты кто такой, я тебя спрашиваю?
    — Пришелец с другой планеты. — ответил капрал.
    — Не-е-ет, ты повстанец! И ты — повстанец. — указал он на Фримена. — И он! — на этот раз, показывает на Бри. — А я — титизэн! — после этих слов он гордо задрал подбородок. Физик прыснул от смеха и пробормотал что-то про "мечту Илая", но замолк, когда Вэфсь косо посмотрел на него. — И они — титизэны! Так что повстанку надень и в пепелаце сиди!
    — Почему это мы повстанцы, мы против никого не восстаём. — возразил Гордон.
    — Гляньте сюда, товарищи. — Бри вытащил знакомое прямоугольное устройство. Он включил его, так что поверх корпуса отразилось чуть выпуклое поле, висящее в каких-то миллиметрах над его поверхностью. Он немного потыкал в него пальцем и направил на себя. — Смотри, какой кружок горит? Оранжевый? Теперь на него. — он направил на Фримена. — И у тебя тоже. — перевёл на капрала. — А вот теперь смотри сюда. — сейчас устройство смотрело на Вэфся. Кружок в центре поля сменил цвет на бирюзовый. — Это потому что он титизэн. А Халф-Джва-Джва — титизэнская планета, и поэтому повстанцы должны крабов носить.
    — Ага, и перед нами, титизэнами, должны пыщь-пыщь делать, вот так! — Вэфсь подогнул ноги, разведя колени в разные стороны и, похлопав себя по щекам, развёл руки. — Вот так!
    — Слушай, Фримен, мне кажется, или это оголтелый расизм?.. — спросил Шепард, но тот едва обратил внимание на его слова. Гордон попросил Вэфся:
    — Покажи, пожалуйста, ещё раз.
    — Вот так! — охотно повторил Вэфсь. Приседания определённо давались ему тяжело.
    — Помедленней. — Фримен явно получал удовольствие, издеваясь над двойником своего начальника.
    — Вот так... — Вэфсь повторил просьбу уже неуверенно, и даже неловко, из-за чего вдруг потерял устойчивость и рухнул на песок. Бри подбежал к нему и помог подняться.
    — Плохо закончите, товарищи! — заявил Бри. — У тебя, Фримен, подружка на Земле с ума сходит от ревности, и начальник не первый рапорт на тебя пишет. А у тебя, капрал, самовольный отпуск уже на исходе, а вы тут головы морочите.
    — Ладно. Сыграем в эту игру. — Шепард вытащил хэткраба и надел обратно.
    — Так-то лучше! — сказал Бри. — А теперь отдай макаронину Вэфсю, он на них гравицаппу купит.
    — А Вэфсь сказал, что нужны все.
    — Пошутил я! Пошутил!
    Капрал засмеялся:
    — Вот уж не думал, что вы не только артисты, а ещё и клоуны. Пошли. — он поманил Фримена за собой. — Сами купим. — и они двинулись навстречу терпеливо ждущему яйцелобу. Бри хлопнул Вэфся по спине и о чём-то пыщькнул.
    — Подожди! — Вэфсь кинулся за ними. — Вместе пойдём. — он поравнялся с ними и зашептал капралу. — Ты главное, свои макароны им не показывай и не думай о них, и больше половины спагеттины не давай! Гравицаппа пол-макаронины стоит, не больше!
    — А твой повстанец сказал, что целую.
    — И он того... пошутил...
    — Весёлые вы ребята...
    Они приблизились к яйцелобу-контрабандисту, держащему свой противогаз подмышкой. Он был гораздо моложе попутчиков Фримена и Шепарда и гладко выбрит. В отличие от Бри и Вэфса, на его чистом бледном лице постоянно присутствовало строгое, каменное выражение. Глядя на него, Гордон вдруг испытал чувство дежавю:
    — Ба, да это же Барни!
    — Кто такой? — поинтересовался Шепард.
    — Знакомый охранник в Белой Мезе... Только этот злой какой-то...
    — Да, в отличие от этих ребят, он продвинулся по службе...
    — Пыщь. — оборвал их Барни-яйцелоб. Он постучал в железные ворота, и те поднялись. Когда они все оказались внутри, ворота снова опустились, оставив их в полной темноте, но затем загорелся белый свет.
    — Пыщь. — прохрипел динамик где-то под потолком. Голос походил на женский. Капрал обратил внимание на камеры на стене.
    Открылись внутренние ворота шлюза, ведущие в небольшое помещение, отороженное сеткой от коридора. Из соседней двери к ним спустилась женщина средних лет в тёмно-зелёной куртке и брюках. Шапки-хэткрабки на ней не было, зато на её рыжих, завязанных в пучок волосах красовалась жёлтая каска с фонариком.
    — Пы-ыщь? — с недоумением произнесла она красивым и притягательным голосом.
    — Делай как учил. — Вэфсь дёрнул капрала за локоть. Тот слегка подогнул ноги и, хлопнув себя по щекам, произнёс:
    — Привет, титизэночка!
    Фримен тоже решил не отставать, вслед за капралом прогнувшись под тяжёлым микроскопом и выпрямившись.
    — Пыщь. — коротко бросила женщина. Она подошла к кодовому замку у двери и, набрав на нём пароль, снова пыщькнула, указав внутрь и глядя на капрала.
    — Они тебя одного пускают. — возбуждённо затараторил Вэфсь. — Помни всё, что я сказал!
    Шепард кивнул и вошёл внутрь. Фримен хотел было последовать за ним, но титизэнка загородила ему дорогу и сказала:
    — Попячься.
    Гордон отступил на шаг, и тут же между ними вклинился яйцелоб-Барни, пригрозил дубинкой и закрыл дверь за собой.
    Рыжеволосая провела капрала до конца коридора, они остановились возле лифта. Вызвав его, она повернулась к солдату и вдруг загадочно улыбнулась. Подойдя к нему вплотную — так, что он почувствовал доносящийся от неё запах, с одной стороны пряной, а с другой — отталкивающе-неприятный, она положила руку ему на плечо, а другой провела по стеклу его маски.
    — Э-э, простите, товарищ, — капрал мягко, снял её руку с плеча, — но у меня уже есть девушка, там, на Земле, и я пока не потерял надежды к ней вернуться... — про себя Шепард подумал, что и в худшем случае не стал бы ввязываться в отношения с женщиной на -надцать лет старше себя... А потом капрал вспомнил, что туземцы умеют читать мысли.
    Несчастный солдат согнулся от боли, возникшей от удара трёхсантиметровым каблуком по его стопе. Шепард впервые пожалел о том, что снял носки.
    Лифт наконец-то приехал, и скорчившегося от боли солдата внесли внутрь. Когда створки лифта вновь распахнулись, он уже более-менее пришёл в себя.
    Они очутились в небольшом помещении, чем-то похожем на лабораторию: компьютеры, мониторы, какие-то установки, кучи проводов. Шепард пожалел о том, что Фримена здесь не было, ему было бы интересно взглянуть. А потом он пожалел, что и Вэфсь там. Потому что капрал понял, что будучи дитём коммунизма, он слабо представлял себе отношения вида "купля-продажа".
    С другой стороны, ведь всё ж бывает в первый раз? Почувствует себя капиталистом хоть разок в жизни — будет что внукам рассказывать!
    За столом сидел и спал, глубоко откинувшись на кресле, худой пожилой человек в чёрном костюме, похожем на кафтан, и красной узорчатой рубашке под ней. На голове у него была чёрная квадратная шляпа из мягкой ткани. Он лежал на спине, обратив широко раскрытый рот, из которого торчали искусственные зубы, к потолку, и громко храпел. Шепард принюхался: ему показалось, будто в помещении стоял запах алкоголя.
    "Барни" подошёл к спящему и, тронув за плечо, разбудил его. Тот протёр глаза и уставился на яйцелоба, который указал пальцем на капрала.
    — Пыщь? — спросил пожилой, глядя на Шепарда.
    — Пыщь-пыщь. — возразил "Барни", помахав рукой. Пожилой недоумённо посмотрел на яйцелоба. Затем он, порывшись в ящиках стола, достал очки и, водрузив их на нос, посмотрел на Шепарда и сказал:
    — А-а-а, инопланетчик, значит? — почему-то его голос показался капралу знакомым.
    — Так точно. — ответил капрал. Яйцелоб обернулся к нему и легонько хлопнул себя по щеке левой рукой.
    — Хочешь, чтоб я присел? — ответил капрал. — Ну знаешь, у нас на Земле на такие фразы поступают встречные предложения... — но, покосившись на рыжеволосую, он всё-таки сдался. — Но ладно, из уважения к присутствующим здесь дамам... — капрал присел, похлопал себя по щекам и развёл руки в сторону. — Пыщь-пыщь. Ну как, всё правильно сделал?
    Пожилой засмеялся:
    — Охохохо! Да, капрал, всё так, я почти поверил в то, что ты местный повстанец, молодец. — он улыбнулся во весь рот, демонстрируя миру свои зубы, почти сплошь золотые или серебрянные. Но в ту же минуту он стал серьёзным и произнёс. — Клади макароны на стол — получишь гравицаппу.
    — Половину. — сказал капрал, кладя спагеттину в прозрачном пакете.
    — Половину. — подтвердил пожилой и, глядя на яйцелоба, кивнул головой куда-то в сторону. Тот сорвался с места и, открыв металлическую дверь, вошёл внутрь крохотной комнатушки, в центре которой стояла панель с кнопками и рычажками. Нажав на ней что-то, он отворил автоматическую дверцу, из которой тут же выехала подставка, на которой было закреплено невиданное устройство. По-видимому, это и была гравицаппа: размером с тяжёлый пулемёт, состоящая из серого корпуса, сквозь щели в котором лился жёлтый свет, с четырьмя членистыми, загнутыми внутрь стержнями.
    — Гм, а можно посмотреть, как она работает? — спросил Шепард у пожилого контрабандиста.
    — Смотри. — пожал плечами тот и кивнул яйцелобу. Тот поднёс гравицаппу к стоящему на подоконнике кактусу и нажал на какой-то рычаг. Кактус взмыл в воздух и остался висеть в паре сантиметров от кончика гравицаппы. Затем барнеподобный нажал на другой рычаг — кактус отбросило на два метра. Горшок разбился с громким звоном.
    — Ну как? — с гордостью произнёс пожилой. — Моей сборки, между прочим. Правда, цаппу нужно подкрутить, видел, как слабо отбросило?
    На Шепарда демонстрация произвела впечатление, но он всё ещё сомневался.
    — Вообще-то, я не эксперт по гравицаппам, можно, я покажу своему титизэну, пусть посмотрит?
    — Ну хорошо. — пожал плечами контрабандист и махнул рукой яйцелобу. — Только цаппу подкрутим. А мы пока проверим твои макароны. — он аккуратно вытащил спагеттину из прозрачной упаковки и подошёл к странному устройству, чем-то напоминавшему швейную машинку. Он просунул спагеттину снизу, у её основания. Чуть ниже из корпуса выползла длинная линейка с захватом на конце, которая, дойдя до конца спагеттины, зафиксировала её, прижимая сбоку. Затем из корпуса вылезло тонкое лезвие и, немного пробежав вдоль спагеттины, остановилось и разрезало её точно посередине.
    — Вот так. — обрадованно произнёс пожилой и вытащил половинки. — Половинку тебе, половинку нам. — он вручил одну из них рыжеволосой, а вторую спустил в пакет и вернул капралу. — Сейчас мы проверим её качество.
    Рыжеволосая подошла к одной из установок, на деле являющейся миниатюрной плитой. Она зажгла огонь и, подойдя к шкафчику, выудила из него кастрюлю. С ней она подошла к большому стеклянному цилиндру, за стенками которого определённо находилась вода, много воды. Рыжеволосая открыла кран, и оттуда потекла тоненькая струйка.
    — Не жалей воды, макароны любят воду, особенно спагетти! — наставнически произнёс пожилой.
    Глядя на обилие воды, Шепарду захотелось пить. Шутка ли — они с Фрименом за всё своё путешествие не выпили ни капли.
    Пожилой вдруг встал из-за стола и подошёл к соседней ёмкости, похожей на цилиндр с водой, но непрозрачной. Рядом с ней стояла ещё одна, такая же. Контрабандист схватил кружку и, потерев лоб с закрытыми глазами, как будто у него болела голова, открыл кран и набрал в кружку какой-то жидкости. Сперва капрал подумал, что там тоже вода, но затем до него донёсся отчётливый хмельной запах. Пожилой опрокинул кружку и жадно потянул содержимое.
    — Головушка болит? — слегка язвительно поинтересовался Шепард.
    — Пиво. — прокомментировал пожилой. — Пластиковое...
    — Почему пластиковое?
    — Хе-хе, а ты как думаешь, капрал? Почему столько суеты из-за каких-то макарон?
    — Даже подумать боюсь...
    — Комбайны. — сказал контрабандист. — Комбайны Межгалактического Альянса Капиталистов захватили Землю и собрали весь урожай пшеницы на собственные нужды. Поэтому макароны очень дорогие, родной. За пол-макаронины ты можешь купить чудо инженерной мысли! А за пачку макарон... Да наверное, всю планету! Вот так... — он вытер рукавом выступивший на лбу пот, а затем снял свою странную шляпу, обнажив обширную лысину, и замахал ею.
    И в этот момент Шепард понял, кого же ему напоминал этот человек. Доктора Айзека Кляйнера! Капрал пару раз встречался с ним, потому что он был руководителем Джины. Хороший человек и профессор, определённо не такой въедливый и политически озабоченный, как Илай. Шепард невольно почувствовал расположенние к похожему на него контрабандисту, толком не осознавая и не отдавая себе в этом отчёт.
    — Слушай. — сказал капрал. — Давай я тебе дам остаток этой макаронины, а ты мне пять бутылок воды. Идёт?
    — По рукам. — небрежно ответил тот. — Но сперва проверим. Как там, закипела вода? — спросил он у рыжей. Он взял у капрала остаток и передал ей. Та бросила обе половинки в кипящую воду.
    — Ну вот, — обрадованно потёр ладони контрабандист, — хорошая макаронина должна свариться ровно за семь минут.
    — Почему ты думаешь, что она нехорошая, — обиделся Шепард, — ГОСТовская же!
    — Мы должны быть уверены. — важно подняв указательный палец, сказал контрабандист. С этим жестом он стал напоминать Кляйнера ещё больше. — А пока покормлю своего ручного краба. — он направился в угол помещения и оттянул большой кусок чёрной ткани в сторону. За ним был огороженный сеткой кусок помещения, в котором сидел хэткраб. Он высоко подпрыгнул от внезапного беспокойства, но даже при всём желании он не мог покинуть свою тюрьму, потому что был привязан красным поводком к клетке за основание лапки.
    — Лама-а-арр! — ласково произнёс "Кляйнер". — Как ты тут? Будешь арбуэ? На, кушай. — он взял сочный ломтик арбуза, стоящий рядом на полке, и кинул ей. Несчастная пленница тут же бросилась на еду. Шепард с интересом наблюдал за тем, как контрабандист кормит своего питомца. Всё-таки, любопытные существа, эти хэткрабы. С одной стороны, они кажутся мерзкими и противными, а с другой — добродушные, беззащитные любители арбузов.
    Словно читая его мысли (впрочем, почему же "словно"?..), кляйнероподобный повернул лицо к Шепарду и сказал:
    — Твои новые друзья не говорили о том, что если не кормить своего краба, то со временем он проголодается и попытается попробовать на вкус твои мозги?
    До Шепарда не сразу дошёл смысл сказанного. Но когда дошло, он тут же вцепился в сидящего на своей голове хэткраба. Оторвав его, он провёл рукой по голове, но ничего подозрительного не обнаружил, даже все волосы были на месте... кажется. Но потом он встретился взглядом с неодобрительно смотрящей на него рыжеволосой и вспомнил, что он тут единственный повстанец среди кучки титзэнов.
    — Ничего-ничего, можешь пока так походить. — успокоил его "Кляйнер", посмеиваясь. — Ты же сейчас среди друзей?.. Ну, насколько может быть другом житель этой планеты. Да, вот так... — закивал он головой. — На Халф-Джва-Джве доверять нельзя никому. Запомни мои слова, капрал, хорошенько запомни. — он снова повернулся к своему питомцу и продолжил разговаривать с ним. — Хочешь на ручки? Иди сюда, моя дорогая. — он заботливо отвязал краба от поводка и посадил его себе на руку, другой поглаживая его по спине.
    — Слушай. — торопливо сказал капрал, пряча краба в рюкзак. — А у вас еда есть? Только чур хорошая, настоящая, не пластиковая!
    — Настоящая денег стоит... — с выражением сожаления произнёс контрабандист.
    — Вот. — сказал капрал, вытаскивая из рюкзака упаковку со спагетти. Он положил её на стол и стал распечатывать. Вытащив оттуда одну спагеттину, он продолжил. — Вот вам ещё одна спегаттина, а вы нам — два килограмма хорошей еды и кило арбузов для хэткрабов.
    — А это что у тебя?.. — поинтересовался "Кляйнер", кивая в сторону спагетти.
    — Макароны. — пояснил капрал. — Ну этот... как вы их называете... Гешафт или профет...
    — Профет. — уточнил контарабандист. — Ох, сколько его у тебя, это ж надо проверять. Нужно много воды и кастрюля побольше. — жалобно протянул он.
    — Ну так проверяй! — воскликнул капрал.
    — Ладно. — сказал "Кляйнер", кладя Ламарр на плечо. — Есть у меня подходящая ёмкость. Как там те две полупрофетины, готовы? — спросил он, глядя на рыжую. Шепард проследил за его взглядом и тоже посмотрел на рыжую. Контрабандист воспользовался этим и загребущей рукой вытащил из пачки все спагетти.
    Рыжая подошла к кастрюле с вилкой в руке и, запустив её внутрь, выудила обе половинки, намотав их на вилку. Кляйнероподобный контрабандист обернулся, подошёл к ней и, внимательно изучив, сказал:
    — Чудесно, чудесно! — он повернулся к Шепарду и сказал. — У меня хорошие новости, капрал! Профет годный, кошерный! Осталось только на всякий случай проверить эти, — он потряс рукой с зажатым в ней пучком, — и всё! — он кивнул рыжеволосой в сторону, и они вместе подошли к двери, где ранее скрылся яйцелоб.
    В капрале вдруг шевельнулось сомнение.
    — Э-э? Вы куда?
    — Мы скоро вернёмся. — со спокойствием в голосе и на лице ответил "Кляйнер". — Подожди немного. Терпение, друг мой! — его лицо выражало уверенность, и Шепард несколько успокоился... Пока оба контрабандиста не скрылись, и не заперли за собой дверь. До капрала вдруг дошло, что они украли у него все макароны. Развели, как настоящего лоха! Вот тебе и добрый доктор Кляйнер, вот тебе и капстрана, и торговые отношения...
    Шепард бросился к двери, подёргал её — тщетно, заперта, и выбить эту металлическую дуру с тяжёлым замком никак. Он забарабанил что есть силы, заорал. Ага, так они тебе и открыли.
    Капрал отошёл от неё и осмотрел стену. Он увидел, что под потолком есть длинные и узкие окна, сквозь которые пробивался свет. Он свалил весь находящийся в комнате хлам в кучу, благодаря которой добрался до окошка. Он увидел сквозь него большое просторное помещение, внутри которого контрабандисты копошились возле крупной, высокой установки. Шепард взял первое, что попалось ему под руку, и выбил стекло из окна. Обдирая руки и ноги, он влез в него и вскоре оказался на той стороне.
    Но уже было поздно. Контрабандисты поднимались на круглой платформе. Шепарда несколько озадачило увиденное: платформа остановилась на полпути, да и вверху не было ни люка, ни чего-то подобного. Но затем странные кольца вокруг платформы завертелись, и всю установку окружило бирюзовое полупрозрачное поле.
    Капрал приблизился к установке. Вокруг были какие-то панели с кучей рычажков, лампочек, но он даже не догадывался, как остановить процесс. Он чувствовал, что эти обманщики вот-вот покинут его.
    — Советую тебе не подходить слишком близко к полю, — насмешливо произнёс "Кляйнер". — тебя может ненароком задеть во время тэпортации и разорвать на части. Мне было бы жаль, если бы это произошло, после того как ты фактически подарил мне целую планету! — он рассмеялся. Вдоволь повеселившись, он сказал, резко посерьёзнев. — Я же говорил тебе, капрал: никому не верь. Никому.
    Шепард взвыл от отчаяния и начал крушить всё подряд: он схватил стоящую рядом металлическую табуретку, и принялся что есть силы колошматить ею по панелям.
    — Э-э, ты что делаешь! Прекрати! — заволновался лже-Кляйнер. — Чёрт возьми, да сделайте что-нибудь! — обратился он к своим соучастникам. Лже-Барни вытащил пистолет и сделал предупредительный выстрел. Капралу пришлось остановиться.
    — Во-о-от, так-то лучше. — довольным тоном произнёс лже-Кляйнер. Вокруг заполыхали разноцветные вспышки. — Отлично, процесс тэпортации уже начался! Надеюсь, мы ещё увидимся, капрал. Увидимся, когда я буду владеть этой планетой, а ты будешь просить у меня милостыню! — захохотал контрабандист, а затем потрепал своего любимца. — Да, пупсик? Скажи капралу "пока"! Я куплю тебе золотую клетку, моя прелесть...
    Но похоже, его "прелесть" не разделяла розовых мечтаний своего хозяина, потому что она вдруг высвободилась из его рук и бросилась на висящие под потолком устройства.
    — Ламарр! Нет! Они очень хрупкие!..
    Вдруг все бандиты исчезли в яркой вспышке. Исчезли, вместе с макаронами Шепарда. Хэткраба буквально размазало по потолку — капрал увидел его странную жёлтую кровь. А затем всё начало рушиться. Установки затрещали, заискрили. Солдат понял, что пора отсюда сваливать подобру-поздорову. Уже захлопнув за собой дверь, он услышал громкий металлический грохот, а затем прозвучал взрыв.
    Капрал как можно быстрее собрал свой рюкзак и бросился к выходу. Он увидел растерянные лица Вэфся и Фримена, но времени объяснять не было.
    — Быстрее, в пепелац! — крикнул Шепард. Вэфсь, прочитав его мысли, первым бросился бежать. Все вместе они забрались в пепелац. Некоторое время было тихо, и все четверо просто глазели друг на друга и в иллюминаторы. Но затем грянул взрыв.
    Вэфсь посмотрел в иллюминатор и взвыл. Бри толкнул стену: трап опустился на землю, и они вышли, чтобы посмотреть на то, что осталось. А осталось немного. Вместо группы зданий были лишь обломки и чёрные пятна. Счётчик Фримена угрожающе затрещал.
    — Щи! — вдруг завопил Бри. — Щи! Щи-щи-щи-щи! — он подошёл к скукожившемуся Вэфсю, который осел на землю и спрятал голову руками. Но это не помогло — Бри нащупал его ухо и скрутил его так, что Вэфсь истошно завопил.
    — Э-э, ну хвати-хватит... — сказал капрал, считая, что в случившемся виноват он сам.
    — Чего хватит?! — возмутился Бри. — Я же говорил этому, что надо в город лететь! А он: "топливо тратить", "взятки давать", "да они надёжные ребята, я их давно знаю". Ага, надёжные! Схватили макароны и улетели!
    — Есть ещё одна. — сообщил Шепард, заглянув в пачку.
    — Дай её мне. — тут же засуетился Бри, протягивая руку.
    — Зачем?
    — Гравицаппу купить. Там, в городе.
    — А как же вы нас на Землю доставите-то, если вы даже понятия не имеете, где она?
    — Координаты твоей планеты любой планетарий Альянса скажет, балда! — горячо возразил Вэфсь. — Отдай спагетти!
    — Чтобы вы тоже с нею улетучились? Нет уж! — упёрся капрал. Уж теперь-то он не позволит провести себя так просто!
    — Ну ладно, как хочешь. — демонстративно ответил Бри. Вместе с Вэфсем они направились обратно в пепелац.
    — Блин, Шеп, они ж уйдут. — заволновался Гордон.
    — Никуда они не денутся, да они за спагеттину удавятся. — заверил его Шепард. — Мне контрабандист сказал, что на этой планете пшеницы не осталось совсем, даже пиво — и то из пластмассы гонят. Ещё сказали, что здесь всем Межгалактический Альянс Капиталистов заправляет... Межгалактический! Так что нам с тобой, Гордон, терять больше нечего. Как, впрочем, и всем жителям этой несчастной планеты.
    Бри и Вэфсь вдруг остановились и зашептались о чём-то, затем развернулись и уверенно направились обратно к землянам.
    — Или ты отдаёшь спагетти щас, — сказал Вэфсь, угрожающе вытянув указательный палец в их сторону, — или меньше, чем за семь пачек, мы вас на Землю не вернём!

    Фримен так и сяк вертел удивительное устройство у себя в руках. Инопланетяне называли его "лаппата". Оно выглядело как большой прямоугольник из неизвестного тёмного металла, над которым зависло визуальное полупрозрачное поле. Каких-либо органов управления не было, кроме одной большой "каппы" на торце, включавшей и выключавшей поле. Самым потрясающим в нём было то, что аппарат управлялся касанием пальца по видимой, но неощутимой поверхности. Просто тыкая пальцем в поле, Фримен мог заставить устройство показывать картиночки и издавать приятные и не очень звуки, а то и то, и другое сразу. И хотя на бирюзовом изображении лаппаты отображались надписи на исключительно непонятном языке Альянса, это не доставляло хлопот, достаточно было запомнить, где на какие картиночки нажимать.
    Шепард с неодобрением смотрел, как учёный возится с игрушкой. Просто наблюдая, он мало понимал в его манипуляциях над устройством, но уже сделал вывод, что от тесного контакта с ним можно отупеть. Фримен вдруг ни с того ни с сего захихикал и поднёс девайс солдату под нос:
    — Капрал, смотри какая прелесть! — на визуальном поле были видны нечёткие, слегка пикселизированные изображения хэткрабов и арбузов. Фримен ткнул в изображение одного их крабов ногтём и отвёл палец в сторону — хэткраб поплыл следом. Гордон вытащил палец из поля — тут же картинка-хэдкраб полетела в противоположную сторону и врезалась в картинки-арбузы, расшвыривая их в стороны, причём "арбузы" трескались и лопались на части от столкновений. — Разве не прикольно?
    Шепард скорчил недовольное лицо, но под маской его всё равно не было толком видно, так что Фримен беззаботно продолжил ковыряться в устройстве. Шепард же, облокотившись об стену, провёл языком по зубам, надеясь выковырять из них останки обеда — каши, которая в избытке была у туземцев. Им пришлось долго убеждать капрала, что каша не была пластиковой. Но судя по вкусу и свойствам, они определённо что-то утаили, и теперь капрал мучался, чувствуя на челюстях прилипшие остатки. Их было бы несложно выковырять зубочисткой или спичкой... Но у капрала не было ни того, ни другого, только лишь одна-единственная макаронина, но товарищи инопланетяне оторвали бы ему голову за её использование в таких целях. Эх, может, попробовать хотя бы водой смыть?
    Вэфсь, по-видимому, прочитав его мысли, протянул капралу кружку.
    — Спасибо...
    — С вас девять тысяч семьсот тридцать восемь пачек!
    — Откуда столько набралось? — изумился капрал.
    — Кашу жрали, — начал загибать пальцы титизэн, — воду пили. И лаппата.
    Шепард покосился на играющегося с девайсиной Фримена.
    — Не, лопату не берём! — категорически возразил капрал и обратился к физику. — Положи на место.
    — Но Шеп! — заупрямился Гордон. — Мы же должны взять с собой хоть что-то, чтобы потом доказать наши приключения!
    — Раз тебе она так нравится, отдай им микроскоп.
    Фримен горестно вздохнул, но повернулся к туземцам:
    — Электронный микроскоп модели БМЭМ-33. Высокотехнологичное устройство, вершина земной инженерной мысли, произведённое в лабораториях Белой Мезы... Я бы за него дал три тыщи пачек макарон, не меньше...
    — Скопыч. — перебил его Вэфсь. — Ты лучше вместо того, чтобы думать, что тебе Нобелевскую премию дадут, верни ложку, которую ты у нищих артистов украл!
    — Ничего такого я не думал... — сконфуженно ответил Гордон, кладя лаппату, а затем и ложку, на полку рядом со своим местом. — И вообще, для вас я не Скопыч, а доктор Фримен! — Гордон умолк, но поглядев на Шепарда, виновато добавил. — Я ложку хотел в химический отдел сдать. Вдруг какой-нибудь нестандартный изотопный состав?
    — Космос не видел такого позорного повстанца... — запричитал Бри. — И он ещё считает себя членом светлого коммунистического общества!
    — Ну ладно-ладно... — попытался утихомирить их Шепард. Они умолкли. Вэфсь вдруг поднялся и, подойдя к люку в центре пола, поднял его, внимательно поизучал секунду-другую то, что находилось внизу, и поставил на место.
    — Там что, двигатель? — с любопытством произнёс Фримен, потянувшись, чтобы тоже посмотреть, но Вэфсь отпихнул его ладонь протезом.
    — Не суй свои руки во все щели... Доктор Фримен. — Вэфсь сел обратно. — Она не любит, когда на неё долго смотрят.
    — Э-э, она?
    — Ну да, Кыыр, синтет. Это она пепелац двигает.
    — Как же вы ею управляете-то? — поинтересовался Шепард.
    — Просто думаем. — ответил Бри. — Думаем, куда лететь, и она летит.
    — Хм... — Шепард посмотрел на Фримена и, как будто рассуждая, произнёс. — Слушай, камрад, давай этих двух гавриков сейчас свяжем, вырубим и прикажем Кыыре, или как её там, двинуть на север.
    — Зачем, родной? — удивился Бри.
    — А вдруг там сибирская тайга.
    Бри хихикнул:
    — Ты чего родной? Откуда на Халф-Джва-Джве леса? Их вырубили давно. На лут пустили.
    — На что пустили? — не понял Гордон.
    — Шмот, Фрима, шмот! — важно произнёс Вэфсь, наливая себе воды. — На костюмчики, ружьишко, на вот эти, — кивает в сторону девайса, на котором Гордон хэткрабов гонял, — лаппаты... Чтобы сделать одну лаппату, нужно сжечь три десятка деревьев! Три! Но лаппаты — это так, конечно, мелочь... Самое главное — шапки!
    — Шапки? — переспросил Шепард.
    — Ну да, шапки. — вежливо подтвердил Бри. — Вот у вас на Земле как определяют, кто перед кем сколько присесть должен?
    — Ну-у-у, это на глаз... — задумчиво произнёс Фримен.
    — Дикари! — возмутился Вэфсь.
    — Не, ну смотря где. — встрял капрал. — В армии количество необходимых приседаний зависит исключительно от прихоти старших по званию...
    — Ещё хуже! — добавил одноногий. — Ладно, я тебя полюбил — я тебя научу! А ну, дай сюда! — Вэфсь указал рукой на лаппату. Фримен передал ему девайс, и тот стал быстро водить пальцем над его поверхностью. — Вот, есть тут хорошая аппа... Наводишь, значит, и она показывает. Но тут можно посмотреть весь список, и каждый повстанец и титизэн должен знать его на зубок. — Вэфсь проделал ещё какие-то манипуляции, и на экране появилась символическая фигура с бирюзовым пятном в центре. Он ткнул пальцем куда-то в угол, и над фигурой появился серый треугольник. — Если у титизэна серая или чёрная шляпа, то это рядовой. — он ткнул ещё раз, треугольник стал синим. — Если у него синяя шляпа, то это тюремщик, перед ним нужно не один, а два раз приседать! Если у него белая шляпа, то это элита, перед ним и повстанец должен приседать, и титизэн пыщь-пыщь делать! Ну и если у него разноцветная шляпа, то это сам Консул. И перед ним все без исключения должны делать вот так. — Вэфсь вскочил и заходил взад-вперёд, прижав руки к груди, взмахивая локтями и приговаривая. — Ко-ко-ко, ко-ко-ко, ко-ко-консул!
    Фримен захлопнул выпавший от удивления рот и толкнул Шепарда:
    — Слушай, я уже говорил что-то про оголтелый расизм?
    — Где ты расизм увидел, очкарик? — грубо встрял Вэфсь.
    — А что, повстанцы и титизэны — это не расы?
    — Нет!
    — Биологический фактор?
    — Нет!
    — Лица с других планет?
    — Нет!
    — А что же?..
    — Ты что, дальтоник, Скопыч? Бирюзовый цвет от оранжевого отличить не можешь?.. Турист...
    — Эх, всё у вас как не у людей... — сказал Шепард. — Может, вы это... того, с нами на Земле останетесь? Освоитесь, коммунистами станете...
    Вэфсь аж подавился водой, которую пил.
    — Ты что, родной? — удивлённо уставился на него Бри. — У общества, у которого нет цветовой дифференциации шапок, нет цели!
    — Да! — с жаром подтвердил Вэфсь, откашлявшись. — Нет ничего важнее шапок! И мы должны их покупать, меняя цвета и фасоны по мере личного обогащения — не только чтобы подтвердить свой статус в обществе, но и чтобы поддержать великого Консула, который в благодарность сделает ещё больше шапок, чтобы мы могли продолжать добиваться ещё более высоких целей!
    — Знаешь... — заоткровенничал Фримен капралу. — А сейчас он стал ну очень похож на Илая... — Пойду-ка я отсюда. — он направился к маленьким дверцам в стене.
    — Куда? — грубым тоном поинтересовался Вэфсь.
    — В туалет. — указал Фримен.
    — В туалет с лаппатой нельзя!
    Гордон скорчил недовольное лицо, но повиновался и скрылся, положив лаппату на полку.
    — Пыщь. — вдруг сказал Вэфсь своему повстанцу. Тот едва заметно кивнул. Затем Вэфсь обратился к Шепарду.
    — Такое предложение, родной. — вдруг заговорил Бри. — Ты нам сейчас макаронину отдашь, а мы тебе потом на Земле белую шапку дадим.
    Капрал хмыкнул.
    — Ну хоть не белые тапочки, и на том спасибо. Не надо мне! Может, Фримен захочет? Эй, Гордон! — крикнул он. — Тут инопланетяне шапками фарцуют. Белыми! Надо тебе?
    — А Фримена нет, родной. — спокойно сказал Бри.
    — Как нет? — удивился Шепард. — Куда ж он делся?
    — Скатапультировал я его. — сказал Вэфсь. — На пыщь-пыщьку нажал — он и улетел. А Скопыч не нужен. — Вэфсь откинулся, почёсывая бороду. — Он только Кыыру напрягает своей тушей. Ещё бы его мелкоскоп выкинуть. — сказал он неодобрительно взглянув на оставленный Гордоном микроскоп.
    Шепард не верил своим ушам. Он поднялся и распахнул двери в туалетную капсулу. Но капсулы действительно не было, только головокружительная высота за ней. Капрал увидел, что уже вечерело. Сейчас они пролетали над каким-то маленьким, тёмным пригородом, состоящим из низеньких деревянных домиков.
    — Разворачивай! — потребовал капрал, повернувшись к туземцам.
    — Нельзя, родной. — печально произнёс Бри. — Кыыр устала, на кормоколонку лететь надо.
    — Разворачивай, я сказал, а то сожру эту макаронину нахрен!

    — Ну и куда он мог деться?.. — вопрошал Шепард, нарезая круги вокруг капсулы. Она приземлилась аккурат посреди мёртвого городка. Не было видно ни одного жителя, и капрал не хотел думать о том, почему, и что здесь может ожидать Фримена, если они бросят его здесь.
    — Говорят же тебе, яйцелобы выловили. — сказал Вэфсь.
    — Ну полетели, родной... — заныл Бри.
    — Убить вас мало! — завопил капрал. — Был бы тут товарищ Рузвельт, он бы сразу подписал приказ порасстреливать вас всех! Связывайся по рации с яйцелобами!
    — Нету у нас рации. — ответил титизэн. — Дорого.
    — Нищеброды! А эти лопаты, — показывает на девайс в руках Бри, — нет каких-нибудь функций для связи?
    Бри и Вэфсь переглянулись.
    — Мы не знаем, родной... — сконфуженно ответил повстанец.
    — Яйцелобы! — вдруг крикнул Вэфсь. Капрал обернулся и увидел, что к ним летит нечто странное. Нельзя было однозначно сказать, механизм ли это, или (полу)живое существо, потому что местами оно выглядело органическим, в частности, плавно изогнутый красноватый корпус, с вытянутым носом внизу, из которого торчали усики-антенны, а с другой стороны, были и явно металлические части, особенно серые бока, на которых находились прямоугольные сопла, из которых бил ярко-белый огонь.
    Странная штуковина приземлилась рядом с пепелацем, и оттуда вышло двое в противогазах.
    "Ну наконец-то, представители власти!" — подумал Шепард. — "Хоть какие-то нормальные люди, уж они-то прояснят мне творящееся здесь безумие."
    Однако Бри и Вэфсь явно не разделяли его мыслей, потому что тут же припали к земле, хлопая себя по щекам и усердно пыщьпыщькая. Яйцелобы остановились в паре метрах от них. Вэфсь тут же подбежал к ним, высовывая что-то из карманов. Он остановился напротив яйцелоба и, обернувшись на капрала, указал на него рукой, затем повернулся обратно к противогазникам, скорчил жалостное лицо и протянул содержимое брюк противогазнику.
    Бри улучил момент и подкатил к Шепарду:
    — Надевай краба!
    — Слушай, да оставьте вы меня с этим вашим цветомаразмом!
    — Надень краба, заберёт же тебя на допрос вместе с макарониной!
    Шепард не обратил внимание на его слова, продолжая смотреть, что делает Вэфсь. А дела у него были кислые: яйцелоб не захотел у него ничего брать. Тогда Вэфсь обернулся и мотнул головой на противогазников. Бри сорвался с места, тоже засовывая руку в карман штанов. Он протянул руку, и Шепард увидел на ней блестящие пластинки, которые туземцы называли "зэнами". Это была местная валюта.
    Яйцелоб собрал у них подать, но этого было мало, потому что к ним тут же подскочил второй и вытащил из кармана штанов Бри ещё.
    Всё это уже не нравилось капралу, но он решил стоять на своём. В конце концов, они читают его мысли и знают, что он — порядочный американский гражданин.
    А противогазники уже обратили внимание на стоящего поодаль. Они переглянулись, один из них пыщькнул и достал лаппату, похожую на ту, что была у спутников Шепарда. Противогазник навёл её на капрала, и на её виртуальном дисплее отобразилось оранжевое пятно.
    Вздохнув, капрал натянул на голову хэткраба и направился к представителям власти.
    — Здравствуйте, товарищи! — поприветствовал их капрал. — Вы тут не видели человека, в оранжевом костюме, очках и с бородкой? Мы думаем, что вы могли найти и подобрать его.
    Яйцелоб уставился бездушным взглядом окуляров на капрала и молча поднял вверх дубинку. Он нажал на каппу на её рукояти, и верхушка дубинки засветилась изнутри, послышалось потрескивание и запах озона; похоже, она была электрической.
    Шепард взглянул на Бри и Вэфся: те усердно захлопали себя по щекам.
    — А, прости, дорогой, забыл. — сказал капрал и с явной неохотой присел перед яйцелобами. — Ну так как, не подбирали вы его?
    — Первое предупрждение: отойти! — приказал яйцелоб, замахиваясь дубинкой.
    — Э-э, ты чего?! — возмутился капрал, благоразумно отбегая в сторону. — Я буду жаловаться вашему начальству!
    Но яйцелобы потеряли к нему интерес и направились обратно к своему транспортнику. Но капрал не собирался их отпускать: ведь они не ответили на его вопрос насчёт Фримена!
    — Эй, куда вы, подождите! — Шепард бросился к ним. — Вы так и не сказали, подбирали Фримена или нет! Постойте? — капрал подбежал совсем близко и ухватил ближайшего противогазника за плечо. Тот обернулся и оттолкнул солдата. Он услышал падение металлического предмета на землю.
    — Подними эту банку. — приказал первый, указав пальцем на блестящую жестянку, лежащую у ног второго яйцелоба. Капрал пожал плечами, но нагнулся, чтобы поднять её.
    И тут же получил электрическим разрядом по голове от дубинки второго противогазника. Лёжа на земле, он услышах их мерзкое хихиканье. Один из них поднёс дубинку к противогазу и пыщькнул в находящуюся в ней рацию.
    Бри и Вэфсь в онемении наблюдали за этой сценой. Они молча переглянулись и со страху опустились к земле ещё ниже, когда один из яйцелобов бросил на них косой взгляд. Наконец, те забрались в свой транспорт и улетели.
    — На что мы теперь купим корм для Кыыр? — горестно воскликнул Вэфсь, доковыляв до капрала и пнув его протезом, чтобы убедиться, в сознании ли он. Капрал с оханьем перевернулся на бок, держась за шишку на голове. — На что?
    — Ну и зараза же ты, родной! — добавил Бри.
    — Он хуже! Он просто дно!
    Они отошли от него и о чём-то зашушукались возле пепелаца. Капрал поднялся. Давненько он не чувствовал себя настолько плохо. Голова трещала, словно перезревшее арбуэ. Ещё и эта гадость на зубах...
    "Нет, не могу!" — решил капрал и стал рыскать по карманам в поисках хоть чего-то, напоминающего зубочистку. Рука сама собой скользнула в пачку из-под макарон и выудила оттуда последнюю спагеттину. Шепард неаккуратно схватил её, разломав при этом на части, и засунул конец в рот, старательно выковыривая останки искусственной каши с зубов.
    — Ах ты!.. — вдруг услышал он окрик. Капрал оставил свои зубы в покое и поглядел на туземцев, стараясь понять, что случилось. У тех были такие лица, будто они увидели призрака. Шепард перевёл взгляд на свою "зубочистку" и только теперь понял, в чём дело.
    Впервые за своё пребывание на планете капрал нецензурно выругался вслух.
    Вэфсь застонал, хватаясь за сердце, и осел на землю. Бри засуетился, вытащил сосуд с какой-то жидкостью и стал отпаивать своего титизэна.
    Шепард выкинул испорченную спагеттину и произнёс:
    — Такое предложение... Находим Фримена, летим к местному правительству. Рассказываем им, кто мы, откуда.
    — Принеси дощечку, родной. — сказал Бри. Шепард нехотя поднялся и, оглядевшись, направился к лежащим возле небольшого домика доскам.
    — Они дают нам гравицаппу, — продолжал фантазировать капрал, — а мы организовываем взаимовыгодную торговлю: мы вам макароны, сколько хотите, и арбузы, а вы нам — шапки... и эти, как их... лопаты! — капрал поднял с земли небольшую дощечку и направился обратно к пепелацу; он увидел, что туземцы уже были в нём. Стоящий в проходе Бри сказал:
    — К правительству лететь — тэпорт надо починить, а тэпорт починить — гравицаппа нужна. Правительство на другой планете, родной!
    В этот момент из пепелаца высунулся Вэфсь и вышвырнул рюкзак и микроскоп. Зло поглядев на капрала, он крикнул:
    — На словах ты петушок, а на деле — ко-ко-ко!
    После этих слов он поднял трап, а затем пепелац взмыл в воздух и улетел.

    Шепард бродил среди сгнивших, ветхих деревянных домиков. Он ещё не потерял надежды найти в этом мёртвом городке Фримена. Стемнело, в ночном небе загорались первые звёзды. В тесных узких переулках уныло завывал ветер.
    Вдруг капрал споткнулся обо что-то, лежащее на земле. Он растянулся ничком и, охая, поднялся. У него не было с собой фонарика, но и без него под светом звёзд можно было разглядеть лежащее здесь мёртвое тело. Капрал увидел, что его голову покрывал хэткраб, причём она пряталась под крабошапкой практически целиком. Шепард вспомнил наставления контрабандиста и спрятал своего краба в рюкзак.
    Он ещё долго бродил по тёмным улочкам, потеряв всякое чувство времени. Иногда он останавливался и звал Фримена по имени, но никто не откликался. Он был один, совсем один, и это было непривычно, это пугало... На Земле, в родных КША ты редко оставался совсем в одиночестве, кто-то всегда был ряд: сослуживец в казарме, сожитель в коммунальной квартире, Джина... На этой же планете остаться одному посреди пустынной, мёртвой земли, похоже, было обыденностью. Вдобавок ко всему, становилось заметно холодно.
    "Днём жарко, ночью холодно — так и треснуть недолго." — думал капрал. Он решил, что будет благоразумным остановить поиски и устроиться на ночлег где-нибудь в здании. Или же попытаться развести костёр: капрал похлопал себя по карманам и нашёл коробку спичек. Он натаскал досок, выбрав наименее сырые и гнилые, а затем зачиркал спичкой по коробку.
    Когда костёр разгорелся, стали видны затянутые растительностью стены ближайших зданий, лежащий на земле хлам. В какой-то паре метров от него среди кучи обломков и камней лежал труп. Капрал поднялся и подошёл к распростёртому мёртвому телу. Оно было необычайно худым и лишённым кожи, были видны оголённые мыщцы, обтянутые сухожилиями. Голову закрывала краб-шапка.
    Шепард потянулся за спичками, чтобы внимательнее рассмотреть тело, но вовремя одумался от такой нерациональной траты и вернулся к костру, чтобы вынуть оттуда лучинку. Однако, когда он обернулся с тлеющей веточкой в руке, тела уже не было на месте. Капрал испуганно обернулся, ожидая увидеть ожившего мертвеца сзади. Но затем до него донёсся дикий рёв, и он, повинуясь одним лишь инстинктам, бросился прочь. Пробежав несколько метров, он услышал чей-то топот. Оглянувшись, он увидел то самое тощее тело с хэткрабом, бегущее на четвереньках за ним. Капрал кинул уже потухшую лучинку в него, но жуткое существо увернулось.
    Улочка заканчивалась, и капрал завернул за угол. Впереди стоял тёмный дом; двери не было видно, зато большое окно было распахнуто. Шепард залез в окно и загородил проём находившимся здесь шкафом. Он отошёл на шаг назад. Поначалу не было слышно ничего, но затем на шкаф что-то набросилось и стало его царапать. Солдат свалил в кучу весь хлам, который здесь был, но было очевидно, что отсюда нужно уходить. Капрал открыл дверь и чуть было не провалился вниз, потому что сразу за нею находилась здоровая дыра. И там, внизу, кто-то лежал. Шепард зажёг спичку и понял, что это был Фримен.
    — Эй! — позвал он его громким шёпотом. — Гордон! Камрад! Ты жив? Фримен, очнись!
    Тот наконец-то зашевелился и что-то промычал.
    — Вставай! Скорее!
    — Шеп? Это ты? — отозвался Фримен, переворачиваясь на спину и хватаясь за голову. — Что случилось?
    — Нам нужно выбираться отсюда! Помоги мне спуститься.
    Фримен начал подниматься. Он зажёг фонарик — благо, тот был встроен в костюм — и посветил им вокруг.
    — Слушай, Шеп, страшно мне тут...
    — Там какая-то тварь пытается до меня добраться и съесть, а ты тут рассказываешь, как тебе страшно!
    Но Фримен не обратил внимание на его слова, продолжая светить фонарём.
    — Здесь целая куча мёртвых повстанцев, Шеп...
    — Повстанцев?.. — капрал насторожился.
    — Ну, у них хэткрабы на головах... — подтвердил Фримен опасения Шепарда. — Постой, здесь есть выживший! Один из них шевельнулся! Сейчас я вам помогу, не двигайтесь! — крикнул физик и скрылся из поля зрения.
    — Фримен, нет! Вернись, это не человек, это монстр! — но его окрики были тщетны. Шепард решил рискнуть и, ухватившись рукой за деревянную балку, просунул ноги в дыру. Вдруг он услышал истошные крики Фримена, а затем увидел его самого, бегущего прочь. — Фримен, вернись, помоги мне слезть! — но тот уже умчался. А через некоторое время раздались чьи-то всхлипы и стоны, похожие на полуразборчивое бормотание, и прямо под капралом проковыляло ещё одно чудовище с хэткрабом на голове. Однако, оно отличалось от того, что пыталось пробиться сквозь окно: этот был медленным, и не таким тощим, да и к тому же он был одет в чёрный потёртый пиджак или что-то вроде того. Следом заковылял ещё один. Капрал подумал не больше секунды, а затем, резко разжав руки, приземлился прямо на плечи оживлённому трупу. Вместе они рухнули на пол, и капрал хорошо приложился всем телом. Ему понадобилось некоторое время, чтобы собраться и подняться с пола, но затем он обнаружил, что окружён целой толпой ходячих мертвецов.
    И в этот момент откуда-то снаружи ворвался Фримен. В его руках был зажат обломок водопроводной трубы. Агрессивно размахивая ею, он угрожающе закричал:
    — Ну, кто тут хочет попробовать мои мозги на вкус?! Подходи! Иди сюда! — он с ненавистью бросился на ближайшего зомби и принялся что есть силы лупить его по хэткрабу. Маленькое существо на голове было расчвякано, и грузная туша под ним, задрожав, рухнула на землю. Капрал воспользовался моментом и бросился к вошедшему в неистовство Фримену. Увернувшись от удара когтями, он, наконец, приблизился к выходу.
    — Гордон! Уходим! — но тот так вошёл во вкус, что капралу пришлось буквально оттаскивать очумевшего физика от зомби, которые, судя по всему, учуяв запах крови своих убитых сородичей, начали делать ноги.
    Вытащив нерадивого учёного на улицу, капрал потащил его по улочкам города. Отыскав чистое, не занятое чудовищами здание, они забаррикадировались в нём и стали ждать рассвета.
xDDGx #
1
Спойлер
    Капрал потянулся и, увидев пробивающийся сквозь заколоченное досками окно свет, поднялся. Фримен уже был на улице и дышал свежим воздухом.
    — Слушай, Шеп, а куда ты дел микроскоп? — поинтересовался тот.
    — Кажется, я забыл его возле костра. Это должно быть недалеко, идём.
    Они действительно нашли его быстро. Капрал на всякий случай проверил свой рюкзак: как ни странно, даже стеклянная бутылка с уксусом не разбилась. Шепард представил, как бы он шёл с провонявшимся, мокрым от уксуса рюкзаком, и передернулся.
    Земляне решили выбираться из мёртвого города. Хотя они нашли колодец с более-менее чистой водой, еды у них не было, так что у них не было другого выхода, кроме как добраться до ближайшей цивилизации.
    Вскоре они набрели на железнодорожные пути, которые и вывели их из городка. Они вышли к широкому, извилистому шоссе, идущему до самой дали и скрывавшемуся где-то за горизонтом, над которым поднималось яркое тёплое солнце.
    Некоторое время они брели по нему в одиночестве, молча: Фримен, ставший за это время немыслимым без своего микроскопа, и Шепард, несущий на своём плече рюкзак.
    Но вдруг капрал заметил появившееся над горизонтом облачко пыли.
    — Э-эй! Э-э-эй! — заорал он и бросился вперёд. Гордон заспешил за ним. Пыль приблизилась, и вскоре они увидели странную машину, багги, состоящий из одного только каркаса, лишь местами прикрытого листами кузова. За его рулём сидела повстанка: капрал понял это, разглядев хэткраба на её волосах. Это его обрадовало, не нужно было тратить время на всякую ерунду типа приседаний, да и некормленного хэткраба он надевать опасался.
    Багги остановился, и они обрадованно направились к нему.
    — Стоять! — вдруг рявкнул женский голос. Он доносился явно со стороны багги, но был непривычно громким: казалось, будто водительница говорила в паре шагов от них, хотя до её машины было ещё далеко.
    — Чего? — крикнул капрал, сообразив, что крикнули им.
    — Остановись, а то закричу! — пригрозила повстанка. Хотя угроза казалась глупой, Шепард решил не раздражать даму. Они остановились в метрах тридцати от неё.
    — Чего вам надо, повстанцы? — спросила она, по всей видимости, проверив их с помощью лаппаты.
    — До города подбрось! — крикнул капрал.
    — Даром, что ли? — иронично протянула она.
    — Денег у нас нет, но мы отработаем! — заверил её Шепард.
    — А что ты умеешь?
    — Я? — подивился вопросу солдат. — Да всё!
    — Да?! Ну ладно! А тот, второй что умеет?
    — Э-э, я? — сконфузился Фримен. Он явно был не готов отвечать на такой вопрос... Собственно, а что он умел?
    — Он физик, учёный, телепорт тебе построит! — выкрутился за него капрал.
    — До свидания. — в голосе повстанки явно слышалось разочарование.
    — Постой! — запротестовал капрал. — Я на губной гармошке умею играть!
    — Да?.. Ну сыграй!
    — Щас... — Шепард полез по карманам, пытаясь вспомнить, куда он её мог деть. Наконец-то он нашёл её. — Вот, нашёл!
    — Играй.
    — Здесь, что ли?
    — Там! — она указала рукой на холм в нескольких шагах от них.
    — Ну ладно. — согласился капрал. Он кивнул Фримену и вместе они забрались на этот холм.
    — Подожди. — остановила она Шепарда, как только он поднёс гармошку к губам. — Звук сделаю. — она завертелась на сидении, манипулируя с чем-то, установленным в машине. — Играй. А твой спутник пусть поёт.
    Гордон жалобно поглядел на товарища:
    — Капрал, а что петь-то?
    — Какая разница? Первое, что взбредёт в голову. Ты главное, ритм поймай. — более ни слова не говоря, капрал заиграл. Он так и не понял, что сделала повстанка, но звук от гармони звучал словно гром в чистом поле.
    Фримен несколько секунд потупил, отмалчиваясь, а затем начал бормотать под нос:
    — У чайника ручка, у чайника носик, возьми-ка за ручку, поставь на подносик...
    — Дно. — сказала на это повстанка.
    — Чего? — спросил Шепард, прекратив играть.
    — Дно, говорю.
    — Нет, подожди. — засуетился капрал, чувствуя, что она вот-вот уедет. Он обернулся к Фримену и гневно зашептал. — Чёрт возьми, камрад, ты можешь выдать из себя хоть что-то помузыкальнее? Поймай ритм и городи любую чушь, любую, но чтобы это было в ритм, ты меня понял?
    Гордон растерянно кивнул. Капрал приготовился к полному провалу, но всё же решил попытаться. Он поднял гармонь и заиграл снова. Фримен на этот раз молчал дольше обычно: он всеми силами пытался войти в ритм, даже начал притопывать ногой. Но что петь, о чём? Гордон прислушался: ему казалось, что он уже где-то слышал эту мелодию...
    Вдруг на него снизошло, он открыл рот и практически в такт исполнению Шепарда продекларировал:

    А нам всё равно, а нам всё равно!
    Пусть боимся мы волка и сову!
    Дело есть у нас — в каждый жуткий час
    Мы волшебную косим трынь-траву!

    — Круть! — проворковала повстанка.
    — Что? — спросил капрал, закончив играть.
    — Круть, говорю! Садитесь, поехали!
    Дважды повторять им не нужно было. Они подбежали к багги, за рулём которого сидела черноволосая смуглая повстанка, одетая в традиционное для жителей этой планеты грязное бурое тряпьё. Завидев её, Фримена вдруг перекосило. Он остановился, отвернулся и засунул кулак в рот, постанывая и неразборчиво мыча.
    — Ты чего? — ошарашенно произнёс капрал от такого поведения товарища.
    — Это же Аликс! Аликс! Чёрт... — полушёпотом ответил тот.
    — Кто такая, чем знаменита?
    — Это же дочь Илая Вэнса! Она не работает в Мезе, но частенько ошивается возле папаши... И постоянно пристаёт ко мне, хуже Колетт! Не, ну Колетт я люблю, — тут же поправился физик, — но эта... курица ведёт себя так, как будто уже затащила меня в ЗАГС! Да я готов паспорт съесть, едва завидев её... Хорошо, что он у меня не с собой! — Фримен приложил руку ко лбу, как будто ему становилось плохо.
    — Так, спокойно. — Шепард встряхнул своего спутника за плечи. — Будь мужчиной, Гордон! Во-первых, это не Аликс.
    Фримен с сомнением выглянул из-за спины капрала, чтобы взглянуть на повстанку.
    — Ну что, вы едете? — с недовольством в голосе спросила она.
    — Секундочку. — сказал ей капрал, и продолжил общаться с Гордоном. — Даже если она на сто процентов похожа, это не она. Во-вторых, у нас нет выбора, нам нужно выбраться отсюда любой ценой. В-третьих, даже если она начнёт приставать к тебе, я её быстренько утихомирю...
    — Э-э, ты чего? — возмутилась повстанка. — Тронешь меня — тут же прилетят яйцелобы и засунут тебе в глотку дубинку!
    — Спокойно. — заверил её Шепард. — Не будешь к нам приставать — мы не будем к тебе. Идёт?
    Повстанка презрительно усмехнулась:
    — Сдались вы мне... Вы едете, или так и будете трещать?
    Шепард уселся рядом с ней, а Фримен с микроскопом устроились сзади, бросив на неё косой взгляд. Не, ну это точно она! Причём точь-в-точь такая же, как в Мезе, даже не постарела, в отличие от Брина и Вэнса. Впрочем, она всё равно не отличалась красотой. Ещё и одела в нос дурацкий колокольчик...
    — Слушай, у тебя арбуэ есть? — спросил Шепард прежде, чем она завела двигатель.
    — Найдутся. — ответила она. — Держись. — она повернулась к Фримену. — Эй ты, очкарик, ты тоже держись.
    — Держусь я, держусь... — пробормотал Фримен, сам в это не веря. Повстанка дёрнула ручник, и багги мгновенно рванул вперёд с огромной скоростью.

    Шепард, пошатываясь, вернулся в багги. Он ещё долго слышал, как Фримен, сгорбившись, отплёвывается на землю.
    — Слабаки. — недовольно прокомментировала Ксила (так, как оказалось, звали аликсоподобную повстанку).
    — Будь добра, — осторожно произнёс капрал, — едь хотя бы немножечко помедленнее, хорошо?
    — Ладно. — закатила она глаза. — Придётся перейти на дизель. Отработаете! — она пригрозила ему пальцем. Шепард согласно кивнул.
    Наконец, Фримен очистил желудок (хотя казалось бы, целый день не ели) и вернулся в машину. Ксила надавила на какие-то каппы на приборной панели, завела мотор — на этот раз он затарахтел, выпуская клубы чёрного дыма, а затем багги плавно, неспешно покатился. Она заметно прибавила скорости, когда они выехали на трассу. Местность вокруг плавно переходила в пустыню. Там и тут стояли уже знакомые им "термитники".
    — А что это за штуковины? — спросил Фримен, тыча в один из них.
    — О-о, ты не захочешь этого знать. — заверила его Ксила.
    — И всё-таки?
    — Это постройки личинок муральвов. Когда личинка вырастает, она выбирается на поверхность и строит из вытолкнутого песка вот такой "домик", внутри которого она остаётся, а потом окукливается.
    — А кто такие муральвы?.. — задал физик встречный вопрос.
    — Сейчас увидишь... — Ксила выудила из кармана камень и бросила его на песок. Шепард и Фримен обернулись, чтобы проследить за судьбой брошенного камня. Они услышали чей-то визжащий рёв, а затем из того места, куда приземлился камень, ударил столб пыли, а затем из него выскочило зелёное четырёхногое существо, похожее на очень большое (размером сравнимое с человеком) насекомое. Оно пролетело несколько метров и приземлилось позади едущей машины.
    — Держитесь. — сказала Ксила, вжимая педаль газа. Они увидели, как из песка вылезло ещё несколько муральвов и все они бросились вслед за уехавшим багги. Первый муралев, собравшись с силами, вновь взлетел в воздух и на этот раз приземлился совсем недалеко от них.
    — У тебя есть оружие? — спросил Шепард у Ксилы.
    — За ношение оружия пацаками — штраф в тысячу зэнов или пожизненный эцих с гвоздями. — отрезала та.
    — Вот щи! — выругался Фримен, нагибаясь вниз, словно бы это могло ему помочь.
    — А так да, есть у меня. — добавила Ксила, протягивая капралу маленький круглый предмет, с выпуклой линзой на переднем конец.
    — Похоже на фонарик... — с сомнением произнёс капрал, принимая его.
    — Ну-ну, попробуй нажать на каппу, увидишь, какой это... фонарик. — иронично протянула Ксила.
    — А ну-ка пригнись, — посоветовал Шепард учёному, хотя тот и так вжимался в сидение что есть сил, обнимая драгоценный микроскоп, — щас я испытаю этот дамский сверчок... — аккуратно наведя ствол на цель, капрал нажал на маленькую каппу у основания. Поначалу как будто ничего не произошло, но затем летящего в воздух муральва охватило огнём.
    — Отлично! Давай ещё. — подбодрила его Ксила. Шепард прицелился и сбил ещё одно жукоподобное существо. — Держитесь! — вдруг крикнула повстанка. Капрал едва успел вцепиться в остов, составляющий почти весь "корпус" багги. Он обернулся и увидел впереди на дороге бегущего на них муральва. Ксила не стала сворачивать, и они наехали прямо на несчастное животное. От столкновения оно как будто лопнуло, обдав их всех противной зеленовато-жёлтой кровью.
    — Щи! — жалобно протянул Фримен, отплёвываясь.
    — И не говори... — пробормотал капрал, оттирая маску носовым платком.
    — Дышите спокойно, это последний. — сообщила Ксила. Шепард теперь понимал, почему её одежда выглядела такой грязной. Он вернул ей "фонарик" и продолжил оттираться от инопланетной крови. — Мы скоро прибудем на место.
    — А куда, мы, собственно, едем?
    — На гастроли. — важно пояснила повстанка, поправляя хэткраба на голове. — Знаю тут неподалёку одного богатого титзэна. Его зовут отец Гри.
    — Отец? — подал голос Гордон. — Он что, священник?! — в его голосе слышалось отвращение. Впрочем, с чего бы его должно удивлять то, что на этой планете, вдобавок ко всему прочему, бесчинствует религия?
    — Ну я же сказала, — терпеливо ответила Ксила, — что знаю одного богатого... нет, даже очень богатого титизэна! У него даже белая шапка есть. Какие тут ещё могут быть вопросы?
    — А что за религия? — поинтересовался капрал, чтобы поддержать разговор.
    — Да какое-то у него своё учение. Светлейший Свет, Великая Зомбомать и тому подобная чепуха.
    — О ужас, — взмолился Фримен, — и мы едем у него выступать?
    — Ну так а чё? Отобьём немножко бабла, он гребёт его лопатой — пускай делится!
    — Слушай. — начал капрал. — А у тебя нет никого знакомого с пепелацем и тэпортом исправным?
    — А тебе зачем?
    — Ну как зачем. Домой хочу. И Фрименыча тоже домой доставить, а то считай, бедняга, из-за меня здесь оказался...
    — Ну да?
    — Что, не веришь? Не, ну я понимаю, что у вас тут так принято, но вот... что я сейчас думаю?
    Ксила бросила на него изучающий взгляд, а потом сообщила:
    — Что твоя Джина по моргам звонит. Что капитан тебя занёс в списки дезертиров и объявил в розыск.
    — Нет, вот прямо сейчас.
    — Что домой хочешь. И кучу спегатти мне передашь в благодарность.
    — Ну вот, значит правда.
    Ксила засмеялась.
    — Кто ж на этой планете правду-то думает? Такие дураки действительно ещё существуют?
    Капрал молчал, ему нечего было на это ответить. А вот у Фримена слова нашлись:
    — Вот от того, что вы думаете то, что не думаете, и делаете не то, что делаете — вот от того в клетках и сидите, и вообще, весь этот горький катаклизм, который я здесь наблюдаю... И капрал Шепард, между прочим, тоже...
    — Капрал. — перебила разошедшегося физика Ксила. — Фримен — не нужен. — она пристально взглянула на солдата.
    — Пусть будет, не помешает. — возразил Шепард.
    — Ну, а что он будет делать во время выступления? Сидеть и зевать по сторонам?
    — Ну, придумаем, чё... Он же ж петь будет? А ты если хочешь, посиди, посмотри, послушай... поучись у людей с цивилизованной планеты.
    — Нда? Ну ладно. — не отрывая взгляда от дороги, Ксила обратилась к нему. — Ну что, очкарик, начинаем ре-петицийо! Я исполняю — ты повторяешь, понял?
    — Я не очкарик... — попытался было опротестовать Гордон, но та, не обращая внимание на его слова, произнесла:
    — Гы-ы, гы-ы, гы-ы, гы, гы-ы-ы-ы-ы... — она прекратила издавать эти грубые первобытные звуки и поглядела на физика через зеркало заднего вида. — Ну чё вылупился? Повторяй!
    — Гы-ы, гы-ы, гы-ы, гы, гы-ы-ы-ы-ы... — Фримен не стал "гыкать" так первобытно, произнося звуки почти музыкально, особенно красиво затянув последний слог. Но повстанка тут же перебила:
    — Гы-ы-ы-ы-ы! Ы-ы-ы!
    — Давай я лучше подпевать буду?
    — Как?
    — Ну вот так, например... Уа-а-а-ау-у-уа-а-а-ау-уа-а-а...
    — Нет, хватит! Будешь просто стоять и молчать, понял?
    — Ну ладно... — всплеснул руками Фримен.
    — Мы уже подъезжаем. — возбуждённо произнесла повстанка, словно уже чувствуя запах денег. Но до её спутников доносился только запах гари. Они приближались к когда-то бывшему красивым двухэтажному особняку, у которого напрочь снесло крышу. Во дворе находилось большое чёрное пепелище, по всей видимости, совсем свежее. На торчащие из него штыки были нанизаны обгоревшие трупы. Человеческие трупы. К горлу Фримена подступил комок.
    — Это зомби. — попыталась успокоить их Ксила. — Отец Гри каждую неделю проводит мессу, она уже закончилась и прихожане ушли.
    — А его точно зовут отец Гри, а не Гриль? — ляпнул Гордон. Ксила с явным неодобрением посмотрела на него.
    Вдруг всё пространство вокруг заполнил голос. Глубокий, с выразительно хрипотцой, но чёткий, он словно бы доносился отовсюду. От неожиданности Фримен даже вздрогнул. Капрал же вслушался, стараясь понять смысл доносящихся до него слов.
    — ...И кто же он: праведник, торгаш или просто сумасшедший? И можно ли ему верить? Или это вконец обезумевший фанатик, затерянный среди пустыни... Сомнения сковывают сердце, но хочется верить в лучшее, в то, что само провидение указывает тебе путь сквозь черноту Космоса!
    — Это отец Гри. — обыденным голос произнесла Ксила. — Он любит вести мессу вслух, читая мысли прихожан, и делать из них проповедь. Дешёвый трюк, но его зомби ведутся. Так, приготовились — она засуетилась и зажала какую-то каппу на приборной панели. Из ящичка, прицеплённого сзади, выскочила большая металлическая сетка, накрывшая багги целиком и зацепившаяся за штыри, торчащие спереди.
    — Кабриолет... — усмехнулся капрал. Ксила не обратила внимание на его слова, вдруг вскочив с места и громко шикнув на них:
    — Вот и он, вставайте!
    На верхнем этаже, сквозь здоровый пролом в стене стало видно важного, напыщенного титизэна в белой мантии и белой же чалме. Его руки сжимали странную длинную штуковину из блестящего тёмного металла, с двумя ручками внизу, за которые её держал священник, и красиво изогнутым воротником на конце, обращённом в воздух. На груди у священника висел большой сверкающий крест, такой же, но поменьше, висел на чёрной штуковине.
    — Чем я могу помочь вам, братья и сёстры мои, блуждающие в пустыне, словно мотыльки, сбившиеся с пути светом праведного фонаря? — произнёс он, подняв голову с полуприкрытыми глазами к небу.
    — Пыщь-пыщь-пыщь! — поприветствовала его Ксила, приседая три раза. Земляне поспешно повторили за ней. — Мы не за опиумом для народа, мы артисты. — важно ответил Ксила священнику. — Заплатишь — попоём!
    — Важнейшими искусствами для нашей гибнущей планеты являются музыка и танцы. — важно потрясая перстом, произнёс отец Гри. — Но разве они сравнятся по своей красоте и значению со служением Светлейшему Свету?!.. — он впервые за всё время взглянул на них. Его лицо приобрело недоумённое, даже рассерженное выражение. — Братья мои! Почему вы не надели своих хэткрабов? Вы что же... — он вскинул чёрную штуковину и направил её передний конец прямо на них, и капрал понял, что это не просто какой-то ритуальный жезл, а вполне себе оружие неизвестного типа. — Вы что же, не хотите приобщиться к Светлейшему Свету?
    — Надевайте. — зашикала Ксила. Капрал благоразумно последовал её совету, а вот Фримен заартачился:
    — А может, не надо? У меня хэткраб некормлёный!
    "Священник" зло ухмыльнулся и, направив свою пушку куда-то в сторону, нажал на каппу под стволом. Они оглянулись, чтобы посмотреть, что будет, и увидели, как большой "термитник" в сотне метров позади будто взорвался, а на его месте появилось странное сферообразное искажение, в которое втянулись его обломки, а затем всё исчезло.
    — Быстрее, одевай своего краба, а то он нас транксенирует! — закричала Ксила на физика. Тот, и сам видя, что шутки плохи, подчинился.
    — Так-то лучше! — обрадовался отец Гри. — Ты теперь видел... Мощь моего маленького друга транксенатора! — он громко и неприятно захохотал. Вдоволь навеселившись, он закинул ствол на плечо и повелел. — А теперь — пойте!
    — Начинаем! — скомандовала Ксила. Шепард поднёс гармошку к губам и начал было исполнение, но отец Гри перебил их:
    — И танцуйте!
    К такому повороту ни капрал, ни Гордон готовы не были.
    — А что танцевать-то?.. — глупо спросил Шепард, глядя на Ксилу.
    — Гангам-стюле! — радостно воскликнул священник.
    — Это как?
    — Смотри сюда. — Ксила начала выделывать какие-то напрочь сумасшедшие па.
    — Слушай, дядя, — скривился Шепард, — ищи себе другой ансамбль!
    — Что-о-о?! — рявкнул отец Гри. — Так вы — бесы?! — он наставил транксенатор прямо на них, Ксила упала ниц. Гри нажал на каппу, но почему-то ничего не произошло. Он нажал ещё раз — никакого эффекта. — Заколдовали, демоны! — всплеснул руками священник и скрылся, напоследок пробормотав. — Я щас, святой водички попить надо.
    Ксила мигом поднялась и нажала на каппу, сворачивающую сетку обратно.
    — Пора сваливать. — сообщила она им очевидное. — Ребят, подтолкните телегу.
    — А вот это мы с радостью. — капрал кивнул Фримену, и вместе они зашли сзади. — Газуй!
    — Пока-пока, днища. — язвительно произнесла Ксила и, повернув цаппу, уехала прочь. Багги практически мгновенно набрал скорость и за какой-то десяток секунд исчез за горизонтом.
    — И было пропыщенно, что стали они подобны тем петушкам, что существуют во плоти, но в которых текут щи и вообще ко-ко-ко и дно!.. — донёсся до оставшихся таращиться на оседающую на дорогу пыль землян голос отца Гри. Шепард опомнился первым и потащил Фримена прочь. — Вот так! Теперь всё работает! — довольно произнёс Гри и вышел на крышу. Улыбка сползла с его лица и он растерянно уставился на опустевшую дорогу, на которой никого не было. — Ускакали, демоны! Вот до чего довёл планету Ко-ко-консул! Черти бродят по дорогам и смущают незапятнанные умы повстанцев! Нет, это не Консул — это дно! Хватит терпеть эти щи! — сказав это, отец Гри спустился и, закинув транксенатор на плечо, побрёл в сторону столицы.
    Шепард, выглянув из-за песчаного холмика, за которым они прятались, убедившись, что опасность миновала, поднялся и помог встать Фримену. Вместе они вернулись на дорогу и, разглядев следы колёс, двинулись за ними — потому что ничего другого им не оставалось.
    Сложно было сказать, сколько они шли, но через некоторое время удача улыбнулась им: они нашли лежавшие на дороге свои вещи. Даже микроскоп, без которого Фримен казался немыслимым, был здесь, целый и невредимый.
    — О, слава щям! — проговорил Гордон, рассматривая его со всех сторон.
    Капрал тоже потянулся к своему рюкзаку, проверяя его содержимое.
    — Ну как? Всё на месте? — поинтересовался физик.
    — Нет. Духи украла. Подарок Джине...
    — Стерва.
    — Женщина...
    Они ещё долго брели по песку. Через некоторое время они вышли к морю, в паре метров от которого начиналась широкая полоса зелени. Шепард предложил искупаться, и эта идея нашла горячую поддержку со стороны физика. Он тут же разобрал свой бронекостюм на части и с воплем бросился в морскую пучину. Капрал не стал раздеваться, решив постеречь вещи: с одной стороны, здесь никого не было, а с другой, могла подкатить такая же "телега" как у Ксилы, или подлететь транспортник яйцелобов, а они тут без хэткрабов плескаются.
    Вдруг Фримен истошо завопил и выскочил из воды.
    — Что такое? Что случилось? — забеспокоился капрал. Физик рухнул на песок и указал на ноги: они были обильно испещрены крохотными ранками. Шепард подошёл к воде и заглянул в неё. Тут же он увидел, как в толще моря проплыла маленькая серая "змейка".
    — Мда. — сообщил капрал, вернувшись. — Здесь даже в море не поплещешься: и там какая-то гадость водится.
    Фримен не слушал его, обеспокоенно разглядывая свои ноги.
    — Не переживай, камрад, не смертельно. — ободряюще произнёс Шепард; впрочем, в этот момент он был весьма рад тому, что хотя бы его спутник не умел читать мысли. — Давай, может, уксусом продезинфицируем...
    — Ты уверен? — испуганно изрёк Гордон. — С каких это пор уксус стал дезинфицирующим средством?!
    — Вот и проверим. — ответил капрал, извлекая на свет бутылку. — Другого у нас всё равно ничего нет. — он вытащил пробку и тоненькой струйкой полил содержимое на правую ногу. Учёный жутко заверещал и выскочил из-под струи.

    — Ну что, ты принёс? — первым делом спросил Илай, увидев Гордона.
    — Э-э... Да-а-а... — после короткой паузы ответил учёный и поставил большой свёрток на стол.
    — Это он? — негр ткнул пальцем в свёрток и поглядел на Фримена.
    — Ну... Да-а. — подтвердил физик.
    Илай склонился над свертком и вскоре освободил находищийся в нём предмет. Это оказался микроскоп, за которым когда-то работал доктор Кляйнер. Но в каком он был состоянии! Исцарапанный, пыльный, окуляры разбиты и засорены песком, а на основания была видна отчётливая трещина.
    — Какой кошмар, Гордон! — вымолвил Илай и, схватившись за сердце, гневно взглянул на готового провалиться сквозь землю физика. — У меня чуть инфаркт не случился из-за тебя!
    — Простите... — сконфуженно пробормотал тот, глядя на шаркающий носок своей туфли.
    — Впрочем, чего ещё я мог ожидать, после того как ты пропал с ним на двенадцать лет. Целых двенадцать лет, Гордон!
    — Но доктор Вэнс, — горячо возразил Фримен, — я не мог вернуться меньше, чем через двенадцать! Мы, с товарищем капралом, как повстанцы, могли получать только два зэна за выступление, в среднем, три выступления в день — я считал, и могу предоставить вам подробную статистику со всеми расчётами... Гравицаппа стоит пол-макаронины, или чуть больше девяти тысячи зэнов! А ещё нужно было покупать воду, еду и арбуэ — а это минимум зэн в день. А ещё взятки яйцелобам — ещё минус три зэна. Итого, два на три, минус один, минус три, умножаем на триста шестьдесят пять — и мы работали без выходных — получается, что меньше, чем через двенадцать лет я вернуться никак не мог!
    Вэнс выслушал эту тираду, морщась:
    — Да? И где доказательства, Гордон? Кто, кроме капрала, которого, к слову, уже расстреляли, как дезертира, может подтвердить твои слова, что ты действительно — подумать только — находился на другой планете, а не, как утверждает дорогой товарищ доктор Кляйнер, не украл микроскоп, сдал его в ломбард, и на полученную выручку функционировал в ночных клубах капстран? И, в конце концов, если ты обладаешь музыкальными способностями, почему не принимал участие в беломезовском кружке по хоровому пению?
    Фримен покраснел и, чувствуя гнев, вывернул карманы своих штанов и выложил их содержимое в руки Вэнса.
    — Вот — минерал! Вот — зэн! Вот — хэткраб! Они, правда, столько не живут, поэтому от него немного попахивает, но яйцелобы обычно не слишком смотрят за этим, а братья-повстанцы своих не выдают... Ах да, ещё каша и песок, но их я упаковал и отправил через ближайшее почтовое отделение в НАСА!
    — Куда-а-а?! — не поверил своим ушам Илай.
    — В НАСА... — уже не так уверенно повторил Фримен.
    Илай досадливо покачал головой:
    — Камрад, ты взрослый человек, учёный. Ты проработал у нас джва года и исчез на джесятилетие. Объявился! — он начал перечислять, поднося каждый предмет к лицу и протягивая обратно Гордону. — С каким-то камушком! Обломком индейской керамики! И кожанным муляжом несуществующей зверюшки! Ты извини меня, Гордон, но прекрати нести щи и вешать мне профет на уши, и вообще, где твои манеры — бегом пыщь-пыщь перед титизэном, дно повстанческое!

                Полный повстанско-титизэнский словарь

    Пыщь (межд., нескл.) — 1. просьба говорящего обратить внимание на его мысли в данный момент времени. 2. обязательное уважительное приветствие, сопровождаемое приседанием и похлопыванием по щекам. Производные формы: пыщь-пыщь, пыщь-пыщь-пыщь, пыщь-пыщь-пыщь-пыщь и т. д.
    Лол (межд., нескл.) — указывает на то, что сказанное является несусветной чушью, потенциально вызывающей у говорящего смех. Производные формы: ололо.
    Щи (межд., нескл., усл.-мн. ч., бран.) — допустимое в обществе ругательство, несущее резко отрицательную окраску. Производные формы: щитень, щитовка.
    Гешафт (сущ., ед. ч., м. р.) — выражение готовности сделать всё что угодно ради достижения цели.
    Профет (сущ., ед. ч., м. р.) — чрезвычайной редкий на Халф-Джва-Джве продукт переработки зёрен некоторых злаковых растений, известный на Земле под названием "макароны".
        уст. выр. "Гешафт — пыщь-пыщь-пыщь — профет." — основной способ ведения крупного бизнеса в Зинтэрнец.
    Краб (сущ., ед. ч., м. р.) — внеземное живое существо, используемое на Халф-Джва-Джве в качестве головного убора. Производные формы: хэткраб. Тж. повстанка, шапка-повстанка, см. Повстанец.
    Повстанец (сущ., ед. ч., м. р.) — тот, кто обязан носить шапку-повстанку, см. Краб.
    Титизэн (сущ., ед. ч., м. р.) — тот, кто может иметь зэны и повстанцев, см. Зэн.
    Зэн (сущ., ед. ч., м. р.) — денежная валюта на Халф-Джва-Джве, см. Титизэн.
    Яйцелоб (сущ., ед. ч., м. р.) — представитель оккупационной власти на Халф-Джва-Джве.
    Пепелац (сущ., ед. ч., м. р.) — межзвёздный летательный гадюшник.
    Тэпорт (сущ., ед. ч., м. р.) — телепорт, важная деталь пепелаца.
    Гравицаппа (сущ., ед. ч., ж. р.) — портативный манипулятор физическими объектами.
    Цаппа (сущ., ед. ч., ж. р.) — рычаг, или любое другое приспособление, которое можно тянуть.
    Каппа (сущ., ед. ч., ж. р.) — кнопка, или любая другая деталь, приспособленная к нажатию.
    Попячиться (глаг., инф., сов. ф.) — передвигаться в обратном направлении на небольшое расстояние.
    Арбуэ (сущ., нескл., неисч., непон. р.) — чрезвычайно распространённый на Халф-Джва-Джве плод растения вида арбуэ обыкновенный (Citrullus lanatus).
    Комбайн (сущ., ед. ч., м. р.) — основа военной мощи оккупационного правительства Халф-Джва-Джвы.
    Лаппата (сущ., ед. ч., ж. р.) — портативное электронное устройство, на которое можно ставить аппы, см. Аппа.
    Аппа (сущ., ед. ч., ж. р.) — функциональный специализированный микрокод, устанавливаемый на лаппаты, см. Лаппата.
    Лут (сущ., ед. ч., м. р.) — шмот.
    Консул (сущ., ед. ч., м. р.) — наместник, назначенный оккупационной властью на Халф-Джва-Джве.
    Ко-ко-ко (межд., нескл.) — 1. уважительное обращение по отношению к Консулу (сокр. ф.; не употр.). 2. уничижительное обращение по отношению ко всем остальным.
        уст. выр. "Ко-ко-ко, ко-ко-ко, ко-ко-консул!" — уважительное обращение к Консулу (полн. ф.). Сопровождается характерными движениями.
    Дно (межд., нескл., ед. ч., ср. р., бран.) — нехороший человек, редиска. Производные формы: днище.
    Петушок (сущ., ед. ч., м. р.) — антоним к Дно, хороший, важный человек, умелец.
        уст. выр. "На словах ты петушок, а на деле — ко-ко-ко!" — максимально возможное выражение презрения.
    Круть (межд., нескл.) — выражение одобрения, широко распространённое среди населения Халф-Джва-Джвы младшего возраста.
    Зомби (сущ., ед. ч./мн. ч., нескл.) — они и на Халф-Джва-Джве зомби.
    Муралев (сущ., ед. ч., м .р.), мн. ч. муральвы — представитель крупной агрессивной фауны Халф-Джва-Джвы.
    Эцих (сущ., ед. ч., м. р.) — металлический гробик для длительного содержания заключённых. Эцих с гвоздями — суровейшая мера наказания на Халф-Джва-Джве.
    Транксенировать (глаг., инф., сов. ф.) — тэпортировать на Ксен. Маленькими кусочками.
    Транксенатор (сущ., ед. ч., м. р.) — оружие, в основу которого положен принцип транксенирования.
    Тентура (сущ., ед. ч., ж. р.) и Спираль (сущ., ед. ч., ж. р.) — пространственные координаты, определяющие положение планеты.
    Каша, пластиковая (сущ., ед. ч., ж. р.) — основной продукт питания Халф-Джва-Джвян.
    Пиво, пластиковое (сущ., только ед. ч., ср. р.) — основной алкогольный напиток на Халф-Джва-Джве.
xDDGx #
1
                Часть Джва-Джва

Спойлер
    Жутко хотелось пить. Капрал с тоской порылся в рюкзаке и выудил уксус. Понюхал. Вроде трёхпроцентный только, а воняет... Однако, учитывая, что воды в нём было в тридцать раз больше, чем кислоты, капрал всё же решил отпить чуток из бутылки, морщась и занюхивая лавровым листком.
    Они устроились в тени полуразрушенного домика, стоящего в паре метров от берега. Фримен постанывал во сне, иногда что-то бормоча. Шепарду казалось, что он произносил то ли "Илай!", то ли "Пыщь!", и в такие моменты ему хотелось разбудить бедолагу от кошмарных сновидений, но он постоянно сомневался, что разобрал слово правильно.
    В конце концов, Фримен проснулся сам. Уже было за полдень, они собрались и отправились в путь, чтобы пройти как можно больше до темноты.
    Шепард заметил, что над горизонтом торчит что-то тёмное, напоминающее искусственную постройку. Взяв на неё курс, они подобрались ближе и поняли, что это невесть что делающее посреди пустыни колесо обозрения.
    А ещё оттуда доносились малоприятные ритмичные звуки. А подойдя ближе, они услышали и голос: "Пыщь! Пыщь! Пыщь! Ололо!". Капрал на секунду задумался: где-то он это уже слышал...

    Бри и Вэфсь выступали перед жителями окрестностей колеса обозрения. По крайней мере, они надеялись на это, потому что вокруг не было никого. Но они знали, что жители здесь, под землёй, сидели и мысленно проклинали горе-"артистов".
    Наконец, до них дошло, что это бесполезно.
    — Щи! — сказал Вэфсь, обращаясь к Бри.
    — Щи! — подтвердил тот. Попыщьпыщькав, они мысленно посоветовались и пришли к выводу, что нужно менять репертуар.
    Бри походил вокруг и поднял с земли кусок стекла и камень, Вэфсь порылся в кармане и достал очень ржавую железяку. С нею он подошёл к клетке, в которой выступал Бри, и принялся скрипеть, потирая железку о прутья. Бри же стал царапать стекло камнем. Ну всё, теперь, пока жители им не заплатят, они будут скрипеть и шуметь на всю округу хоть вечность!
    Но им помешали. Вэфсь сперва не поверил глазам: к ним приближались земляне: Шепард с рюкзаком и Фримен, неразлучный с микроскопом.
    — Щи-и-и-и-и-и-и!.. — воскликнул Вэфсь.
    — О нет, только не они! — взмолился Бри, едва завидев их. — За что вы нас преследуете? Что мы вам сделали?! Мы несчастные голодные артисты...
    — Так мы тоже. — ответил Шепард. — А раз мы в одной тарелке, давайте скооперируемся. Вместе ж легче, правда?
    — Дно обладает только одним свойством — оно тянет на дно других! — поделился народной мудростью Вэфсь. — А теперь — не мешай, не видишь что ли — мы в творческих исканиях!.. — сказал он деловито и что есть силы застучал железякой по клетке. Бри — тот и вовсе начал бить камнем по стеклу. В конце концов, под колесом открылась дверца, едва различимая на фоне песчаного холмика, и из неё вышла повстанка с большой миской. Она набрала в неё песка и, приблизившись к "выступающим", принялась кидаться, не успокоившись, пока не отогнала их подальше.
    — Ну что ж, самое время попробовать и нам. — решил капрал. Они вошли в клетку, солдат заиграл. Фримен запел:

    И снится нам не пыщь-пыщь в пе-пе-ла-а-а-аце,
    Не эта пыщь-пыщь — Халф-Джва-Джва,
    А снятся нам Земля и ма-ка-ро-о-о-оны,
    Горя-ачая, горя-ачая лапша...

    Пы-ы-ыщь, пыщь-пыщь-пыщь-пыщь,
    Пыщь-пыщь-пыщь, пыщь-пыщь пыщь-пыщь.

    Джва-Джва в иллюминаторе,
    Джва-Джва в иллюминаторе,
    Пустыня, море и простор,
    Как сын грустит по матери,
    Такой-то зомбоматери...
    Светлейший Свет, зомби, муральвы....

    Пы-ы-ыщь, пыщь-пыщь-пыщь-пыщь,
    Пыщь-пыщь-пыщь, пыщь-пыщь пыщь-пыщь.

    — Ололо! Ололо! Ололо! — заликовали выбравшиеся наружу жители. Их тут стояло шестеро или семеро человек и все с восхищением смотрели на инопланетных артистов.
    — Шепард, родной! — присоединился к всеобщему ликованию Бри. — Давай ещё раз, нравится им, ох нравится!
    — А ты говоришь — дно! — усмехнулся капрал.
    — Это мы щи развели, погорячились... — начал было оправдываться Вэфсь, но вдруг он припал к земле. — Яйцелоб!
    И действительно, над ними пролетал уже знакомый им транспортник. К счастью, он пролетел мимо, но жители уже разбежались по своим норам. Вэфсь тут же жадно кинулся к лежавшим на песке деньгам.
    — Ну, сколько там? — поинтересовался капрал.
    — Семь зэнов.
    — А ну покажи.
    Вэфсь подошёл к капралу с протянутыми руками, на которых лежало три маленьких предмета.
    — Это сколько? — спросил солдат ткнув в небольшую овальную пластинку.
    — Джва зэна. — ответил Вэфсь.
    — А это? — он указал на маленькую, круглую блестяшку.
    — А это — полуджва. А рядом — джва-джва. — Вэфсь ткнул в самую большую, треугольную. — Итого джва-джва-джва без полуджва, или семь по-вашему.
    — Хорошо... А где наш гадюшник? На курьих ножках.
    — Пепелац? Оставить пришлось, корм кончился, Кыыр летать больше не хочет... не хочет — не может! Из-за тебя, между прочим, балда! Идём! — Вэфсь поманил остальных за собой.
    Летательный аппарат находился недалеко, утопая в песках. Едва они приблизились к нему, как пепелац задрожал, завертелся, а откуда-то из его недр раздалось ворчание, будто издаваемое крупным животным.
    — Это Кыыр. — пояснил Вэфсь. — Есть просит. — он подошёл к стоящему на блестящих под солнцем тёмно-зелёных ножках пепелацу и, постучав по стенке, громко сказал. — На кормоколонку идём! Поворачивай!
    Поначалу ничего не происходило, но затем ножки развернули пепелац и он медленно зашагал прочь.
    — За ней! — позвал Вэфсь, и сам поплёл вслед за уходящим пепелацем.

    — А у вас на Земле, что, денег совсем нет? — поинтересовался Бри, пока они плели вслед за несущей пепелац Кыыр.
    — В нашей стране — совсем. — пояснил Шепард. — А в капстранах они есть только у богатых!
    — А богатые — титизэны?
    — Не знаю. У нас пока нет таких лопат как у вас, чтоб показывали...
    — Дикари! — возмутился Вэфсь.
    — А пыщь-пыщь перед богатыми должны делать? — продолжил спрашивать Бри.
    — Ну если они заплатят — то, наверное, хоть пыщь-пыщь, хоть ку-ку, хоть "мама, не горюй", стоя на одной ноге! — поделился своими знаниями о капстранах капрал.
    — Небось, у вас и цветовой дифференциации шапок нет, да? — спросил Вэфсь.
    — Ну, в армии что-то такое есть... — подумав, ответил капрал. — А так не встречал.
    — Короче, никакой цивилизации! — подытожил одноногий титизэн.
    — Зато у нас леса есть! — встрял Фримен. — И чистые реки, красивые города, дикие животные и порядочные люди!
    — Ужасная, дикая планета, аж плакать хочется!.. — только и ответил на это Вэфсь.
    Гордон хотел было что-то язвительно возразить, но в этот момент им стало не до праздных разговоров: пепелац вдруг остановился, втянул ножки в себя и осел на песок.
    — Это что значит? — повернулся к туземцам Шепард. Они не ответили, Вэфсь, что-то пыщьпыщькая, бросился к пепелацу и пнул его ногой. Никакого ответа на это не последовало.
    — Она устала, — наконец-то сообщил титизэн, — дальше не пойдёт.
    — И что теперь делать-то? — вопрошал капрал. — Ну?
    — Ничего... Ждать, пока отдохнёт. — он с сомнением почесал бороду. — Хотя раньше можно было колёса спустить и так катить, но механизм спуска сломался.
    — Ну так почините! — возмутился капрал.
    — Нельзя! Гравицаппы нет...
    — Вообще-то можно, родной. — возразил Бри, обращаясь к Шепарду. — Ты инструментом владеешь?
    — Ну... Могу.
    — А Фримен?
    Гордон открыл рот, чтобы что-то сказать, но капрал перебил его:
    — Пусть отдыхает, академик...
    Пока капрал, вооружившись выданными туземцами инструментами, залез в пепелац и что-то ковырял внутри, скучающий Вэфсь залез в его рюкзак и нашёл там стопку игральных карт. Фримен на свою голову показал им, как играть. Так как, кроме микроскопа, у него не было ничего, ему пришлось в качестве ставки предложить свой костюм, по частям, надеясь, что никогда не видевшие карт туземцы с лёгкостью окажутся в дураках. Вот только он не учёл, что местное население читает мысли, а слова этикет, честность и порядочность им не знакомы. В результате остался Фримен в одной майке, трусах и носках.
    — Так нечестно, вы в мои карты подсматриваете! Своими мозгами надо играть!
    — Как он может своими мозгами играть, когда он эти таблички в первый раз видит? — возразил Вэфсь. Бри отдал карты Фримену, чтобы тот их перемешал. Он хотел было уже бросить это занятие, но в его голове созрел план.
    — Ладно, давайте так: ставлю микроскоп, — Фримен ткнул пальцем в то единственное, что у него осталось, — а вы возвращаете мне костюм — весь, отдаёте мне лаппату и шапочку Вэфся.
    Одноногий титзэн снял свою чёрную ермолку, повертел в руках и дал добро:
    — Шапочку? Можно...
    — Хорошо, играем! — Фримен раздал карты себе и Бри. Пока они играли, Вэфсь решил проведать дела Шепарда: тот всё стучал и стучал инструментами.
    — Товарищ Шепард, за цаппу тянуть надо...
    Капрал вылез из пепелаца, везь злой, замызганный чем-то чёрным, похожим на мазут. Он швырнул инструменты на землю:
    — На! Сам делай!
    — Мне нельзя, я титизэн!
    — Исчезни! — рявкнул капрал, хватая инструменты обратно и угрожающе помахав одним из них. — Как советовать, так вы все академики, а как работать — титизэны зелёные!
    Вэфсь вернулся к игрокам и удивился, обнаружив довольного Фримена, "награждающего" Бри погонами.
    — Так нечестно! — взмолился Бри. — Ты специально свои карты неправильно думал!
    — Гони лаппату. — важно произнёс Фримен, протягивая руку.
    — Нет, ну это невозможно! — воскликнул Бри. — Вэфсь, ты когда-нибудь видел, чтобы настолько ненужный повстанец был настолько меркантильным дном?
    — Теперь видел!
    — Эй, работнички! — донёсся до них окрик со стороны пепелаца. Они оглянулись и увидели пепелац, который теперь возвышался на больших четырёх колесах по бокам. — Сделал! А ты говоришь, цаппу!

    Горячее жёлтое солнце Халф-Джва-Джвы клонилось к закату, всё приближаясь и приближаясь к жёлтым же раскалённым пескам. Ни облачка, ни ветра, только песок и небо. Но вот, среди песчаных дюн показалась какая-то точка. Она увеличилась, поднимаясь, и теперь стало видно большой цилиндрический объект тёмно-бурого цвета. Это был пепелац. Сзади его толкало четверо людей: два землянина и два туземца. Кряхтя, охая, вздыхая, но худо-бедно они катили его сквозь пески.
    Но мучиться оставалось уже недолго.
    — Это не катер, балда, это луцеколонка! — важно сказал Вэфсь. Хотя торчащий в песках объект был очень похож если не на катер, как подумал Фримен (туземцы всё-таки вернули ему костюм, а вот обещанные лаппату и шапочку не дали), а скорее на маленькую рыбацкую шхуну, как решил Шепард. Она была наполовину засыпана песком, вся в потёках и ржавчине. Но когда они подошли к ней, то увидели, что к ней была пристроена необычная конструкция из тёмного блестящего металла.
    — Так. — титизэн перешёл на шёпот. — Тут женщина сидит, я её знаю, если выступим, она нам скидку даст!
    — Ну давайте... — согласился Шепард. — Фримыч, репертуар!
    Они выкатили клетку и установили её напротив тёмного стекла, сквозь которое было не разглядеть, кто же там сидит. Земляне и Бри вошли в клетку, одев хэткрабов. Шепард заиграл, а Фримен затянул:

    Вот из пыщь?
    Баби, донт пыщь ми,
    Донт пыщь ми, донт пыщь...

    Пыщь, пыщь, пыщь-пыщь,
    Пыщь-пыщь, пыщь, пыщь-пыщь.
    Пыщь, пыщь, пыщь-пыщь,
    Пыщь-пыщь, пыщь, пыщь-пыщь.

    Бри подпевал ему, подпыщькивая. Вэфсь тоже попытался влиться в процесс, мощно затянув долгое "ы-ы-ы-ы", но Шепард тут же огрел его свободной рукой, чтобы тот заткнулся.
    Фримен повторил текст два раза; решив, что этого хватит, они закончили играть. Вэфсь, широко улыбаясь, подошёл к стеклу и, нажав на каппу возле него, выдвинул ящичек для сбора денег. Он кинул в него то, что они получили от жителей колеса обозрения, и снова нажал. Ящичек втянулся обратно, но затем вновь выдвинулся.
    — Пыщь? — с явным недоумением произнёс титизэн. Он подошёл к тёмному стеклу и, подышав на него, протёр рукой. И тут же отпрянул, охнув:
    — О-о-ох!..
    — Что там? — заволновался капрал.
    — Они из женщины сталкера сделали! — жалобно ответил Вэфсь. — А сталкер нам скидок не даст...
    — Ну возьми на сколько есть. — предложил землянин.
    — Нельзя! Корм по частям не продаётся. — отрезал титизэн. — Десять зэнов вагон, а у нас только семь!
    — Вагон? — переспросил Фримен. — Нехило жрёт эта ваша долгоножка...
    — Жрёт много, но редко. — уточнил Бри.
    — А до центра вообще далеко?
    — Пешком налегке больше суток. — ответил Бри. — А нам ещё пепелац тягать. Да и без катера через каналы не переплыть, радиация, родной! — вдруг Бри загадочно подмигнул капралу и, кивнув куда-то вдаль, обернулся и зашептал так, чтобы только Фримен и Шепард его могли слышать. — У Вэфся ещё зэны есть, в правом ботинке!
    "Вот так новости." — подумал Шепард. Впрочем, чему на этой каппланете удивляться? Вслух он сказал:
    — Эй, титизэн. А у нас точно семь зэнов, ты, часом, не прячешь от нас ничего?
    — Что-о-о? А с чего ты взял?
    — Ты так спрашиваешь, как будто я вам когда-либо доверял. — усмехнулся Шепард. — А ну-ка, ботинки сними.
    — Зачем?
    — Ну, пыщь-пыщь давай.
    Но Вэфсь уже и так понял. Нагнувшись и схватив горсть песка, он со злобным выражением лица направился к Бри.
    — Щи?
    — Попячься-ка чуток в сторону, родной. — попросил Бри Шепарда и остался один на один с титизэном. — Сам ты щи, зараза!
    Но в этот момент их разборки прервали.
    — Пы-ы-ы-ы-ыщь!
    — Пыщь!
    — Пы-ы-ы-ы-ыщь!
    — Пыщь!
    Они обернулись, чтобы посмотреть, кто издаёт эти звуки. Они увидели двух стоящих перед катером: один, явно титизэн, весь в чёрном, но в треугольной хлопчатобумажной шапке, выкрашенной узкими полосками во все цвета радуги, строгий, бритый, высокий, с холодным, насмешливым взглядом. Второй — повстанец с крабом на голове, заметно старше первого, одет в одни полосатые, такие же разноцветные шортики — ползал на четвереньках. Именно второй старательно вытягивал "пы-ы-ыщь", а первый подпыщькивал коротко, каждый раз вытягивая руку вверх и чуть в сторону, как будто зигуя.
    — Это Консул и его повстанец, вы трое, ниц к земле! — испуганно произнёс Вэфсь и начал кудахкать. — Ко-ко-ко, ко-ко-ко, ко-ко-консул!
    — Ба, да это же Магнуссон на карачках ползает! — признал Фримен и пояснил для Шепарда. — Наш главный беломезовский АНБ-шник.
    — А этот, в чёрном, кто тогда? — поинтересовался капрал. Учёный пожал плечами:
    — Без понятия, фашист какой-то, в первый раз вижу.
    — Шепард, Фримен, не дурите, на четвереньки становитесь, — обеспокоенно зашептал Бри, который уже припал к земле, — а то пожизненный эцих с гвоздями дадут, а то и на сталкеров пустят.
    Однако, проблема решилась сама собой: Консул и его повстанец будто растворились в воздухе.
    — Исчезли... — удивился Фримен.
    — Всего лишь поле, родной. — пояснил Бри, а затем обрушил микроскоп Фримена на голову Вэфся.
    — Ты что?! — вскрикнул Гордон от ужаса. Тем не менее, с микроскопом ничего не случилось, а вот Вэфся явно перекосило. Мыча, он хотел было уже накинуться на обидчика, для чего решил воспользоваться рюкзаком капрала, но вдруг Шепард заорал:
    — Всем стоять! Тихо! — он кинулся коленями на песок и к всеобщему удивлению выудил из-под протеза титизэна спагеттину, выпавшую из недр рюкзака.
    — Ну, и кто теперь ко-ко-ко? — радостно спросил Шепард.
    — Как кто, Фримен, конечно! — откликнулся Вэфсь, потирая ушибленную голову.
    — Чё сразу я? — возмутился учёный.
    — Ну а чей микроскоп?
    — Не мой он, имущество Белой Мезы!
    Но Вэфсь уже не обращал на него внимание, он подошёл обратно к кормоколонке и всунул в неё деньги: те, что заработали земляне, и те, что он заныкал в ботинок. На этот раз деньги были приняты, и через пару секунд ворота из тёмного металла распахнулись, и оттуда выкатилась длинная металлическая вагонетка, вся доверху набитая досками, бумажками, мусорными пакетами, пластиковыми бутылками и прочим хламом.
    Первым делом капрал подумал, что их опять обманули, как те контрабандисты, укравшие его макароны. Но потом из-под пепелаца, который вдруг зашатался и повернулся, высунулись три длинные серо-зелёные клешни. Впрочем, когда они жадно устремились внутрь вагонетки и начали пожирать всё, что там находилось, Шепард понял, что это не клешни, а глотки.
    — И она это жрёт?! — Фримен удивлялся даже больше капрала.
    — Бон апэти! — гаркнул Вэфсь. Пасть-клешня громко хрустнула полуразломанным стулом и заглотнула его.
    Вагонетка опустела довольно быстро.
    — Да, хотел бы я тоже в три горла жрать... — прокомментировал Вэфсь, когда клешни спрятались под довольно урчащий пепелац.
    — Слушай, Шеп, — Фримен дёрнул капрала за рукав, — чё-то мне не хочется в этого Змея Горыныча залазить...
    — Правильно, оставайся тут, ты не нужен. — тотчас же поддержал Вэфсь.
    — Не дождётесь, там внутри микроскоп мой... не мой... лежит. — возмутился Гордон и первым полез в пепелац.

    — Приближаемся к городу! — заявил Вэфсь, заглядывая в иллюминатор.
    — Мы уже поняли... — с трудом выдавил Шепард, кашляя. Прямо сейчас пепелац пересекал здоровое чёрное облако смога, висевшее над городом, и этот дым проникал внутрь. Фримен с ужасом наблюдал за тем, как иссиня-чёрные струи просачивались сквозь щели между, казалось бы, плотно сомкнутыми полом и стенами. Гордон впервые пожалел, что не захватил с собой шлем, идя на эксперимент... Он вспоминал тот момент с тоской. Вот уже пошли вторые сутки с тех пор, как они с капралом покинули Землю... Но, как это обычно бывает, ему уже начинало казаться, будто это было давно. Как бы ему не хотелось привыкать к этому!
    — Снижаемся! — наконец-то сообщил Бри. Спустя полминуты он уже спускал трап. Земляне выглянули наружу. Там оказалось что-то похожее на вокзал.
    — Это был вокзал. — пояснил Бри. — Теперь — пепелацедром.
    — Маски оденьте! — прикрикнул Вэфсь. — В городе дышать нечем! — он раздал им странные маленькие маски, едва закрывавшие рот и нос.
    Они выбрались из пепелаца, который, как оказалось, приземлился прямо на рельсы. Поездов или вагонов видно не было, впрочем, поле зрение было сильно ограничено привокзальными стенами. Они вышли на замусоренный перрон. Слева находился перегороженный сине-зелёным полем проход, ведущий внутрь вокзала, который охраняла пара яйцелобов. Они явно смотрели в сторону новоприбывших, один недвусмысленно постукивал дубинкой по ладони. Но туземцы повели их не туда, а в противоположном направлении, где под стенкой стоял синий автомат с водой, чем-то похожий на те, с которыми Гордон воевал в столовой Белой Мезы, этот разве был побольше.
    — Капрал, хочешь воды? — раздался чуть приглушённый маской голос Вэфся.
    — Конечно!
    Одноногий титизэн подошёл к автомату и просунул в его щель монетку. Но вместо того, чтобы выплюнуть бутылку, дверца автомата распахнулась, открывая взору ещё один выход наружу.
    — Купился! — насмешливо произнёс Вэфсь. — В следующий раз куплю, идём!
    Они вышли на улицу, тяжёлая дверь захлопнулась за ними.
    — Хабункуль. — вдруг услышали они. — Хабункуль лау. — Шепард огляделся и увидел громкоговоритель, висевший на столбе. Голос совершенно определённо исходил оттуда. — Хабункуль лау, пау ат ихь ихиз Хафь-Джвя-Джвя сис опп азз.
    — Что это? — спросил капрал. — Кто это говорит?
    — Тс-с-с! — шикнул на него Бри. — Это сам Консул вещает.
    — Извините, — шёпотом заговорил Фримен, — а на каком языке он говорит, это ваш родной?
    — Нет. — ответил Бри и пояснил. — На этом языке говорит только Консул. Это искусственный язык, специально разработанный Межгалактическим Альянсом Капиталистов, чтобы быть понятным каждому жителю Халф-Джва-Джвы.
    — Да замолчите вы, дайте послушать! — возмутился Вэфсь. Они умолкли, вслушиваясь в хриплый, немного искажённый помехами, но всё-таки разборчивый голос.
    — Ан хабункуль ан сис, ан сис ан паррор, ан паррор ан туцца. — капрал вслушивался в холодный, бездушный голос, произносивший слова ровно, чётко и без эмоций, словно машина или робот. — Хабункулю. Пеку пакко тора. Виру кабуль. Пыщь-пыщь сисизэниз ат эцилоппиз. Ко-ко-ко, ко-ко-ко, ко-ко-консуль. — капрал едва ли мог понимать смысл речи, но ему в любом случае не нравились эти слова и тон, которым они произносились. — Ан такку эцилоппиз. Ан тусо, урр виппетиту пау. Ан тусо, урр униббититу сис. Ан тусо, урр эцихиху эцихь.
    — Да-а, ну его. — разочарованно махнул рукой Вэфсь. — Это та же речь, что он произносил два года назад. Старая запись!
    Туземцы повели их по узким улочкам города. Здания были ветхими, страшными, многие стояли с выбитыми окнами, и практически все были чёрными от многолетнего воздействия чёрного смога. Как капрал не силился, он не мог понять, жил ли кто-либо здесь постоянно, либо жители планеты наведывались в город исключительно по своим делам. Можно было сказать одно: яйцелобы здесь стояли чуть ли не на каждом углу. Иногда они замечали других туземцев, в больших зелёных плащах и масках. Они опасливо перебегали дорогу, сгорбившись и стараясь пройти как можно дальше от одетых в противогазы стражей порядка. Вскоре он понял, почему, когда один из них прошёл слишком близко: яйцелоб вдруг выхватил дубинку и сильно ударил его. Туземец едва успел отскочить от второго удара, а яйцелоб, посмеиваясь, отошёл обратно на своё место.
    — Ты обещал нам воды. — вдруг вспомнил капрал.
    — Погоди. — ответил Вэфсь. — Сейчас до центра доберёмся, там можно будет снять маски, и будут нормальные автоматы.
    Они продолжали идти. По мере приближения к центру здания становились чище, совсем ветхих домов становилось меньше. Земляне начали замечать выглядывающих в окна людей, с любопытством рассматривающих необычных, выделяющихся путников: Фримена с его дурацким жизнерадостно-оранжевым костюмом и, в меньшей степени, Шепарда, в более-менее чистенькой униформе, шлеме и необычной маске, поверх которой он натянул фильтр туземцев.
    В целом, здешние здания выглядели вполне обычно и чем-то напоминали привычные земные многоэтажки. Но к некоторым домам были пристроены — или даже встроены внутрь, вместо пары-тройки нижних или верхних этажей — конструкции из вездесущего тёмного металла, возле которых непременно околачивались яйцелобы. Было ещё одно бросающееся им в глаза отличие: обилие граффити, которыми были изрисованы чистые стены зданий. Многие сопровождались надписями, иногда краткими, иногда очень обильными. Все они были набраны непонятными, странными символами, едва напоминавшими привычные буквы или хотя бы восточные иероглифы. Шепард как никогда почувствовал себя пришельцем на чужой планете.
    — Почти пришли. — сообщил Бри. — Сейчас мы выйдем на центральную площадь.
    Они вышли на широкую, поднимающуюся вверх дорогу, которая вскоре привела их на обширную округлую площадь. В её центре стояла необычная, притягивающая глаз конструкция, напоминающая собой комок из беспорядочно сплетённых чёрных антенн. Несмотря на внутренную хаотичность, антенны высовывались из клубка в определённом порядке, и возле каждой из них висело по бирюзовому полупрозрачному полю округлой формы, вместе плотно окружавших клубок четырьмя кольцами. В центре каждого поля было видно изображение уже знакомого землянам лица Консула, всё в той же дурацкой разноцветной шапке. Из громкоговорителей, заботливо установленных в каждом конце площади, лились слова, синхронизированные с движениями губ многочисленных изображений Консула.
    — Паппец хабункуле аво. — эхом отдавались слова. — Паппец рулаз хабункуле аво. Паппец ан цратэ питиз ат ыыр. Паппец ан туса, паппец ан узза. Ан узза паппециз аутэту Ксен.
    — Что он говорит? — поинтересовался Фримен.
    — Он говорит, что тебя транксенируют, если ты будешь тратить кислород праздными разговорами! — ответил Вэфсь. — Не стойте, как остолопы, идём! — Вэфсь отправился в сторону красивого здания с большим зелёным куполом. Бри и Шепард безоговорочно последовали за ним. Капрал вдруг обнаружил, что Фримен отстал, и хотел было позвать его за собой, но заметил, что тот неотрывно глядит куда-то вверх. Капрал тоже поднял взгляд и увидел, что над городом, в облаках смога, прячется высоченная округлая башня, верхушка которой несимметрично изгибалась в сторону, давая место ещё двум башенкам, исходящим из общего ствола.
    — Это Щитодэль. — пояснил Бри, вернувшийся к ним. — Резиденция Консула и представителей оккупационного правительства.
    — Какой она высоты? — спросил Фримен.
    — Кто знает. — пожал плечами Бри. — Может, километр, может, два.
    — Щи! — возмутился Вэфсь. — Мы долго будем топтаться на месте?! Ты вроде хотел пить, капрал!
    — Я и сейчас хочу.
    — А я всегда хочу! — пожаловался Гордон.
    Они приблизились к большому зданию, земляне увидели стоящих на входе яйцелобов и несколько забеспокоились, помня их отношение к горожанам. Но Вэфсь уверенно шагал к ним, и они старались не отставать. Когда расстояние между ними сократилось до нескольких шагов, Вэфсь пыщь-пыщькнул — повстанцы последовали его примеру — а затем всунул пару зэнов им в руку. Яйцелобы расступились, пропуская их внутрь. Вэфсь пошёл первым, Фримен — сразу за ним. Бри не стал заходить следом: он повернулся к капралу и кивнул ему в сторону входа, пропуская вперёд. Шепард повиновался. Бри, пропустив его на пару шагов, поплёлся сзади. Как только он перешагнул порог, один из яйцелобов вскочил и дал ему хорошего пинка под зад — так, что тот едва не налетел на идушего впереди капрала.
    — Нда, хорошие у вас обычаи... — сквозь зубы процедил Шепард, помогая Бри подняться.
    — Привыкли, родной. — только и ответил тот.
    — Чтоб не пинали, нужно больше заплатить. — ответил Вэфсь, позвякивая лежащими в руках зэнами. — А у нас денег только на воду и планетарий — всё! — он обернулся и подошёл к знакомому синему автомату. Но этот, когда в него просунули деньги, не стал открываться, а по-честному выплюнул банку. Вэфсь взял её и отдал капралу со словами:
    — На, с вас одиннадцать тыщь пачек макарон.
    — Чего так много-то, было гораздо меньше?
    — Инфляция, камрад!
    — На, Фримен, ты первый. — капрал протянул банку физику, который тут же жадно отпил из неё. Наконец, он оторвался и немного стыдливо потряс банку, чтобы убедиться, что там ещё хоть что-то осталось. Он вернул наполовину опустошенную ёмкость капралу. Прежде, чем Шепард отпил из неё, он успел поймать жаждущий жалостливый взгляд Бри, но когда он вновь посмотрел на него, тот уже глядел в другую сторону. — Хочешь? — спросил капрал.
    — Не. — яростно замотал головой повстанец.
    — Чего, думаешь, что спагетти за неё не вернём? Вернём, мы не жадные.
    Бри не устоял перед таким искушением и принял банку из рук капрала. Он жадно опрокинул её. Вэфсь, заметив банку в его руке, пришёл в неистовство: выкрикнув "Щи!", он приблизился к повстанцу и выхватил ёмкость из его рук, но она уже была пуста. Смяв банку, жадный титизэн швырнул её на пол и начал "воспитывать" Бри, шлёпая его по щекам:
    — А мне?! А мне?! А мне?!
    — Э-э, хватит! — вступился капрал. — Ещё не хватало, чтоб вы тут подрались.
    — Твоё счастье, что этого не видел Консул! — зло проворчал Вэфсь. — За такое штрафуют, а то и в эцих на пятнадцать суток.
    — Хватит уже. — оборвал его Шепард. — Давайте уже идти гравицаппу покупать.
    — Сперва надо в планетарий. — пояснил Вэфсь. — Нам в ту сторону. — он поплёл в противоположный конец зала. Здесь начинался длинный широкий коридор со сводчатым потолком. Вообще, внутри здание было не менее красивым, чем снаружи, отделанное замысловатыми барельефами, стройными колоннами и украшенное многочисленными арками. Оно определённо было построено в куда более богатые времена. Однако какого-либо убранства здесь не было, лишь голые стены, даже вместо светильников тут висели странные ярко-белые лампы, окаймлённые тёмным металлом.
    Капрал прекратил осматриваться по сторонам, чуть не врезавшись во вдруг застывшего на месте Вэфся. Тот со странной улыбкой и выражением прямо-таки изумления на лице глядел куда-то в сторону. Шепард проследил за его взглядом и увидел женщину... Хотя, разглядев её получше, Шепард пришёл к выводу, что этого субъекта сложно называть как-либо иначе, нежели БАБОЙ. В отличие от тех стройных туземок, которые встречались им раньше, у этой титизэнки все части тела были прямо-таки огромными: и сзади, и, как оказалось, когда она повернулась к ним, спереди тоже. Фримен открыто поморщился и отвернулся, принявшись усиленно рассматривать барельефы, дабы не засорять здешний телепатический эфир своими колкостями.
    А Шепарда даже забавляло, как Вэфсь, виляя бёдрами, подкатывал к соплеменнице. Он подумал, что это парочка определённо стоит друг друга: общипанный одноногий петух преклонного возраста и гигантская свиноматка неопределённых лет.
    — Настоящая женщина, — иронично произнёс капрал, — душа поэта!
    — Щи! Убью! — гневно пообещал Вэфсь, обернувшись. Но затем он повернулся обратно к своей ненаглядной и с выражением блаженной радости ощупал её взглядом. — Не обращай внимание на это повстанческое дно, дорогая, эти лунатики с другой планеты свалились, они у нас долго не задержатся... надеюсь... — он широко улыбнулся, обнажая зубы и кивнул ей куда-то в сторону, легонько тронув за локоть.
    Титизэнка отстранилась от него, ухмыльнулась и, вперев руки в бока, ответила:
    — Сорок зэнов.
    Выражение радости тут же испарилось само собой, уступив место шоку. Его рот и глаза округлились от ужаса, и несчастный Вэфсь схватился за разбитое сердце. Титизэнка, снова ухмыльнувшись, удалилась восвояси. Взволнованный Бри подбежал к несчастному Вэфсю и усадил его на пол, облокотив спиной об стену.
    — Не переживай старик, найдёшь себе другую любовь, не такую продажную. — капрал приложил все усилия, чтобы это не прозвучало иронично.
    — Не в этом дело, родной. — ответил Бри, вытаскивая флакончик и капая его содержимым на язык титизэна. — Просто ещё никогда не было так дорого...
    — А, тьфу! — чуть ли не выругался Шепард. — Забыл, что оказался на планете, на которой всё продаётся и всё покупается...
    — Ничего. — ответил оклемавшийся Вэфсь и провёл рукой по лицу, сопя. — Слетаем на Землю, куплю себе белую шапку — и все бабы будут мои!
    — Что значит твои?! — возмутился Бри. — А мне?!
    — Ну и тебе тоже одну купим, успокойся!..
    — Я надеюсь, что хоть мужиками на этой нецивилизованной планете не торгуют?.. — обеспокоенно произнёс Фримен, чуть не засунув перчатку в рот, чтобы отгрызть себе пару ногтей.
    — Чё ты переживаешь, Скопыч? Тебя и твой микроскоп всё равно никто не купит, даже я бы не купил, наоборот, доплатил, только чтоб тебя забрали, ахахаха! — Вэфсь захохотал.
    — Я рад, что к тебе вернулось чувство юмора. — капрал помог весельчаку подняться. — А теперь давай, веди нас в планетарий, и побыстрей, а то дам на тысячу пачек меньше!
    Угроза подействовала безотказно: Вэфсь тут же убрал веселье с лица, собрался и уверенно направился в глубь здания. Он привёл их к ведущей вниз лестнице. Они выглянули за лестничный пролёт и увидели, что она уходит глубоко-глубоко под землю.
    — Не отставать! — важно прикрикнул титизэн, начиная спускаться по ней. По мере своего продвижения вглубь, они начали различать ритмичный гул, раздающийся где-то там, под землёй.
    Наконец, Вэфсь остановился на одном из подземных этажей. Он отворил тяжёлую железную дверь и повёл их внутрь. Здесь было много титизэнов, и повстанцам пришлось усердно пыщь-пыщькать чуть ли не на каждом шагу.
    — Синяя шапка, пыщь-пыщь два раза! — предупредил Вэфсь и присел сам.
    — Пыщь-пыщь, пыщь-пыщь! — заприседали земляне, глядя на идущего по коридору туземца. Его лица не было видно, потому что он был одет с головы до пят в тёмно-синюю форму и маску, отдалённо напоминающую противогаз яйцелобов, только куда меньше, и вместо округлых окуляров на ней были угловатые прорези, подсвечивающиеся изнутри жёлтым светом, над которыми нависла большая, действительно синяя шляпа, напоминавшая исполосованный цилиндр. Капрал обратил внимание на то, что у "солдатика" на поясе с одной стороны висело оружие, напоминающее то, которое было у отца Гри, только стволом покороче, а с другой — дубинка, не такая, как у яйцелобов, а тоньше, длиннее и с перпендикулярной рукояткой у центра. Он шёл не один, рядом с ним двигалось два туземца, закованных в кандалы, и два яйцелоба, один из которых, проходя мимо них, пригрозил дубинкой, глядя на Шепарда.
    — Планетарий совсем рядом, идём. — позвал его Вэфсь. Ритмичный гул заметно усилился, и до землян дошло, что это не просто шум, а голоса людей, которые хором кричали "Пыщь!" с небольшими паузами. Они покинули коридор и вышли на мостик, висящий между высоким потолком и низким полом, которые утопали в темноте. С моста было видно большую высокую арену, на которой и стояла кричащая толпа. Над ней висело огромное поле, на котором отображались символы странного алфавита и изображения лаппат разных форм и размеров.
    — А что это они кричат? — поинтересовался Фримен. Висящее в воздухе изображение сменилось, и на нём отобразилось странное искривлённое чёрное нечто.
    — Щи! — хором ответила толпа. Изображение сменилось и теперь показывало более-менее обычную лаппату. — Пыщь!
    — Это выставка. — пояснил Бри. — Новые модели лаппат показывают.
    — Ух ты, давайте пойдём, посмотрим? — оживился Гордон.
    — Нельзя! — буркнул Вэфсь. — Вход стоит пятьдесят зэнов! Идём в планетарий. Выступим — нам скидку сделают.
    — Надеюсь, не как в прошлый раз? — скептически произнёс Шепард.
    — Нет... Там живые люди будут.
    Они перешли по мосту в соседнее подземное помещение. Оно было заметно меньше, и хорошо освещено. Стены здесь были полупрозрачные, окаймлённые тёмным металлом. Кое-где стояли яйцелобы. Вэфсь уверенно подошёл к одному из них и, сунув ему пару зэнов, нажал на каппу на стене. Металлическая дверь втянулась вверх и титизэн вошёл внутрь, поманив за собой остальных.
    — Здрасьте. — улыбаясь, сказал Вэфсь полноватой женщине с синяком под глазом. У неё была серая шапка и потрёпанная верхняя одежда цвета хаки. — Мы выступать будем.
    Женщина равнодушно пожала плечами и, повернув рычажок, опустила в центр помещения клетку. Земляне вместе с Бри послушно вошли в неё, попутно осматриваясь. Практически все стены были заставлены странными мониторами и панелями, обильно усыпанными рычажками и кнопочками. Над одной из них висело в воздухе объёмное изображение планеты.
    — Ну, капрал? — заволновался Вэфсь. Шепард вспомнил, что им нужно выступать, и заиграл. Фримен немного помедлил, собираясь с мыслями, и, наконец, выдавил из себя:

    А за ним воробушек, пыщь-пыщь-пыщь-пыщь!
    А за нею бабочка, ко-ко-ко-ко!
    Пы-ы-ыщь, пыщь-пыщь-пыщь-пыщь!
    Ко-о-о, ко-ко-ко-ко!

    На этом фантазия учёного кончилась, и он просто повторил этот куплет ещё дважды. Сложно было сказать, понравилось ли скучающей титизэнке. Когда они закончили играть, она поманила их рукой к себе, и когда капрал выбрался из клетки, подошла к нему с каким-то прибором в руках, напоминающим ключ, на широком конце которого бегали крохотные белые молнии.
    — Плотность ядра твоей галактики, думай.
    — Э-э... — Шепард опешил от такого вопроса. — Давайте вы лучше у Фри...
    — Нет, Фримен не нужен, давай ты! — опротестовал Вэфсь. Работница "планетария" тоже не сводила глаз с капрала. Она терпеливо задала следующий вопрос:
    — Площадь поверхности твоей планеты, думай.
    — Нет, не помню...
    — Пи эр квадрат, Шеп! — зашептал физик, подсказывая. — Радиус Земли примерно шесть целых четыре десятых тысяч километров, получается...
    — Не мешай! — свирепо перебил его Вэфсь.
    — Хватит. — пробурчала титизэнка, опуская прибор. — Заканчивай мозгами скрипеть, балда. — она подошла к ближайшей консоли и стала что-то набирать на ней. — Вот ваша планета.
    Изображение планеты над консолью изменилось.
    — Земля! — с волнением в голосе произнёс Фримен. Это несомненно была она. Вот Азия, Европа, Африка. Изображение планеты повернулось, и они увидели родные Коммунистические Штаты, омываемые двумя океанами.
    Титизэнка кивнула и, нажав ещё что-то, заставила панель выплюнуть чёрную плату, которую она передала Бри. Затем она снова повернулась к капралу:
    — Хочешь поговорить — плати два зэна.
    — Не понял? — растерянно произнёс капрал.
    — Думай номер телефона своей подружки, балда! — откликнулся Вэфсь, протягивая заведующей планетарием деньги. — Про макароны ей скажи, чтоб к нашему приезду собрала все четырнадцать пачек!
    — Пыщь. — перебила его титизэнка, работая за консолью. Изображение планеты исчезло, вместо него появилась символическая картинка телефонной трубки. Откуда-то из панели раздались гудки, очень похожие на телефонные. Вскоре они прекратились.
    — Алло? — раздался женский голос. — Алло, слушаю? Это Колетт Грин, подруга Джины, её сейчас нет дома, но вы можете сказать мне, что хотели, я передам.
    — Это же Колетт! — всполошился Гордон. Он подбежал к консоли и растерянно встал возле неё, не зная, куда говорить, чтобы Колетт его услышала.
    — Говори, время! — зашептала заведующая.
    — Алло, Колетт! — крикнул Фримен. — Это же я, Гордон!
    — Гордон?! — поражённо произнёс голос на том конце провода. — Ты где?! Чёрт возьми, куда ты пропал?
    — Да я здесь... Здесь... Я не могу тебе сказать сейчас, нет... — с мольбой в голосе произнёс физик.
    — Что значит "не можешь"?! — в её голосе слышалось полное негодование. — Ты сбежал от эксперимента, никому ничего не сказав, и теперь где-то прячешься... Тут все с ума сошли, разыскивая тебя, я уже думать не знала что... Немедленно отвечай, где ты!
    Вдруг Вэфсь, издав первобытный рык, подошёл к консоли с другой стороны и заорал:
    — Слушай, повстанка, хватит мозги пудрить, лучше бегом беги и собирай макароны — чтоб к нашему приезду было пятнадцать тысяч пачек, ты меня поняла?!
    — Да куда ты лезешь? — зашипел Фримен, отпихивая Вэфся в сторону. Капрал тоже не стал стоять в сторонке и, ухватив одноногого поперёк груди, потащил его в дальний угол. — Колетт! Дорогая! Колетточка моя, котлеточка! Пожалуйста, скажи им, что не крал я микроскоп, не крал! Он у меня с собой, я... я как только вернусь, сразу занесу его доктору Кляйнеру! Хорошо, Колетт? Я вернусь, как только смогу!
    — Можешь не торопиться, трусливый алкаш! — злобно прошипев, она кинула трубку. Раздались гудки.
    — Не переживай. — подбодрил Фримена Шепард. — Мы как прилетим, всё ей объясним. Как увидит пепелац с ножками, сразу же дар речи потеряет!
    — Иногда я думаю, что было бы неплохо и мне самому его потерять... — сокрушённо произнёс Фримен. — Лучше б ты с ней разговаривал, тебе бы она поверила.
    — Я же говорил, Фримен не нужен. — зло проворчал Вэфсь. — Вот результат...
    — Ты бы тоже онемел, дружок. — оборвал его капрал. Бри что-то пыщькнул титизэну, и тот подошёл к повстанцу. Бри продемонстрировал ему чёрную пластинку с огоньками и опять пыщькнул. Вэфсь вдруг опять схватился за сердце, широко открыв рот. Бри поспешно достал чудодейственный препарат и капнул им на язык алчного титизэна. Капрал заметил это и поинтересовался:
    — Что-нибудь не так?
    — Всё так... Только Земля далеко, придётся лететь с высадками на безлюдных планетах. — ухватив Вэфся за плечо, Бри повёл его к выходу из "планетария". — Надо сперва к пепелацу сходить, проверить, не хватает ли чего ещё для полёта.
    Они проделали весь долгий путь обратно к пепелацу. Шепард несколько раз пытался поинтересоваться, не проще ли было сразу гравицаппу купить, а потом в случае чего вернуться, но туземцы отмахивались. Всё это выглядело подозрительно, Шепард не знал, что и думать. Но у него всё ещё оставалась уверенность в том, что алчность титизэна заставит его хоть всю Вселенную пройти пешком ради профета.
    Добравшись до пепелаца, туземцы попросили землян постоять снаружи и приглядеть за Кыыр. Вэфсь забрался в пепелац, а Бри встал возле трапа, заглядывая внутрь. Он вдруг покосился на стоящих неподалёку яйцелобов, убедившись, что они не смотрят, повернулся к капралу:
    — Слушай, дорогой, у тебя профетина целая?
    — Ну да.
    — Можешь показать ещё раз?
    Шепард пожал плечами и вынул пакет со спагеттиной. Вдруг из пепелаца высунулся Вэфсь:
    — О, смотри, Джина с котлеточкой тэпортировались!
    Шепард не сразу понял смысл слов, а как только до него дошло, тут же обернулся, но никого не увидел. А пока он смотрел, Бри выхватил спагеттину у него из рук и бросился внутрь. Пепелац тут же взмыл в воздух, забирая прочь и туземцев, и макаронину. Трап закрылся в воздухе, ножки Кыыр втянулись, а затем пепелац полетел над землёй прочь.
    — Э-э, куда?! — только и выкрикнул Фримен. Он попытался стянуть с себя маску, но вдохнув здешнего воздуха, закашлялся, и тут же надел обратно.
    — Они последнюю спагеттину украли... — пояснил Шепард ничего не видевшему Гордону.
    — Твою ж мать!.. — Фримен схватился за голову.
    — Ничего не понимаю... Почему они улетели?
    — А что тебе неясно? Спегаттину украли, координаты Земли знают, гравицаппу купят — и всё.
    Пока они разговаривали, к пепелацедрому приблизился транспортник яйцелобов. Он сел, и из него вышел противогазник, неторопливой, важной походкой. Он порылся в карманах и достал банку с водой. Покосившись на землян, яйцелоб стянул противогаз, под которым скрывалось лицо средних лет с пышными усами и хитроватым взглядом. Сперва капрал подивился, как он может находиться здесь без маски и попивать воду, но затем увидел полупрозрачную трубку, тянущуюся из воротника и заходящую в обе ноздри.
    Фримен вдруг сорвался с места, крича:
    — Товарищ яйцелоб! Они у нас спагетти украли, поймайте их! — он остановился в нескольких шагах от усатого противогазника. Тот хитро поглядел на учёного и произнёс:
    — Двадцать зэнов!
    — Ты чё, дядя, офигел? — возмутился подошедший Шепард. — Это твой долг — следить за порядком и преступников ловить!
    Яйцелоб с искренним удивлением во взгляде поднял глаза на капрала:
    — Вы чего, с луны свалились?.. А, с Земли... Всё понятно.
    — Слушай, они перед видео-Консулом не пыщьпыщькали! — вдруг осенило капрала. — Не ко-ко-кали, как последние днища! — яйцелоб вопросительно поднял взгляд на Шепарда. — Ну чё ты вылупился, чё ты вылупился?! Я щас как сообщу твоему начальству в Щитодэли!
    — Спокойно-спокойно! — яйцелоб вдруг мигом собрался и принял серьёзное выражение лица. — Я как услышал — сразу на каппу нажал, цаппу повернул, пыщь-пыщь тебя два раза! Пыщь! — последнее слово он уже произнёс во вмонтированную в дубинку рацию. На ходу напяливая противогаз, он поднялся по трапу, но затем обернулся к ним. — Со мною полетите, показания будете давать!
    Они покорно вошли внутрь, где сидело ещё двое яйцелобов, недружелюбно заигравших дубинками.
    — Пыщь. — успокоил их усатый, которого из-за противогаза нельзя было теперь отличить от других. Здесь, прямо на полу, сидело двое мрачных повстанцев, закованных в кандалы. Усатый указал землянам сесть на пол, рядом с ними, а сам уселся рядом с другими яйцелобами и повернулся противогазом к объёмному изображению местности вокруг транспортника, висящему над расположенными полукругом консолями — точь-в-точь такими же, что стояли в "планетарии". За этими консолями сидело двое жутких на вид существ с худыми, тощими тельцами с серо-коричневой кожей, вместо рук и ног у них были культяпки, дополненные металлическими протезами, похожими на протез Вэфся, только чуть более функциональными: по крайней мере, они позволяли существам работать за консолями, что-то нажимать и переключать рычажки. Их движения были резкими, дёрганными, и на первый взгляд казались хаотичными. Лысые головы покачивались в такт движениям.
    — Пыщь. — сказал этим существам противогазник. Объёмное изображение стало двигаться, и они почувствовали лёгкую качку: похоже транспортник взмыл в воздух. Яйцелоб повернулся к землянам. — Похоже, вы ещё ни разу не видели сталкеров, да?
    Они не ответили, и за всё время полёта не проронили ни слова. Полёт не продлился долго: вдруг на панелях, за которыми работали сталкеры, замигали жёлтые огоньки и где-то под потолком раздалось краткое "Пыщь!".
    — Всё. — сообщил землянам яйцелоб. — Другая оперативная группа поймала, сейчас в Дэппу полетим, они их там высадят. — он обернулся к сталкерам и властным тоном приказал. — Пыщь!

    Они высадились в пределах огороженного тюремного комплекса, по периметру которого стояли высокие сторожевые башни, на которых время от времени лениво прохаживались яйцелобы. Именно это место и называлось "Дэппой". В него входило несколько больших зданий, обычных на вид, если не считать того, что у одного из них была развалена стенка, и было видно, что внутри его покрыли листами из металла. Из здания выходили два кольцевых квадратных монорельса, на которых висели контейнеры, чем-то напоминающие гробики, только открытые сверху и снизу. Рельсы оканчивались в нескольких метрах от здания, и на их конце висели приглашающе раскрытые гробики. Один из них был усеян торчащими изнутри гвоздями. Вэфсь, стоящий с поднятыми вверх руками, неотрывно глядел в его сторону подбитым глазом и нервно пошатывался. Бри, облизывающий разбитую губу, и вовсе глядел в землю, будто хотел провалиться сквозь неё.
    Напротив них было два тюремщика: один точь-в-точь такой же, какого они видели по дороге в планетарий, стоял по стойке "смирно", держа в руках дубинку; второй, чернокожий, был без формы и маски, но в синих шапке и костюме с высоким жёстким воротником. Он сидел на большом плоском камне, возле которого было свалено в кучу всё небогатое имущество землян и пойманных туземцев. Он деловито брал каждую вещь, около минуты рассматривал её и откладывал в другую сторону. Правда, лаппату он засунул себе в карман. А спагеттину спрятал под пиджаком. Шепард пока не прокомментировал этот факт, сперва он хотел услышать, что скажет тюремщик. Тот всё ещё был занят ревизией их имущества. Он без особого интереса отложил микроскоп в сторону, даже не удостоив его осмотром, затем взялся за рюкзак.
    — Открой! — потребовал он. Шепард повиновался. Немного покопавшись, он выудил оттуда бутылку.
    — Это уксус. — предупредил капрал. Негр пристально взглянул на Шепарда, на его лице было отчётливо видно выражение, которое невербально сообщало: "Не твоё дело." Но затем, по-видимому, изучив мысли капрала, он всё-таки положил её обратно и опустил рюкзак на землю.
    — Значит так. — сказал он, почёсывая заросшую бакенбардами щеку одним пальцем. — Титизэну — пожизненный эцих с гвоздями, а из повстанца мы сделаем сталкера.
    Услышав это, Бри заплакал:
    — Нет, только не сталкера! Лучше уж транксенируйте, милосердствуйте!
    — Шеп! Камрад! — взмолился Вэфсь. — Выручай! Мы это, мы не улетели, мы пошутили просто! Ты же знаешь, какое у нас чувство юмора! Знаешь!
    — Заткнись! — в сердцах воскликнул Бри. — Шепард, Гордон! Ну расскажите им, как я к земле припадал! Не то, что этот, даже жалкое ко-ко-ко выдавить не может! — ткнул он пальцем в Вэфся.
    — Шепард, друг! — возразил тот. — Доктор Фримен, родной! Неудачная шуточка у нас вышла, неудачная! Мы больше так делать не будем! Только правду расскажи! Как я ко-ко-ко делал, как петушка изображал, а? Разве плохо изображал?.. Слушай, да я тебе пепелац подарю!
    — Молчи! Не слушайте его, пепелац — мой! У Кыыр спросите.
    — Так, ладно-ладно! — оборвал их Шепард и повернулся к тюремщику. — Слушайте, я... Перепутал. Понимаете? Они всё делали правильно: и к земле припадали, и ко-ко-ко делали... И не крали они ничего. Это мы у них вещи забыли, по ошибке. И спагеттину тоже.
    — Какую ещё спагеттину? — изумился тюремщик и повернулся к стоящему рядом тюремщику в форме. — Ты видел здесь спагеттину? — тот помотал головой отрицательно, хотя он всё время присутствовал здесь и видел всё, что делал тюремщик-ревизор.
    — Ну, профетину, профет. — поправился Шепард.
    — Капрал, родной, — заговорил Вэфсь, — ты что, не было никакой профетины, не было!
    — Не было, родной. — жалобно добавил Бри.
    Шепард понял намёк и сказал:
    — Ах да, я опять перепутал, не было.
    Чернокожий перевёл взгляд на Фримена.
    — Э-э, а что? Я ничего не видел, я просто так тут стою...
    Бесформенный тюремщик перевёл взгляд на пойманных "преступников" и сообщил свой вердикт:
    — Обоим пожизненный эцих без гвоздей. Назначается выкуп за досрочное освобождение: шестьсот шестьдесят шесть зэнов. По триста тридцать три за штуку. — он кивнул тюремщику в форме. — А ну, пыщь их.
    Солдат в форме подошёл к арестантам и затолкал их в сторону монорельс. Те после оглашения вердикта заметно повеселели.
    — Спасибо! — улыбаясь, сказал Бри, шагая к висящему на рельсе эциху без гвоздей. — Спасибо, родные, век не забудем!
    — Позвольте выразить вам свою благодарность, камрады! — хихикая, заявил Вэфсь, пока Бри усаживался в эцих. Гробик закрылся, открывая взору только улыбающееся лицо и ноги заключённого, и эцихи задвигались. К Вэфсю подъехал пустой эцих и тюремщик затолкал его внутрь, но тот продолжал говорить. — Вы песенки пойте, денежки зарабатывайте, на гравицаппу за годик-другой накопите, пепелац почините — и на Землю-матушку пыщь! — эцихи вновь задвигались, пряча арестованных туземцев внутрь тюремного комплекса, но Вэфсь, удаляясь, продолжал радоваться и даже пропел:
    — На речке, на речке, на том берегу-у-у-у!..
    Это было последним, что земляне услышали от него перед тем, как его эцих исчез в недрах тюремного комплекса.
xDDGx #
1
Спойлер
    — Кала диппира лутиз опп азз. Ан кала диппира лутиз, ан цатт. Ан цатт, ан футурр. Урр гетуту ана лут. Консуль плазза. Хит ана лутиз дидэду, ана цаттиз дидэду, туса курр гетуту. Тисить ан ваппэ гетэту ана лут, ан узза. Ан узза тисить уппырр азз. Уппырриз ан дидэ уззиз. Уппырриз эцихеху эцихь. — раздавалась речь Консула над тюремным комплексом. Его голос шёл как будто отовсюду, со всех сторон. Земляне устроились в таком месте, чтобы его неприятный голос был слышен как можно тише.
    Шепард сидел на пожухлой траве и наблюдал за тем, как Фримен скучающе тычет палкой в костёр. Солнце буквально только что зашло, и с приходом ночи к тюрьме подтягивались бездомные повстанцы и титизэны. Яйцелобы не слишком приветливо относились к прибывающим, но и не прогоняли их. Один повстанец рассказал им, что это была идея Консула, сделать народ поближе к местам исправительного заключения, поэтому он выпустил закон, который разрешал жителям планеты поселяться в старых зданиях Дэппы, занимать камеры и устраивать кемпинги во дворах комплекса. В принципе, для землян это было удобно, потому что они могли выступать прямо здесь. Шепард решил, что им стоит подождать, пока соберётся побольше людей, а в это время они с Фрименом сочиняли музыку и стихи.
    — Так, давай так. — сказал физик. — Ты говоришь "нет", потом ещё раз "нет", потом "шесть" и, наконец, "мужской". Запомнил?
    — Два раза "нет", "шесть", "мужской".
    — Ага.
    — Ну хорошо. — Шепард посмотрел на наручные часы. — Слушай, наверное, нам пора уже идти выступать.
    — Костёр погасить?
    — Не, не надо, кто-нибудь придёт и погреется.

    — Ну, сколько там? — спросил Фримен, выглядывая из клетки. Капрал собирал лежащие на полу зэны после "концерта".
    — Вот это сколько? Три? — спросил Шеп, демонстрируя металлический квадратик.
    — Не, восемь, у них двоичная система. Три ромбика — два в третьей.
    — Кто-то идёт, в клетку! — Фримен зашёл обратно и отступил на шаг, чтобы пустить внутрь Шепарда. Из недр тюрьмы появился титизэн в тёмно-зелёном плаще. Земляне пыщьпыщькнули, приседая, после чего Шепард тут же поднял гармошку и заиграл. Фримен поднял стоящий на полу микроскоп и продекларировал, покачиваясь в такт словам вместе с микроскопом:

    В моём пыщь-пыщь зрения появляется новый пыщь-пыщь.
    В моём пыщь-пыщь зрения появляется новый пыщь-пыщь.
    Иду на пыщь.
    Иду на пыщь.
    Иду на пыщь.

    — Иди. — сказал капрал, на секунду оторвавшись от гармошки. Фримен распахнул клетку и, продолжая танцевать с микроскопом, выделывая с ним какие-то напрочь сумасшедшие движения, вышел из клетки, продолжая напевать:

    Оло-лоло, оло-лоло, оло-лоло,
    Пыщь-пыщь!
    Оло-лоло, оло-лоло, оло-лоло,
    Пыщь-пыщь!

    Он вошёл в клетку, продолжая повторять эти две строчки, пока улыбающийся титизэн не перебил их:
    — Повстанцы! Повстанцы! — Шепард наконец-то перестал играть. — А вы почему тут стоя выступаете?
    — А как надо? — не понял капрал.
    — А здесь — только на коленях...
    Капрал едва не поперхнулся от такого заявления, но помня о здешних нравах, попытался пойти на компромисс:
    — Ну хорошо-хорошо, ты только денежки плати, а мы тебе хоть лёжа исполним!
    Титизэн мигом посуровел и, распахнув полы своего плаща, выудил оттуда дубинку и ударил ею по клетке:
    — Ну-ну, не шалите.
    Шепард переглянулся с Фрименом, и они покорно опустились на колени. Титизэн спрятал дубинку и, нахлобучив синюю шляпу, отошёл от них, продолжая насвистывать мелодию, которую играл капрал. Они ещё некоторое время слышали, как тюремщик повторяет и повторяет слова: "иду на пыщь".
    — Эх. — печально вздохнул Гордон. Они с Шепардом молчали, но каждый из них думал об одном и том же: о Земле. Тишину нарушал лишь болтливый Консул, вещающий с мониторов где-то в глубинах тюремных коридоров:
    — Аббу лаппатаз. Тира ойкун ритзинэ азз. Лаппатаз узза. Лаппатаз ноппэпу чурра сисизэнь. Лаппатаз ноппэпу наджвя-джвя пыщь-пышь. Лаппатаз ифефу. Лаппатаз лоукоппа. Урр аббуту лаппата. Аббу лаппатаз, инстору аппаз, лоццу аппаз, тою.
    Капрал вдруг выхватил гармошку и снова заиграл: просто так, для себя. Гордон молчал, но потом, поймав ритм, негромко затянул:

    Но если есть в кармане пачка... макарон,
    Значит всё в порядке — мы с тобой не пропадём,
    И уксус в рюкзаке превратится в вино,
    И не придётся тосковать по Цою и "Кино"...

    Он ещё немного помычал без слов на играемый Шепом мотив, а затем смолк.
    — Слушай, Шеп. Там доктор Кляйнер идёт. — с удивлением произнёс Гордон.
    — Это не доктор Кляйнер, Гордон. — мрачно ответил капрал. И он был прав. Это, конечно же, был тот самый контрабандист, который украл их макароны, обрекая землян на нынешнее жалкое существование. Он даже одет был в то же самое, только на голове теперь красовалась новая белая шляпа, довольно похожую по форме на прежнюю, но с нелепо свисающей с краю кисточкой. Рядом с ним шли его сообщники: рыжеволосая, теперь с непонятным синим безумством на голове, и "злой Барни", в неизменной форме яйцелоба, с новёхонькой винтовочкой в руке. Оба они улыбались, злой, недоброй улыбкой гадюк. Но теперь с ними была ещё одна: молоденькая повстанка в лохмотьях, которая передвигалась на корточках. Шепард с ужасом понял, что она — рабыня, потому что сложно было придумать другое объяснение ошейнику на её шее, от которого шёл широкий длинный поводок, заканчивающийся в руках "Кляйнера". Её рот был закрыл чёрной повязкой вокруг головы.
    — А-а, капра-а-ал? — радостно, как будто встретив потерянного друга, произнёс рабовладелец. — Какая встреча, довольно приятная, надо заметить. Я как раз хотел тебе сообщить, что, как ни прискорбно, но я всё-таки ошибался в своих прикидках: купить целую планету на пачку макарон невозможно. Вот так. — печально произнёс он. — Но, — оживился он дёргая поводок, чтобы рабыня подползла поближе. Она жалобно посмотрела на землян, и они увидели слёзы, капающие из её глаз, — зато смотри, какой у меня новый питомец! Я зову её... Ламарр. Ну, ты же помнишь, что случилось со старой? После этого я горевал целый день, но потом увидел эту Ламарр и... знаешь, новая даже лучше. Правда, пупсик? — спросил он, улыбаясь и демонстрируя зубы. Шепард вспомнил, что в прошлый раз они у него были сплошь из металла. Контрабандист ответил на его мысли. — Да, всё верно, я поставил себе новые протезы. Это какой-то кошмар, похожие на настоящие стоят дороже чистого золота! Ну не ужас ли? Даже грудь Джу стоила дешевле. — сообщил он, указывая на рыжеволосую. Та усмехнулась и провела руками по груди, с вожделением глядя на Шепарда. Тот поморщился и перевёл взгляд на "Кляйнера". Сардонически усмехнувшись, он произнёс:
    — Да, я тоже рад видеть, что ты пришёл в место, которое по тебе плачет.
    Контрабандист захихикал:
    — Какая чудовищная ирония, капрал! Я очень рад, что ты не потерял чувство юмора. Должен признать, что мне глубоко жаль, что ты оказался в... таком положении, но всё же, подумай: кто, кроме тебя, виноват в случившемся? И я ведь даже недвусмысленно намекал, прямым текстом говорил, чтобы ты не верил никому... А ты?.. Ах, а ты в тот момент напоминал мне меня самого в мои юные годы: такая же наивность, такая же святая простота! Ах, где же они, мои молодые годы? Где? Ох! Ах! — он всплеснул руками. — Жизнь коротка, камрад, и ты должен воспользоваться каждым удобным шансом, чтобы сделать её лучше, и особенно хорошо ты понимаешь это уже ближе к старости... Ладно... — вздохнул он. — Что-то мы с тобой заболтались, тебе не кажется? Сыграй нам на прощанье что-нибудь, прежде, чем мы разойдёмся.
    Шепард откинулся на стенки клетки и повернулся к контрабандистам боком.
    — Нет, спасибо, настроения нет, пусть твои дружки теперь поют серенады тебе и твоим денежкам.
    — Ну спой. — с наигранным возмущением произнёс "Кляйнер". — Капрал, ты глянь сюда, у меня есть кое-что, что подымет тебе настроение. — он засунул руку в карман и вытащил целую пригоршню зэнов. Фримен дёрнул Шепарда за рукав: нельзя было упускать такой шанс заработать столько денег за раз. Капрал понял это без слов и кивнул, глядя на Гордона, а затем, вздыхая, поднял гармошку к губам. Что ж, раз так хочет, чтобы они сыграли, они сделают это; но пусть не думает, что они готовы расстелиться под его ногами из-за денежек. Он заиграл агрессивную, тяжёлую мелодию. Фримен немного поколбасился, ловя ритм и обдумывая текст, а затем начал скандировать, двигаясь в такт и тыча указательным пальцем в каждого контрабандиста по очереди и скандируя:

    Мэйк пыщь, нот во!
    ту ду-ду-ду
    Гоу пыщь, ты дно!
    ту ду-ду-ду
    Мэйк пыщь, нот во!
    ту ду-ду-ду
    Гоу пыщь, ты дно!
    ту ду-ду-ду

    Донт пыщь он ми!
    Донт пыщь он ми!
    Донт пыщь он ми!
    Донт пыщь он ми-и-и-э-а-а-а!..

    Последний слог Фримен взял максимально высоко, как только мог, и Шепард закончил играть на нём. Пусть рыжеволосая и яйцелоб продолжали лыбиться пуще прежнего, но псевдо-Кляйнеру явно не понравился их "перфоманс", то-то он так скривился.
    — Мда. — произнёс он. — Впрочем, я и не ожидал, что ты поймёшь. И ты, и твой друг... Но раз уж я обещал... — он перевернул руку и зэны посыпались на землю. — Пока, камрады, надеюсь, мы с вами больше не увидимся. — они довольно быстро удалились. Последнее, что запомнил капрал: то, как на них с восхищеним смотрела рабыня-повстанка, которая на эти каких-то две минуты забыла о всех своих горестях. Но затем поводок на её шее дёрнулся, и она нехотя потащилась вслед за своими мучителями, останавливаясь каждые два шага, чтобы снова бросить взгляд на землян.
    Фримен устало навалился на клетку, глубоко вдохнув и выдохнув. Шепард вылез наружу и принялся собирать брошенные деньги.
    — Это сколько? — спрашивал Шепард у Фримена.
    — Шестьдесят четыре.
    — А это?    
    — Двести пятьдесят шесть.
    Шепард присвистнул.
    — Ну вот мы и напыщьпыщькали на лопату...
    — О, слушай, Шеп, а давай лаппату купим, она вроде недорого стоит, 99 зэнов, а если со скидкой брать — так всего 79 и 99! Я правда, не знаю, что это значит, дробных зэнов же не бывает, но всё равно звучит круто!
    — Эй, повстанцы! — вдруг перебили их. Шепард обернулся, поспешно засовывая зэны в карманы. Он увидел поигрывающего дубинкой яйцелоба. — Почему не в наручниках?
    — Каких ещё наручниках?! — возмутился капрал.
    — Приказ самого Консула! — важно пояснил яйцелоб. — На всех повстанцев, находящихся на территории тюрьмы, надеть наручники. — он ухватил приготовившегося было к сопротивлению капрала за руки и надел на него блестящие "браслеты". Фримен покорно протянул руки, не поднимаясь с колен, и яйцелоб напялил наручники на них. — Снимут на выходе. — сказал он и зачем-то похлопал Шепарда по карману. — А что это у нас тут? — помахивая дубинкой, он засунул руку в карман и вытащил оттуда брошенные контрабандистом зэны. — Пыщь, какой мне богатый Буратино попался! — он засунул руку и во второй карман. — Пыщь! А за наручники надо платить! И за снятие тоже. Так что возьму-ка я сразу плату за эти услуги, ребят. — он забрал все самые крупные зэны себе, а мелочь всыпал обратно в капраловский карман. — Ну всё, дорогие, пока, очень приятно иметь дело со столь сознательными повстанцами! — весело посвистывая, он исчез в темноте коридоров.
    Шепард упёрся спиной в клетку и сполз на пол. Фримен продолжал мрачно глядеть перед собой, стоя на коленях. Но их одиночество не продлилось долго.
    — Эй, сэмляне! — услышали они странный хрипловатый голос. Шепарду он почему-то показался знакомым, и подняв голову, он понял, почему: это же был тот самый пришелец, из-за которого они оказались здесь! — Нхэт, это вы сами виноват! Ну кхто так шмёт, сэмляне? Кхто вас научил так кнопка шать?
    — Да мы понимаем... — извиняющимся тоном ответил Шеп. — Слушай, помоги нам ребят тут двоих из тюрьмы вытащить, ты можешь нас на Землю переместить, а потом обратно сюда?
    — Нхэт. — возразил пришелец. — Только тшва саряда. Вы — на Семлю, я — тхамой. Ферштайн?
    — Найн, мы так не можем... — ответил Шепард. — А может, давай мы их быстренько отыщем тут, и ты нас всех отправишь на Землю, а?
    — Нхэт. — вновь отрезал инопланетянин. — Кхватит только на тшвоих. Решайте: та, или нэт?
    — Ну... нет. — мягко ответил капрал, продолжая обдумывать компромиссы и хотевший уже было добавать что-то ещё, но пришелец не дал ему сказать:
    — Ну, кхсначит, нэт. — он приложил все три свои лапы друг к другу, и над ними появилось красивое зелёное облачко. От него вдруг вырвались зелёные молнии, которые протянулись к наручникам землян. Железные кандалы как будто сами собой упали с их рук.
    — Прощай-тха. — сказал инопланетянин и исчез.
    Капрал печально взглянул на Гордона. Он подумал, что не должен был втягивать физика в это дело и нужно было вернуть на Землю его одного. Но уже было поздно...
    — Ничего, Гордон, попыщьпыщькаем ещё чуток, заработаем и вызволим их. Обязательно вызволим... — он поднял наручники с пола. — Только кандалы лучше надеть, но не застёгивай, на всякий случай.
    Они подняли клетку и понесли её в другой сектор тюрьмы. Спустившись на этаж ниже, они нашли место, где на ночлег остановилось много повстанцев и нищих титизэнов. В голове у Фримена созрел новый хит, и он, поделившись идеей с Шепардом, запел:

    Riders on the ПЫЩЬ,
    Riders on the ПЫЩЬ.
    Into this house we're ДНО,
    Into this world we're ДНО,
    Лайка-дог визаута ЩИ,
    An actor out on the ЩИ.
    Riders on the ЩИ...

    There's КОНСУЛ on the ПЫЩЬ,
    His brain is flattened like a ДНО.
    If you give this man a ПЫЩЬ,
    Take a long holy-ЩИ,
    Let your children ПЫЩЬ,
    Sweet family will ДНО.
    КОНСУЛ is the ДНО, ЩИ!

    Riders on the ПЫЩЬ,
    Riders on the ПЫЩЬ,
    Riders on the ЛОЛ,
    Riders on the КО,
    Riders on the ЩИ,
    Riders on the ДНО,
    Riders on the ДНО...

    Как только Гордон закончил петь, все присутствующие взорвались ликованием. Туземцы буквально выворачивали карманы, усеяв пол вокруг клетки зэнами, к тому же, благодаря телепатическому эфиру послушать и посмотреть на выступающих собралось большое количество желающих изо всех уголков Дэппы. Не было бы преувеличением сказать, что это было самое успешное выступление землян на этой планете. К сожалению, оно оказалось успешным настолько, что не могло не заинтересовать внимание власти. В сектор стали подтягиваться яйцелобы, при виде которых туземцы бросились врассыпную, а тех, кто не успел, яйцелобы выталкивали сами. Противогазники окружили клетку с землянами, а затем появился уже знакомый им тюремщик-негр.
    — А-а, земляне. — сказал он, поправляя шапку. — Диссиденствуем, значит. Небось, специально прилетели со своей дикарской планетёнки, чтобы подрывать власть Консула, да? Ну что ж, приятно осознавать, что наш Консул настолько велик, что даже у чёрта на куличиках слышали о нём! — увидив наручники на руках артистов, он повернулся к яйцелобам. — Свободны! — как только противогазники покинули помещение, он заговорил вновь. — Ну, и что же мне с вами делать? Засунуть в эцих с гвоздями, или лучше сразу транксенировать, чтобы не распространять заразу? Или, может... договоримся? — алчно произнёс он, глядя на разбросанные на полу деньги.
    — Ну, может. — нарочито небрежным тоном ответил Шепард, старательно крутя у себя в голове одну-единственную мысль: "Не думать о белом слоне!". Он покинул клетку и не спеша приблизился к тюремщику.
    — А почему так важно не думать о белом слоне? — поинтересовался чернокожий. И вдруг он догадался.
    Но было уже поздно: капрал ухватил тюремщика за руки и нацепил на них наручники.
    — Фримен, помоги! — попросил капрал. Гордон выбежал из клетки, глядя на вырывающегося из рук солдата тюремщика. — Забери у него дубинку и пушку!
    Гордон всё понял и выполнил приказание. Лишившись оружия, негр прекратил сопротивляться.
    — Теперь засунь ему в рот кляп.
    Физик повиновался. Шепард стянул с себя хэткраба и натянул его на голову тюремщику. Гордон последовал его примеру и отфутболил своего краба подальше. Униженное животное уползло в угол, задрав лапки.
    — А теперь веди нас к нашим ребятам!
    Тюремщик вдруг запротестовал, мыча и мотая головой. Шепард не понял причину такой реакции и легонько — пока легонько — встряхнул заупрямившегося отхэткрабленного титизэна.
    — Я сказал — веди!
    Несчастный негр промычал что-то ещё и указал на кляп во рту.
    — Мне кажется, он хочет что-то сказать... — заметил Гордон.
    — Да ну? — подивился Шепард. — Ты уверен? А мне что-то кажется, что он хочет просто лапши на шею навешать. — тюремщик яростно замотал головой. — О, видишь, я был прав, ничего он не хочет рассказывать. — наконец, ему надоело издеваться над титизэном, и он кивнул Фримену, чтобы тот вынул кляп.
    — Это невозможно! — тут же затараторил он. — Их здесь сейчас нет, их отправили в Щитодэль, чтобы Консул провёл с ними воспитательную беседу!
    — Да прям? — не поверил капрал. — Ох какой у вас замечательный Консул, лично с каждым мелким воришкой, небось, разговаривает? Может, и тем, кто дорогу не на тот свет переходит, встречи устраивает?
    — Я правду говорю! Спросите у любого встречного! Заключённых собирают вместе, и Консул выступает перед ними всеми — он любит выступать! — а потом записи этих выступлений транслируют на улицах...
    — Ну ладно, в таком случае, веди нас в Щитодэль. Та, нащяльника, в Щитодэлька пыщь-пыщь! — спародивал Шепард нечто среднее между говорами туземцев и трёхрукого инопланетянина.
    — Да вы рехнулись! У меня туда даже доступа нет...
    — Тогда приведи нас к тому, у кого есть!
    Тюремщик немного помолчал, а затем произнёс:
    — Ну ладно, мы можем сесть на поезд, который едет из Дэппы в Щитодэль. Через полчаса отъезжает следующий, если мы хорошо спрячемся, проблем возникнуть не должно.
    — Ну хорошо. — ответил на это Шепард. — Поверим парнишке. Но смотри, — зловещим тоном сказал он, сдавливая горло туземца его же собственной дубинкой, — если ты нас обманываешь, доктор Фримен тут же укокошит тебя. Верно я говорю, Гордон?
    — Ух, таким злым я ещё никогда не был! — восклинкул тот, нацелив транксенатор на тюремщика.
    — Ладно-ладно! — умиротворяющим тоном сказал чернокожий. — Давайте мы с вами поторопимся, времени не так уж много...
    Шепард кивнул Фримену, и тот, ухватив с собой микроскоп, последовал вслед за ними.
    — Эй, а зэны вы так и оставите? — обеспокоенно спросил тюремщик. Шепард чуть не обалдел: этот парень висит на волоске от смерти, а всё ещё думает о проклятых деньгах!
    — У вас тут что, за каждым шеккелем принято нагибаться? — проговорил капрал, не обращаясь ни к кому конкретно.
    Негр повёл их по запутанным коридорам к лестнице, которая привела землян с пленником на подземный уровень. Под тюремным комплексом оказалось расположено что-то вроде системы метро. Подземный тоннель был широким и длинным, обилие ламп хоть и не рассеивало темноту полностью, но давало оценить масштаб. По дну тоннеля проходило несколько пар рельс, на одних стоял необычный поезд, весьма непохожий на земные модели, но от того не менее красивый. Над его гладкой блестящей поверхностью кое-где били струи пара.
    Тюремщик подошёл к стоящей между рельсами консоли и, что-то набрав на ней, распахнул тем самым дверь в предпоследний вагон.
    — Сюда. — позвал он их, направляясь внутрь. Земляне забрались следом. — Поедем вместе со сталкерами. — пояснил титзэн, наблюдая за их реакцией на висящие на стенах поезда эцихи, из-под которых торчали опротезенные культяпки. К счастью, головы сталкеров были закрыты капсулами, пристыкованными к эцихам сверху.
    Тюремщик нажал что-то на миниатюрной панели, установленной в вагоне, и дверь закрылась. Чернокожий вздохнул и осел на пол, более ни слова не говоря. Прошло где-то полминуты, и они почувствовали, как поезд тронулся с места.
    — Сколько отсюда до Щитодэли? — поинтересовался капрал.
    — Поезд едет быстро, за десять минут доберёмся.
    Земляне последовали его примеру, усаживаясь на пол; Фримен не сводил глаз и оружие с тюремщика, который мрачно смотрел в пол. Шепард же рассматривал висящие на стене эцихи, раздумывая о том, что они будут делать дальше. Найдут они ребят, и что потом? Он уже начинал понимать, что они ввязались в авантюру, которая могла плохо кончиться. Возможно даже закончиться в одном из этих эцихов, висящих на стене поезда.
    Казалось, что поездка длится целую вечность, но затем они вдруг услышали какой-то гулкий шум снаружи.
    — Так быть не должно. — обеспокоенно произнёс их пленник. На его лбу выступили капли пота.
    Шум повторился, и они поняли, что это прогремел взрыв. И в ту же минуту ещё один взрыв прозвучал совсем рядом. Капрал почувствовал, что его отбрасывает в сторону: это перевернулся вагон поезда. Он сполз по полу на стенку и застрял между эцихами. Побеспокоенные сталкеры забились в своих железных клетках и начали издавать беспорядочный хриплый рык.
    — Снимите его с меня! Снимите! — заорал чернокожий титизэн. Фримен подполз к нему и начал освобождать от навалившейся на него с противоположной стороны капсулы со сталкером, который вырывался что есть силы, как будто пытаясь добраться до тюремщика, чтобы укусить его. Капрал хотел было тоже подняться и посмотреть за тем, чтобы пленник не попытался выкинуть какую-нибудь глупость, но вместо этого глупость сделал он сам, чересчур приблизившись к бившемуся в истерике сталкеру: уродец так сильно ударил солдата своим железным протезом, что тот потерял сознание.

    Шепард очнулся в кромешной тьме. Он принял сидячее положение и начал шаркать руками в пустоте.
    — Эй, Шеп, очнулся? — раздался голос Фримена, а затем свет загоревшегося фонарика чуть не ослепил его.
    — Где мы? Кто устроил взрыв? — тут же задал вопросы Шепард, закрываясь рукой от яркого луча. — Это что же, охранники прознали о нашем побеге?
    — Нет, этого не может быть! — тут же возразил тюремщик. Фримен предусмотрительно приковал его вторыми наручниками к какой-то трубе. — Ты знаешь, сколько этот поезд стоит? А сколько стоит переделать одного нарушителя в сталкера? Это же уйма бабла, чувак! Консул не мог пойти на такой риск! И титизэны тоже не могли такого сделать! Это повстанцы, сто процентов, только повстанцы, такие же варвары, как вы... — он задохнулся от эмоций и умолк.
    — Где мы сейчас? Всё ещё под землёй?
    — Да.
    — И что нам теперь делать? — спросил капрал. — Как выбраться?
    — Нужно посмотреть внимательно, должен быть выход на поверхность, если я правильно помню это место... — пробормотал негр. — В конце концов, повстанцы же должны были как-то спуститься сюда. Давайте, освободите меня, и я покажу, куда идти!
    Фримен послушно снял с него вторые наручники и, наставив транксенатор, последовал за ним. Титизэн уверено повёл их за собой. — Только будьте осторожны, здесь могут быть зомби. — вспомнив, он прикоснулся к посаженному на свою голову хэткрабу. — Э-э, я хотел спросить, у вас краб-то кормлёный?..
    — На твой век хватит... — с поистине чёрным юмором ответил капрал. Заметив, как титизэн задрожал, Шепард решил сжалиться. — Ладно, можешь снять. — тот незамедлительно сбросил животное с себя.
    — А ну, тише! — шёпотом потребовал Фримен. Его лицо приняло напряжённое, настороженное выражение. Шепард прислушался и понял, в чём дело: время от времени по тоннелю эхом раздавался журчащий, вибрирующий шум, похожий на тот, какой издавали крылья муральвов.
    — Муральвы?! Здесь? — с удивлением произнёс тюремщик. — Этого не может быть.
    — Почему? — поинтересовался капрал.
    — Потому что это означает, что городские стены рухнули — вот почему!
    — Это ж сколько я в отключке пролежал...
    — Не знаю, я не засекал... — ответил Фримен. — Честно говоря, я и сам немного вздремнул, пока этот, — ткнул он в титизэна, — меня не разбудил.
    — Я же говорю, здесь могут водиться зомби! Но не муральвы, нет.
    — Давайте просто уйдём отсюда... — предложил Шепард. — Веди!
    — Посвети мне дорогу. — попросил тот Фримена. — И ради Консула, прекрати уже целиться в меня из этой штуковины! Я в любом случае не горю желанием столкнуться с зомби или чем похуже в одиночку...
    Луч фонаря уткнулся в преграждавшую им путь стену. Гордон высветил какой-то символ на стене.
    — Да! — обрадованно воскликнул негр. — Я знаю этот сектор, выход здесь недалеко. — он поспешно двинулся вдоль стены, наблюдая за пляшущимся пятнышком света. Вдруг стена повернула, и они увидели пробивающийся сквозь потолок свет. Они устремились к выходу и почувствовали запах города.
    — О нет, без маски я туда не пойду. — запротестовал тюремщик. — Так что вам придётся меня здесь оставить, уж извините.
    — А что, этой у тебя нет? — капрал изобразил жест, как будто вытягивал соломинку, намекая на кислородные трубочки, какие были у усатого эцилоппа.
    — Н-нет, нету.
    — А если найду? — спросил Шепард, изучающе рассматривая титизэна. Тот обречённо вздохнул и, приложив некоторые усилия из-за надетых на руки наручников, выудил из кармана маску. Шепард помог лживому тюремщику надеть её и повёл его к выходу. Они оказались на тесной улочке ночного города. Звёзд над головой не было видно из-за смога, но благодаря обилию ночных фонарей освещённость была хорошей.
    Вдруг где-то прозвучал взрыв.
    — Что это было? — обеспокоенно спросил капрал. Не хватало им ещё попасть на поле военных действий на чужой планете!
    — О нет, повстанцы! — жалобно выдавил их пленник и бросился бежать.
    — Э-э! Куда? — окрикнул его капрал, бросившись следом. Но титизэн не думал убегать от них. Он вдруг остановился, глядя куда-то в сторону. Земляне поравнялись с ним и увидели маленькую площадь, на которой десяток туземцев с помощью канатов пытался свалить на землю огромный монитор с вещающим с него Консулом:
    — Чурра сисизэнь бункуле пау. Чурра сисизэнь ан таккэ пау. Чурра сисизэня цатт гету зэниз ат лутиз азз. Сисизэнь гетуту мора-мора зэниз, мора-мора лутиз. Ан тусо, сисизэнь ан сисизэнь. Туса сисизэнь ан узза...
    Это было последним, что сказал Консул перед тем, как монитор, потухнув, рухнул наземь, сыпя искрами.
    — Дно-ололо! Дно-ололо! Дно-ололо! — заликовала толпа.
    Чернокожий титизэн полез в другой карман и выудил оттуда лаппату. Выполнив пару манипуляций, он навёл её на кричащих. Лаппата отобразила оранжевое пятно. Все восставшие против власти были повстанцами, но хэткрабов на их головах Шепард не видел.
    — О нет... — заскулил негр. — Переворот, свержение власти... Что же теперь будет? Неужели теперь Халф-Джва-Джва станет повстанческой планетой?! — несчастный титизэн пустил слезу и зарыдал.
    — А вот если бы вы пошли по пути коммунизма... — важно произнёс Фримен, но Шепард не дал ему закончить мысль:
    — Вот и прекрасно, значит, легче будет вытащить наших ребят. Веди нас на Щитодэль, камрад! — он хлопнул пленника по спине. Тем временем появление землян было замечено повстанцами: один из них, длинный и высокий, приблизился к ним, вытаскивая на ходу лаппату. Он проверил их принадлежность с её помощью, пару секунд поизучал их лица, усмехнулся, а затем, обернувшись, крикнул толпе:
    — Пыщь! Щитодэль!
    Повстанцы закончили ликовать и, сгруппировавшись, стали покидать площадь.
    — Они идут на Щитодэль. — мрачно перевёл тюремщик.
    — Мы поняли. — ответил капрал. — Значит, следуем за ними.
    Они вышли на широкую улицу, на которую со всех сторон стекались многочисленные повстанцы. Внимание Шепарда привлекла небольшая стройная колонна, которая что-то кричала, поднимая своё оружие — транксенаторы и автоматы, похожие на земные, были не у всех, и многие тащились с камнями и палками — к небу. Когда она подошла поближе, они поняли, что повстанцы выкрикивают слова "The Консул is the дно!".
    — Ты слышишь? — спросил капрал у Фримена.
    — Только не думайте, что это всё из-за вас. — мрачно ответил тюремщик. — Восстание готовилось уже давно и, насколько я понимаю, началось ещё до того, как вы начали выступать в Дэппе. Строго говоря, оно могло в равной степени начаться в любой день: и днём раньше, и днём позже...
    Остаток пути они прошли молча, наблюдая за происходящим вокруг. Повстанцы и нищие титизэны разбушевались: они радовались, веселились, пели и выкрикивали лозунги. А ещё они крушили всё вокруг, с особым ликованием уничтожая экраны и громкоговорители, с которых вещал ненавистный Консул, но часто разрушению подвергались и ни в чём не повинные здания и городское имущество.
    "Ну что ж вы делаете, ведь рушите дом, в котором сами живёте. " — думал капрал. — "Эх, ну что с вас взять, капиталистические дикари."
    Иногда было видно яйцелобов, которые чисто по инерции пытались "наводить порядок" с помощью дубинок и встроенных в них электрошокеров. Но чаще они видели, как слуги закона трусливо убегали, надеясь спасти свои шкуры. Некоторым спастись не удавалось, и им попадались распростёртые на дороге окровавленные тела яйцелобов и обычных граждан. Возле некоторых тел сидели туземцы, оплакивая безвременно ушедших.
    Земляне добрались до уже знакомой площади с зелёным зданием и круговыми экранами с лицами Консула, которые прямо сейчас повстанцы закидывали камнями. И только Щитодэль — огромная и величественная — возвышалась над городом, безразличная к творящемуся у её ног хаосу.
    — Готов поспорить, что старина Консул сейчас попивает фруктовый сок и не догадываясь, что здесь творится. — усмехнувшись, произнёс темнокожий титизэн.
    — А взрывы? — спросил Шепард. — Это не его рук дело?
    — Все мы знаем, что Консул — это всего лишь пешка в руках настоящих правителей — Альянса. — пояснил тюремщик. — Ему такие мелочи знать необязательно... — он умолк, любуясь проступающей сквозь смог фигурой Щитодэли.
    — Как же мы туда попадём?.. — задал вопрос Фримен, тоже не отрывая взгляд от высоченной башни.
    — Да легко. — ответил пленник. — Повстанцы проделали дыру в заграждениях и перекинули мост через оборонительный ров. Вот, смотрите. — он повёл их в сторону иссиня-чёрных ворот, состоящих из одинакового размера сегментов, плотной стеной окружающих Щитодэль по периметру. Они прошли вдоль ворот, пока не наткнулись на небольшое скопление повстанцев. Участок ворот напротив повстанцев были искорёжены и отогнуты внутрь в нижней части.
    — Транксенаторами поработали. — пояснил тюремщик. — Стены сделаны из прочного материала, их не так-то просто пробить даже ними.
    Шепард заглянул в дыру: у неё был как раз такой размер, что один человек мог, хоть и с трудом, протиснуться внутрь. Прямо за нею оказался широкий обрыв, настолько глубокий, что капрал не мог различить его дно. Однако от земли к Щитодэли проходило несколько железных дорог, небольшие участки которых опасно нависали над бездонной пропастью. На ближайший из этих путей и был закинут тоненький металлический мостик. Шепард покачал головой. Опасно. И что будет, если в то время, пока они будут переходить, проедет поезд? Повстанцы тоже это понимали, то-то не было видно, чтобы они спешили идти по нему в Щитодэль.
    — Они ждут, когда другая их группа взорвёт пути, отрезав эту ветку, чтобы поезд не помешал им. — пояснил тюремщик, читая его мысли.
    Шепард взглянул на пленника. В принципе, это логично, но ждать, пока пути окажутся перерезанными и идти вместе с толпой повстанцев, он не собирался. Капрал бы не простил себе, если бы Бри и Вэфсь погибли во время боя в Щитодэли, поэтому им лучше проникнуть туда раньше и увести их до того, как повалят повстанцы.
    — Пойдёшь первым. — сказал капрал тюремщику.
    — Э-э, нет. — возразил титизэн, демонстрируя протестующий жест.
    — Это ещё почему?
    — От меня пользы вам всё равно никакой. Я же говорил, у меня нет доступа, я ни разу не был в Щитодэли, так что помочь я вам ничем не смогу. — тюремщик выжидающе посмотрел на капрала, но, чувствуя его неверие, добавил. — Не веришь — спроси у какого-нибудь повстанца.
    Шепард так и поступил. Он подошёл к ближайшему туземцу, и тот действительно подтвердил слова тюремщика. Но капрала это не удовлетворило, и он спросил у ещё двоих.
    — Ну ладно. — сдался солдат. — Раз так, можешь идти, ты больше не нужен. Давай только наручники с тебя сниму. — Шепард помог ему освободиться и выкинул "браслеты" в пропасть. — Ты смотри, поосторожнее там. — сказал он, кивая в сторону повстанцев.
    — Ничего со мной не случится. — безразлично ответил чернокожий. — Я буду штурмовать Щитодэль вместе с ними.
    — Чего так? — удивился капрал. — Я думал, ты поддерживаешь власть Консула... Ну или тех, кто стоит за ним.
    Чернокожий титизэн усмехнулся:
    — А на вашей планете, что, не принято менять политические убеждения? Ну вы и дикари. Как же тогда выжить и остаться у кормушки, если не поддерживаешь текущую власть? Рехнуться можно. — бывший тюремщик с выражением искреннего недоумения покачал головой и ушёл.
    Шепард хотел было обратиться к Фримену, но внезапно обнаружил, что того рядом нет. Куда он запропастился? Вдруг он услышал его голос:
    — Камрады! Ведь это же замечательный шанс, станьте на тропу, ведущую к светлейшему коммунистическому обществу, пока не поздно! Вы можете раз и навсегда покончить с рабством, классовостью, неравенством... Разве вам самим не надоели эти унижения: сидеть в клетках, носить крабов, отдавать деньги и взамен получать пинки от яйцелобов...
    — Надоело! — согласно откликнулся какой-то повстанец. — Поэтому теперь мы будем сажать в клетки, забирать деньги и раздавать пинки! — повстанец захохотал, и окружающие радостно поддержали его.
    — Но ведь все люди — братья! — возразил Гордон. — Я могу даже доказать это с научной точки зрения.
    — Ну раз титизэны — твои братья, одевай хэткраба, садись с ними в пепелац и молчи в тряпочку. — ответил ему другой. Толпа вновь засмеялась.
    Чуя неладное, Шепард стремглав кинулся к физику.
    — Шеп, они меня не слушают... — тут же пожаловался учёный.
    — И чёрт с ними. — махнул рукой капрал, уводя его в сторону. — Пусть сами решают, как им дальше жить, это не наше дело. Мы отсюда скоро улетим, и забудем это место как страшный сон... Но сперва давай наших ребят вытащим, пока повстанцы не очухаются.
    — А чего они ждут-то?
    — Ещё один поезд взорвать хотят, чтобы не помешал спуску в Щитодэль. Нам лучше проникнуть раньше них. Если там внутри начнётся бой... — Шепард обеспокоенно покачал головой. — Я побаиваюсь, как бы нашему титизэну не досталось. — Шепард подошёл к краю пропасти и, ещё раз заглянув в неё, но так и не увидев дна, повернулся к Фримену. — Значит так, я иду первым. — он взглянул на физика и встретил его полный беспокойства взгляд. Капрал отвернулся и сделал первый шаг на мостик. Держится вроде, под ногами не трясётся. Шепард медленно перебрался на железную дорогу и, отойдя от мостика, обернулся, чтобы позвать Фримена за собой. Ухватив микроскоп покрепче, физик ступил на тропу.
    — Да брось ты эту хреновину! — выкрикнул капрал. Ещё не хватало, чтобы Фримен провалился под тяжестью своих вещей.
    — Что? Микроскоп? — не сразу понял тот. — Ни за что, сопрут же!
    — Тогда не торопись. — посоветовал капрал. Гордон послушно замедлил шаг. Шепард же прислушивался к окружению и всматривался в чёрный тоннель с железной дорогой, скрывающейся под землёй. Ничто не указывало на приближение поезда.
    Дождавшись, когда Фримен доберётся, капрал сказал ему ускорить шаг, и сам помчался в Щитодэль. Расстояние до неё оказалось заметно большим, чем ему казалось при взгляде сверху.
    Вдруг дорога задрожала под ними.
    — Что за?.. — Шепард обернулся, переходя на шаг. Раздался раскатистый грохот, и в подземном тоннеле стали видны отблески огня. — Пригнись! — крикнул он учёному и сам присел на корточки. — Держись за рельсы!
    Грохот усилился и дорога завибрировала сильнее. Капрал вдруг подумал, что она может рухнуть вниз вместе с ними.
    — Меня тошнит... — пожаловался Гордон. К счастью, вибрация стала ослабевать и вскоре прекратилась совсем, исчезнув вместе с отблесками огня.
    — Идём! — тут же вскочил капрал. — Нужно спешить!
    Фримен с трудом поднялся и поспешно двинулся вслед за капралом.
    До Щитодэли оставалось совсем чуть-чуть, и вскоре они проникли за её стены. Земляне задрали головы вверх, раскрыв рты от удивления: её внутренности были поистине огромны и казалось, что ни пола, ни потолка здесь не существует. Были лишь огромные плоские стены, на первый взгляд, налепленные друг на друга хаотично. Многие из них были усеяны капсулами, чем-то напоминающими эцихи, только побольше, транспортниками, пепелацами и кучей другой непонятной техники. Внимание Шепарда привлекла машина обтекаемой формы с "ластами" и пулемётом на переднем конце и большим пропеллером в хвосте.
    Вспомнив, что они тут по делу, капрал хлопнул Фримена по плечу и побежал вперёд по рельсам.
    Они попали в отсек, служивший стоянкой для поездов, в которой рельсы концентрировались и соединялись, переплетаясь причудливым узором.
    — Куда же дальше? — Шепард задал этот вопрос таким тоном, словно он был риторическим. Да и спросить было не у кого. Насколько хватало глаз, здесь не было никого: ни яйцелобов, ни тюремщиков, ни солдат... Только время от времени эхом раздавался крик сталкера.
    Фримен пожал плечами и, опустив микроскоп на пол, облокотился об соседнюю стену. При этом он случайно зажал какую-то каппу на стене. Раздался короткий звук, и рядом появилось бирюзовое полупрозрачное поле, внутри которого сверху спускалась большая стеклянная платформа. Гордон развёл руки в стороны в ответ на взгляд Шепарда.
    Лифт опустился, и защитное поле исчезло. Не видя других вариантов, они решили воспользоваться им. Лифт доставил их к большому полупрозрачному мосту, усиленному конструкцией из тёмного металла под ним. Они ступили на него, оглашая пространство гулким звуком шагов. Сталкер вскрикнул где-то совсем рядом и, обернувшись, они увидели сгорбленную серую фигурку, корячущуюся за консолью, установленной на крохотной платформе над мостом. Сталкер вроде бы не заметил землян, но так или иначе они предпочли поскорее ретироваться отсюда, нырнув в узкий тёмный коридор. Здесь было слышно странное пульсирующее гудение, и чувствовался запах озона. Они попали в небольшое круглое помещение, в котором стояло нечто, похожее на широкий цилиндрический столб из светло-голубого поля, внутри которого плавали ярко-белые шары. Фримен с восхищением уставился на необычное зрелище, но Шепард, помня о времени, потащил его прочь отсюда. Они нырнули в противоположный коридор, который привёл их к другому стеклянному мостику, за которым оказался тупик.
    — Отлично, и куда дальше? — разочарованно произнёс капрал. Над мостиком проходил монорельс, на котором висели гробики-эцихи. Один из них нависал прямо над мостом, распахнутый. Вдруг он захлопнулся, повернулся и покатился по рельсу. Другой эцих подъехал к мосту и раскрылся, подобно первому, будто приглашающе зовя забраться в него.
    — Слушай, камрад. — сказал Гордон. — А может, нам забраться в эти штуковины?
    — Да нет, это же эцих. Сами себя посадим?
    — Ну-у... — неуверенно проговорил физик. — Может, это здесь такая транспортная система? У них же тут всё как не у людей...
    — Это точно! — согласился Шепард. — Не знаю. И вроде бы другого выхода нет, и в то же время... — он умолк, раздумывая, но в конце концов согласился:
    — Ладно! Полезай первым. Э-э, микроскоп, что, с собой заберёшь?
    — Ну не бросать же его тут!
    — Тогда нет, отдавай мне оружие, я первым полезу.
    Они забрались в эцихи друг за другом и вскоре двигались в размеренно покачивающихся "гробиках" на встречу с неизвестностью. Монорельс уходил всё выше и выше, пронося их между стен, труб, полей и ярко-белых лучей, в которых плавали ещё более яркие сферы, уносимые белым потоком вверх или вниз.
    По мере того, как они поднимались, они замечали всё больше сталкеров, копошащихся возле консолей или что-то режущих с помощью установленных на лбах лазеров. Видели они и солдат, похожих на охранников тюрьмы, но форма у них была серого цвета. Шепард в уме пытался прикинуть их количество, но вскоре бросил это делать; в любом случае, битва за Щитодэль предстояла нешуточная, и капрал надеялся унести отсюда ноги до того, как она начнётся, хоть и понимал, что, скорее всего, она уже началась, просто они с Фрименом пока что обгоняли её в своём продвижении.
    Капрал настолько глубоко погрузился в свои мысли, что вздрогнул, когда услышал резкий тревожный звук. Он огляделся: Фримен висел где-то под ним, звук раздался оттуда. Он хотел было спросить, в чём дело, но тут эцихи поднялись, и Шепард оказался нос к носу с солдатом в серой форме и шапке.
    — Пыщь-пыщь. — рефлекторно произнёс капрал. Солдат изучающе взглянул на капрала, затем обернулся к стоящему позади сталкеру и что-то пыщькнул сквозь маску. — Фримыч, попали. — предупредил капрал, как только эцихи вновь начал подыматься.
    — Как попали? Куда попали?! — всполошился Гордон, но вскоре и его эцих поравнялся с солдатом, и он издал испуганное восклицание, познакомившись с ним. Солдат снова пыщькнул, и эцихи вновь поднялись. Вверху рельсы раздваивались, и Шепард увидел, что их с Фрименом эцихи покатились по иной ветке, нежели пустые.
    — Гордон, как только нас выпустят, будь готов к драке. Бей их своим микроскопом, хоть какой-то от него толк будет, чихать на Кляйнера и Илая вместе взятых — жизнь дороже! Но только не думай об этом. Как только увидишь врага — забей свои мысли какой-нибудь паразитной белибердой, типа-а... — Шепард на мгновение задумался, но Фримен уже сам нашёлся:
    — Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing...
    — Да-да, то, что надо. — поддержал капрал.
    — О, слышишь, Шеп, а я тут, пока мы ехали, новую песню придумал, хочешь послушать? — не дождавшись ответа, он пропел:

    Lorem ipsum, lo-o-orem ipsum!
    Пы-ыщь пыщь-пыщь, пы-ы-ыщь пыщь-пыщь!
    Sit a-a-amet, о-о-о лоло!..

    — Слушай, камрад, вслух — необязательно... — перебил его капрал.
    Скорость движения эцихов заметно возросла. Земляне стали замечать, что стены становились всё ближе и теснее, по мере того, как они приближались к вершине.
    Вдруг монорельс сделал крутой поворот, практически на прямой угол. Эцих Шепарда резко покатился вниз, и он максимально вытянул шею, пытаясь разглядеть, что там внизу. Вдруг эцих остановился, раскрылся, и Шепард с транксенатором стали падать вниз. Его сердце едва не выскочило из груди от внезапности, а дыхание сбилось. Он уже было подумал, что вот-вот разобьётся, но в следующее мгновение почувствовал, как погружается во что-то мягкое и вязкое. Осмотревшись, он понял, что висит в однородном полупрозрачном бирюзовом поле. Оно сковывало его движения, как будто капрал попал в густую жидкость вроде мёда или дёгтя.
    Сверху раздался крик, и рядом с капралом плюхнулся Фримен, а за ним — микроскоп. Шепард усмехнулся и поглядел на Фримена, но вдруг откуда-то раздалось искажённое "Пыщь!", и ему стало не до веселья.
    — Lorem ipsum, Фримен. — напомнил капрал.
    — Dolor sit amet... — отозвался Гордон, и продолжил вспоминать и повторять про себя эту "рыбу", словно мантру, едва заметно шевеля губами.
    "Бразилия — это страна, где водится много-много диких обезьян." — думал Шепард, сжимая покрепче транксенатор. Он попытался было вспомнить, чем ещё известна эта страна, но в этот момент снова раздалось "Пыщь", и транксенатор обжёг ему руку.
    — Что случилось? — обеспокоенно спросил Фримен, услышав его восклицание. Шепард не ответил, всё стало ясно, когда транксенатор обхватило странным синеватым сиянием, а в следующее мгновение оружие исчезло, и ничто более не напоминало об его недавнем присутствии. А затем такое же сияние обхватило микроскоп.
    — Нет! — взмолился Гордон и схватил микроскоп в охапку, прижимая к груди — благо, что костюм защищал его от непонятного явления. — Только не его!
    Как ни странно, в следующую секунду сияние исчезло, оставив микроскоп в целости. Гордон облегчённо вздохнул и вытер пот со лба. Но затем пропало и вязкое поле, которое поддерживало их над землёй, и земляне посыпались на пол словно груши.
    Пока они поднимались, потирая ушибы от падения, ворота спереди и сзади распахнулись, и они оказались окружены десятком вооружённых солдат в белой форме со странными шлемами-циклопами и белыми же шапками.
    — Пыщь. — произнёс один из них. К пленникам подошло по солдату, которые без церемоний потащили их к выходу. Физик пытался сопротивляться, чтобы забрать с собой микроскоп, но пресловутый прибор захватил с собой третий солдат-циклоп, поэтому он поутих.
    — Слушай, Шеп, белые шапки, пыщь-пыщь три раза! — вспомнил Фримен.
    — Уже не важно...
    Их повели по длинному широкому коридору. Что-то выделяющееся, странное даже для этого места было в нём. Только на полпути капрал сообразил, что: на полу стелился красивый красный ковёр. Он завертел головой по сторонам и разглядел стоящие под стенами каменные стойки со стоящими на них бюстами из белого мрамора, изображающими лицо Консула в неизменной треугольной шапке, которую неведомые скульпторы (Шепард искренне пожалел этих бедолаг) даже не поленились раскрасить в цвета радуги. Капрал понял, что их тащат на приём к нему.
    Он оказался прав: солдаты остановились перед высокими дверями и, распахнув их, внесли пленников в небольшое помещение с высоким потолком. В его центре находился небольшой бассейн, в котором плескался Консул, конечно же, в неизменной треуголке. Возле его края стоял, опустившись на корточки и похихикивая, повстанец, до жути похожий на Магнуссона, одетый в нелепые разноцветные штанишки. Его лицо было перекошено радостной гримассой, а в нос был вдет колькольчик, которым сидящий в корыте Консул игрался. Наконец, тот обратил внимание на вошедших. Он кивнул своему повстанцу в сторону — тот поднялся и помчался к лежащему на кресле халату. Консул вылез из бассейна и, вытеревшись полотенцем, позволил своему повстанцу облачить себя в халат. Всё это время он изучающе разглядывал землян, а те молча глядели в ответ. Между ними вдруг вклинился солдат, держащий в руках микроскоп.
    — Что это? — спросил Консул, глядя на неизвестный ему предмет. — Положи это на стол. — он указал пальцем на самый что ни на есть обычный письменный стол. Солдат послушно поставил микроскоп рядом с лежащим там предметом, смутно знакомым капралу. Серый корпус, сквозь который пробивался бледно-голубой свет, стержни на конце, рычаги... "Да это же гравицаппа!" — вспомнил он. Его мысли перебил Консул:
    — Так вот, значит, какие вы из себя. — произнёс Консул, усаживаясь в кресло. Повстанец опять куда-то побежал и принёс своему хозяину металлическую трубку. — Я много о вас слышал, земляне, ещё с первых минут, как вы очутились на этой планете.
    — Круто, чё. — невпопад выпалил Фримен. По его виду нельзя было сказать, что он в данный момент считал "крутым" хоть что-нибудь.
    — Я чувствую ваше презрение. — ответил диктатор. Он всунул трубку в рот и нажал на крохотную каппу у её основания, после чего из её конца полил густой дым. — И непонимание. Я знаю, что вы прибыли с планеты, нравы которой чужды всей галактике Зинтэрнец. Но вы не знаете, что эта планета, по большому счёту, ваше будущее, жаль, что вы не пытаетесь понять и принять его.
    — Будущее? — спросил Шепард. — Но как же так, в планетарии...
    — Я имел в виду, метафорически. — поправился Консул. — С вашей планетой произойдёт то же, что и с этой: она вольётся в состав Межгалактического Альянса Капиталистов. Это неизбежно. Давайте я сделаю небольшой экскурс в историю, это кое-что вам прояснит. Итак, двадцать лет назад эта планета была чем-то похожа на Землю. Как и ваша родина, Халф-Джва-Джва была разделена на множество враждующих между собой наций. Государств. Эти государства соперничали между собой во всех мыслимых сферах человеческой деятельности: космос, медицина, прочие научные достижения, культура, идеология... Практически у каждой страны было по секретной военно-научной базе, а то и по десятку. Так вот, на одной из таких баз учёные задумались о проблеме телепортации. Я думаю, вам не нужно рассказывать о том, насколько важно освоение этой технологии. В своих изысканиях учёные открыли мир Дзэн — пограничный мир, который, с точки зрения четырёхмерного пространства, окружает наш мир. Полагаю, доктор Фримен меня понимает, — доверительным тоном сказал он, взглянув на физика, а затем перевёл взгляд на Шепарда, — а вот для капрала стоит разъяснить поподробнее.
    Представим себе двумерный мир. Такой мир имел бы вид плоского листа бумаги. Допустим, жители этого мира нашли способ покинуть эту плоскость и перемещаться в третьем измерении. Таким образом, они могут временно покинуть двумерный мир, пролететь где-нибудь над ним и приземлиться в другом месте. Для жителя двумерного мира, который и не подозревает о существовании третьего измерения, это бы выглядело так, как будто объект исчез из одной точки двумерного пространства и вдруг появился в другой. Телепортация, по сути, то же самое, только наш мир трёхмерен, и перемещаемся мы в четвёртом измерении. Дзэн окружает нас подобно тому, как воздух окружает лист бумаги. Поэтому, любая телепортация проходит через него, как через врата или, если угодно, станцию, остановку, на которой необязательно останавливаться. Учёные наладили контакт с миром Дзэн и доставили оттуда кристалл. Изучая свойства его вещества, они осознали, что именно он поможет продвинуться в их исследованиях и осуществить настоящую телепортацию из одной точки пространства в другую. Они ещё толком не знали, как это сделать, но теория уже говорила им, что это возможно.
    И в это время даёт о себе знать Межгалактический Альянс Капиталистов. Это огромная империя, простирающаяся на миллионы парсек отсюда, которой подчиняются сотни, даже тысячи рас разумных и полуразумных живых существ. Большая удалённость обитаемых планет друг от друга делает невозможным существование подобного Альянса в достаточно устойчивом состоянии без использования технологии телепортации. И Альянс контролирует практически все телепортационные перемещения в пределах метагалактики. И разумеется, он не мог не заметить, что очередная цивилизация открыла для себя эту технологию. Они тут же нашли способ связаться с самым важным человеком, который был доступен для них. Этим человеком оказался руководитель секретного комплекса. — в этот момент Консул поддался вперёд и с придыханием произнёс. — Это был я. — он снова откинулся на кресле и продолжил обычным тоном. — Я сразу понял, как нужно действовать. Мне было страшно подумать, какую ответственность я взваливаю на свои плечи. Но стоило только задуматься о масштабе Альянса, о его мощи и ресурсах, чтобы стало понятным, что верным решением было бы присоедниться к нему.
    Но это было невозможно. — Консул грустно замотал головой. — Планета была слишком раздроблена, государства постоянно ссорились и воевали между собой. Они бы не смогли просто так взять и, объединившись под единым флагом, влиться в метагалактическую семью. Я сообщил об этом Нашим Покровителям. — задумчиво потягивая странную металлическую сигарету, произнёс диктатор. — Их это не удивило, и они предложили свой путь: захват планеты силой. Сперва это возмутило меня, но чем больше я думал об этом, тем больше понимал, что это будет единственное верное решение. Кто знает, что в ином случае бы случилось с планетой, не уничтожили бы её вечно ссорящиеся правительства? К тому же, Альянс заверил меня, что всё произойдёт очень быстро, и любое Сопротивление будет сломленно в считанные часы. А даже если бы такого не произошло. — он пожал плечами. — То государства Халф-Джва-Джвы объединились бы перед лицом общего врага, что тоже неплохо. Поэтому я решился. От меня требовалось провести новый эксперимент телепортации — с тем самым доставленным с Дзэна кристаллом — и, в случае успешной атаки инопланетян, объявить во всеуслышанье об капитуляции планеты. Взамен, Альянс обещал сделать меня своим наместником, Консулом Халф-Джва-Джвы. — Консул усмехнулся. — Признаюсь, я тогда был малость честолюбив. К сожалению, не всё пошло, как запланировано. Раса Дзэна тоже узнала о существовании Альянса. И они решили, что смогут укрыться от него на Халф-Джва-Джве. Я этого не знал. И вот, двадцать лет назад, я отдал распоряжение начать эксперимент. Во время его проведения случился Резонансный каскад...
    — Может, каскадный резонанс? — переспросил Фримен.
    — Нет, Резонансный каскад! — взревел Консул. — Я даже закон выпустил, что каскад был Резонансным, и точка! Если я выпущу указ считать его банано-малиновым, то все будут называть его банано-малиновым, а не каким-либо ещё! — всё ещё злясь, Консул схватил со стола банку и отпил из неё. Успокоившись, он продолжил свой рассказ. — Насчёт каскада Альянс предупреждал меня. Но он не мог предупредить, что за ним последует это. Вторжение, вторжение с Дзэна — пограничного мира. За короткое время планета оказалась наполнена фауной Дзэна всех мастей, а наши войска — атакованы их многочисленными разумными формами. Это была катастрофа, от которой мы страдаем по сей день. Эти шапки, — Консул указал на своего повстанца, — муральвы, быкокальмары и прочая нечисть происходит именно оттуда. Когда Альянс прибыл, захватывать уже было нечего, и он сделал всё, чтобы не дать погибнуть оставшемуся в живых населению планеты. Вокруг крупнейших городов были возведены стены, которые защищали нас от дикой дзэнофауны. Все разумные дзэняне были уничтожены, хотя не исключено, что их колонии ещё остались где-нибудь вглуби материков. С фауной было сложнее, но в целом, с каждым годом становится всё легче. Но причинённого ущерба уже не вернуть. Перенаселение в городах привело к ухудшению экологии, и теперь вы видите вокруг Щитодэлей, возведённых Нашими Покровителями для защиты городов, вечный смог. Ухудшение экологии привело к резкому скачку заболеваемости и смертности. На поддержание городов ушла большая часть ресурсов планеты, половину которых мы вынуждены отдавать Альянсу как плату за нашу защищённость.
    Консул сделал паузу, выключив и отложив сигарету и вновь отпив воды из банки. После чего он приступил к заключительной части своего монолога:
    — Я сказал, что Халф-Джва-Джва — это возможное будущее Земли. Если только вы внимательно не выслушаете, что я скажу. Земля тоже окружена пограничным миром. Мы называем этот мир Ксеном. Именно на эффекте телепортации в этот смежный пограничный мир основано наше оружие. И я сомневаюсь, что они в восторге от такого использования их мира. Мы не думали, что за Ксеном тоже может находиться планета, подобная нашей, а принцип транксенирования был достаточно прост и доступен, чтобы сделать большое количество оружия, так необходимого нам в то и последующее время. Получается, что между Землёй и Халф-Джва-Джвой лежит два смежных, пограничных мира: Ксен и Дзэн. И чтобы попасть с нашей планеты на вашу или наоборот, нужно проехать через эти две станции. Земля находится в параллельной вселенной, господа! — торжественно объявил Консул. — Поэтому, в отличие от Дзэна, мы мало что знаем о Ксене, но точно уверены в том, что он обитаем, и его раса родственна расе, уничтоженной Альянсом. Это делает ситуацию чрезвычайно опасной для Земли. Если ваш Администратор не сообщит Альянсу об угрожающей опасности, история повторится. Но на этот раз, с Землёй.
    Консул умолк, и воцарилось молчание.
    — Подождите, — нарушил тишину Фримен, — то есть, вы хотите сказать, что Администратор Брин тоже знает о существовании Альянса и собирается запустить эксперимент, который приведёт к захвату им планеты?
    — Именно. — подтвердил Консул. — Раз у вас есть кристалл, значит, вы уже побывали на Ксене, раз вы побывали на Ксене — Альянс уже всё знает, и наверняка связался с кем-либо из ваших. Вряд ли вы бы сами догадались до того, как использовать кристалл, это достаточно нетривиальное знание. Так что лично ваша задача, доктор Фримен, вовремя уведомить об этом Администратора.
    — Нет. — отрезал Гордон. — Этого не может быть. Это просто выходит за рамки! Вы обвиняете доктора Брина в том, что он продал коммунистические идеалы своей страны инопланетным капиталистам? Кто угодно, но только не он!.. Подождите... — задумчиво произнёс Фримен, не глядя ни на кого. — Что если... Неужели Илай? Сто процентов, это он! Тогда я... я... остановлю его!
    Консул засмелся.
    — Почему-то я подозревал, что всё этим закончится. Неужели вы не хотите присоединиться к мощному союзу, объединяющему звёзды и планеты на многие парсеки вокруг? Вы только подумайте: с присоединением Земли, Межгалактический Альянс станет Межвселенным! Неужели вам не хочется стать частью чего-то большего, чего-то настолько грандиозного?
    — Нет, спасибочки, уже насмотрелись! — возразил Шепард. — И вообще, все эти разговорчики... надоели. Возвращай нас на Землю!
    Консул вновь засмеялся, уже громче.
    — Раз на благо землян не хотите послужить вы, то как насчёт кого-нибудь из местных?.. — Консул поглядел на повстанца-Магнуссона, и тот, вскочив, ринулся куда-то к стене. Хлопнув на большущую каппу на ней, он вызвал два покачивающихся, закрытых эциха, покатившихся по монорельсу под потолком.
    Когда они остановились, Консул похлопал по их корпусам. Эцихи приоткрылись, и внутри стало видно старых знакомых: Бри и Вэфсь.
    — О горе. — произнёс Бри, воздев глаза к небу.
    — Камрады, ну почему вы не тэпортировались, когда была возможность? — с горечью произнёс Вэфсь.
    — Слушайте, что я скажу. — холодно произнёс Консул. — Вы отправитесь на Землю. Найдёте доктора Вэнса и расскажете ему всё. Ясно?
    — Нет! — взревел Бри. — Я не буду слушать тебя, днищный узурпатор!
    — Транксенирую. — повышенным тоном возразил диктатор. — Сперва землян, потом и вас. И смотрите, без шуточек, земляне будут у меня в качестве заложников, как гарантия того, что вы не наделаете глупостей.
    — Хорошо... сделаем... — испуганно пробормотал Вэфсь.
    — Нет! — Шепард попытался было броситься на Консула, но землян тут же схватили солдаты-циклопы.
    — Прости, камрад. — Вэфсь жалобно посмотрел на Шепарда, и даже пустил слезу. — Но это единственный путь...
    — Во-о-о-от! — радостно протянул Консул. — Другое дело! И не забудь сказать им, что это моя идея! Авось, сделают меня не просто Консулом, а Консулом всей галактики, а то и Администратором параллельной вселенной... Как звучит! — мечтательно произнёс он, подняв глаза к потолку.
    — А чё ж ты им сам не скажешь-то, а? — вдруг пришло в голову капралу.
    — Межгалактическое правительство на другой планете, родной. — объяснил висящий в эцихе Бри. — Он с ними контактов не имеет!
    — Молчать, в эцихе номер два! — рявкнул Консул.
    — Я тебе так скажу, дорогой ты наш. — произнёс Шепард, продолжая попытки вырваться из хватки держащего его солдата. — Ничего у тебя не выйдет, не станешь ты Консулом, Администратором, царём Горохом... потому что сейчас к тебе ползёт толпа озлоблённых повстанцев, которые как раз собрались свергнуть тебя и твоё гнусное правление!
    В ответ на это, Консул высоко задрал голову и резко, громко заржал. Вдоволь навеселившись, он повернулся к землянам, смахивая платочком выступившую от смеха слезу.
    — А я уже почти забыл о них. Капрал, даже если весь город объединится, он не сможет добраться до меня. Ты же видел, как мало внизу персонала? Как ты думаешь, почему? — Шепард даже не догадывался, потому просто промолчал. — Потому что сейчас мы готовим ядерные заряды с каждой стороны Щитодэли. Мы просто сотрём город с лица планеты, вместе со всей повстанческой швалью в нём. И Щитодэль при этом не пострадает. — он покачал головой, продолжая улыбаться.
    Шепарду стало тошно смотреть на это лицо, и он перевёл взгляд на похожего на Магнуссона повстанца. Вдруг он уловил нечто странное. Приглядевшись, капрал увидел, как повстанец подмигнул ему. Консул в это время удачно отвлёкся своим разговором с Вэфсем и Бри, и дабы не испытывать везение, Шепард обратился к Фримену:
    — Lorem ipsum, Гордон!
    Физик тут же всё понял и завыл:
    — Lo-o-orem! O lo-orem i-i-ipsum!
    В ту же секунду повстанец Консула подскочил к сидящему в кресле хозяину и сдавил его горло своим поводком. Шепард воспользовался моментом, вырвался из лап опешившего солдата и повалил его на пол. Фримен же кинулся к своему микроскопу и оглушил своего тюремщика этим научным прибором.
    Шепард отобрал у солдата транксенатор и направил его на новоприбывших "циклопов", ворвавшихся в кабинет в следующую секунду.
    — Назад! — крикнул он. — Назад, а то транхренирую к...!
    Гордон подбежал к эцихам и занялся попытками освободить туземцев. Наконец, те объяснили ему, как это сделать, и Вэфсь с Бри оказались на свободе.
    А в это время Консул издал свой последний хрип. "Магнуссон" поднял кресло, сбросив бездыханное тело к ногам.
    Увидев падение своего Консула, солдаты сложили оружие на пол и подняли руки вверх.
    — Да здравствует новый Консул повстанческой планеты Халф-Джва-Джва! — радостно воскликнул Вэфсь, приседая перед бывшим рабом. Тот снял хэткраба и колокольчик и швырнул их на тело мёртвого диктатора. Пнув его напоследок, он важно уселся в кресло и принялся пить из стоявшей на столе банки с водой, переводя довольный взгляд с одного на другого, довольно улыбаясь.
xDDGx #
1
Спойлер
    — Значит, это правда? — спросил Шепард, когда все четверо оказались в тепле и уюте пепелаца.
    — Да, родной. — печально произнёс Бри. — Земля в антитентуре, камрад. И мы никак не можем добраться до неё, не минуя Ксена. А из нас там грибы делают...
    — Как это грибы? — недоумевал Фримен.
    — А кто их разберёт, как! — воскликнул Вэфсь.
    — А как же этот ваш Консул собирался отправить вас на Землю? — поинтересовался капрал.
    — А никак. — возразил титизэн. — Он блефовал.
    — Ну вообще-то есть... теоретическая возможность... — начал было Бри, но титизэн вдруг выкрикнул:
    — Щи! — и замахал руками на него.
    — А ну цыц! — рявкнул Бри. — И где твои манеры, когда с повстанцем разговариваешь? Или забыл, какая у нас теперь планета? А ну живо пыщь-пыщь, и краба одень! — Бри снял с себя шапку-повстанку (или теперь её следовало называть титизэнкой?) и надел её на голову Вэфся.
    — Пыщь-пыщь! — покорно ответил Вэфсь, приседая.
    — Так, о чём это я? Ах да! — продолжил нить разговора Бри. — Есть одна идея... Значит так: мы на мгновение отправляемся на Ксен и в то же мгновение катапультируем вас, а сами мигом отправляемся обратно на Халф-Джва-Джву.
    — Ишь чего выдумал, мигом! — заворчал Вэфсь. — Мигом из тебя грибок сделают, в таком виде домой и отправишься!
    — Молчать! — рявкнул Бри. — Дно титизэнское, раскококалось тут. Я сказал мигом — значит ты сделаешь, чтобы мигом! А камрады нам за это макароны пришлют. Двадцать тысяч пачек, как договаривались, верно?
    — Ага, если только пришельца того найдём... — произнёс Фримен. — И его потом ещё убедить нужно будет...
    — Не заморачивайся, Скопыч, когда я стану грибком, мне уже будет чихать на твои... м-макароны... — с тоской произнёс несчастный титизэн.
    — Ну-ну, пусть только попробуют. — ответил Шепард. — Мы одну планету уже разворошили и переворот государственный устроили, и вторую, если понадобится...
    — Ксен — не планета! — возразил титизэн. — И Дзэн тоже.
    — А что же это такое?
    — А кто их разберёт, что они такое...
    — Скоро увидите, товарищи. — сказал Бри и скомандовал Вэфсю. — Цаппу!
    Вэфсь дёрнул торчащую из потолка цаппу, чем обнажил ряд капп, скрывающихся под панелью. Бри подошёл к стене и вызвал полупрозрачное поле-экран, за которым стал что-то делать. Вэфсь, глядя ему через плечо, жал на каппы.
    — Приготовились... — сказал Бри, оборачиваясь. Все четверо вцепились в то, что было под рукой. Пепелац хорошенько тряхнуло.
    — Это Дзэн. — сообщил Бри.
    Несколько мгновений земляне переваривали услышанное, а затем попытались выглянуть в иллюминатор, но за ним толком ничего не было видно, лишь густая чёрная темнота да небольшой пятачок серой, пятнистой земли.
    — Ночь... — прокомментировал Фримен.
    — А здесь теперь всегда ночь! — сообщил Вэфсь. — С тех пор, как мы пальнули по Дзэну из гига-транксенатора...
    — Зачем? — удивился Гордон.
    — Чтобы они нас не транксенировали или транземлировали... Даже не знаю, что хуже...
    — А они зачем? — не унимался учёный.
    — На всякий случай!
    — Хватит трещать. — оборвал титизэна Бри и повернулся к землянам. — Полезайте в катапульту, сейчас на Ксен переправляться будем.
    Захватив свои вещи, Шепард и Фримен забрались в тесную кабинку.
    — Пока, родные. — сказал Бри, кивнув им, и закрыл двери в катапульту нажатием на каппу.
    Земляне ещё некоторое время слушали, как Бри и Вэфсь перепыщькиваются на свой лад, клацают каппы и тянут цаппы, как затем под потолком катапульты замигала ярко-белая лампочка, и они почувствовали необыкновенную лёгкость во всём теле. Через несколько секунд она перестала моргать, освещая капсулу своим режущим глаз светом.
    — Приземлились. — прокомментировал Фримен. — В прошлый раз тоже так было.
    — Готов? — спросил у него Шепард. Он раскрыл створки дверей вручную, и земляне с изумление вышли на зеленовато-коричневую поверхность маленького, висящего в воздухе островка. Куда бы они не посмотрели, везде вокруг было полно таких же небольших островков. Из некоторых торчали горизонтально и вертикально расположенные длинные и широкие столбы со сложной текстурой, по которым бегали красивые разноцветные молнии, собирающиеся в кольца или шары. Линии горизонта здесь не было, видимость ограничивали огромные разноцветные облака дыма, сквозь которые с трудом пробивались одинокие немигающие звёзды и маленькие клочки чёрного пространства. Фримен подумал, что эти островки, наверное, висят прямо в космосе, окружённые чем-то вроде планетарной туманности, и ему стало, мягко говоря, не по себе. Тем не менее, здесь была какая-то гравитация и воздух.
    Они услышали знакомый звук движущегося пепелаца. Обернувшись, они увидели, как летательный аппарат промчался рядом с ними и скрылся в густых облаках далеко внизу.
    — А, сэмляне. — вдруг услышали они до боли знакомый голос. Обернувшись опять, они увидели знакомого инопланетянина — владельца портативного телепорта. — Пройдём за нами, суда. — он подошёл к странной конструкции из непонятного ячеистого материала, состоящую из двух площадок вверху и внизу, между которым по периметру стояло пять подпорок и тянулся ярко-синий луч посередине. — Это тэпорт, следуйтхэ. — ксенянин шагнул внутрь и с шумом исчез в ярко-белой вспышке. Несколько побаиваясь, но не имея другого выхода, Шепард последовал за ним. Глаза застлала вспышка, но в следующий миг она потухла и капрал обнаружил себя возле широкого входа в пещеру. Этот клочок почвы (если эта розово-фиолетовая субстанция была почвой) был заметно больше, здесь даже были странные заросли из безлистных жёлтых кустов, а у входа в пещеру стояли здоровые белые не то растения, не то грибы, напоминающие здоровых пауков на длинных ножках.
    Позади телепортировался Фримен, который, задрав голову, тоже стал разглядывать всё вокруг. К ним снова подошёл ксенянин:
    — Нихилант готов принять вас. Са мной! — он побежал в сторону пещеры, и земляне поспешно последовали за ним.
    По пути они встретили ещё нескольких существ, выглядящих точь-в-точь как их знакомый. Они практически не обращали внимание на землян, лишь мельком бросая взгляд своих огромных красных глаз на них. Здесь было светло, благодаря обилию крупных светящихся кристаллов, образовывающих большие друзы.
    Пещера резко расширилась, и они вступили в огромный зал, пол которого покрывала непрозрачная тёмно-бурая жидкость с маслянистой поверхностью, а в центре его висело огромное жуткое существо, и не было видно, чтобы его что-либо поддерживало. По-видимому, от падения его удерживало металлическое утыканное антеннами устройство, зажатое между рудиментированными ножками. В целом, существо было гуманоидным: две руки, две ноги, крохотное тельце и огромная голова, которая была чуть ли не больше остального тела. С расстояния было сложно судить, но одна только голова была крупнее тела взрослого человека.
    — Это — Нихилант. — почти благоговейно произнёс сопровождавший их ксенянин и отступил на пару шагов назад.
    — МЫ — РАБЫ. — этот непонятно откуда взявшийся голос наполнил всю пещеру. И хотя было невозможно определить его источник, земляне не сомневались, что он принадлежит висящему в пространстве существу. — МЫ ВСЕ — РАБЫ...
    — Э, а покороче можно? — крикнул Шепард жутковатому головастику. Тот повернулся к ним, и они увидели жуткие чёрные дыры вместо его глаз и рта. — Мы вообще-то спешим, нас и так на Земле, наверное, похоронили уже...
    — ОЙ, ПРОСТИТЕ... — сконфуженно ответил голос. Нихилант приблизился к ним. — КРИЧАТЬ, КСТАТИ, НЕОБЯЗАТЕЛЬНО, У МЕНЯ ХОРОШИЙ СЛУХ...
    — У нас, кстати, тоже... — заметил Шепард.
    — ЭМ... Ну ладно. — голос вдруг перестал отдаваться эхом по всей пещере, и они ясно услышали, что он исходит от левитирующего "головастика". — Так чем я могу быть вам полезен?
    Шепард с Фрименом переглянулись. Гордон заявил:
    — Мы — повстанцы с планеты Земля, домой хотим.
    — А, Земля. — обрадованно произнёс Нихилант. — Это можно. Но при одном условии. Насколько мне стало известно, ваша планета сейчас входит в состояние, когда наука на ней развилась в достаточной степени, чтобы сделать возможным телепортационное перемещение в пространстве. Но сейчас этого делать категорически нельзя. Ваша цивилизация ещё слишком слаба, чтобы противостоять Межгалактическому Альянсу Капиталистов... Да и наша тоже, но вместе мы могли бы дать ему достойный отпор. Поэтому, земляне не должны осваивать телепортацию сейчас, это поставит под угрозу оба наши мира.
    — Но ведь это же вы сами дали нам кристалл для эксперимента, ведь так? — перебил его капрал.
    — Не совсем так... — возразил Нихилант. — Ваши учёные просили нас предоставить кристалл, мы отказывали и предупреждали об опасности. Но один человек... Один человек по имени Илай Вэнс украл его у нас. Это было не так уж сложно сделать, учитывая, что кристаллы растут у нас в изобилии, чуть ли не на каждом шагу. Но теперь, когда вы побывали в параллельном мире и познали все ужасы жизни при Альянсе, вы должны предупредить человечество... И должны разрушить кристалл, который был украден.
    — А откуда ты вообще знаешь о Халф-Джва-Джве?
    — Раса Дзэн родственна расе Ксен, мы смежные. Поэтому, когда над Дзэном нависла опасность быть захваченными Альянсом, а впоследствии — уничтоженными, они стали перебираться сюда. Вот, например, Джамшут. — Нихилант протянул лапу в сторону стоящего позади обитателя Ксена.
    — Та! Моя есть с Дзэна! — с гордостью произнёс тот, хлопая себя по груди.
    — А почему Альянс не последовал за ними? — поинтересовался Фримен.
    — Ну, вы же видите, что из себя представляет Ксен? Альянс — это планетарная цивилизация, им сложно осваивать подобные миры, и уж тем более — сражаться здесь, а особенно сейчас, когда нас стало больше за счёт дзэнян, и когда мы стали контроллировать телепортационные перемещения в пределах мира. А чтобы захватить Землю, им придётся сперва захватить Ксен. Но если земляне воспользуются украденным кристаллом, то они разрушат наш контроль, и Альянс тут же получит возможность захватить планету, а затем использовать её как удобный плацдарм для атаки на Ксен... Что уже произошло в случае Халф-Джва-Джвы и Дзэна.
    Нихилант умолк, земляне тоже, переваривая всё услышанное.
    — Ну что, у вас ещё есть какие-нибудь вопросы?
    — Вообще говоря, да. — оживился Шепард. — А что вы сделали с нашими халф-джвя-джвянами? Вы и вправду делаете из них грибы?
    — Поверьте, это самое лучшее, что мы можем сделать для них. Да вы не волнуйтесь, на наших грибных фермах просто отличные условия, расы Ксена и Дзэна — настоящие мастера по выращиванию грибов!
    — Э-э нет, так не пойдёт. — возмутился капрал. — Немедленно освободите их.
    — Нет, это невозможно. — Нихилант взмахнул правой рукой. — Мы не можем их освободить, и я не хочу объяснять почему — это дело принципа. Поймите, соседство с галактикой Зинтэрнец — это наша головная боль...
    Вдруг где-то под потолком пещеры с пронзительным звуком появилась ярко-зелёная вспышка. Она тут же исчезла, а на её месте произошёл маленький кровавый взрыв, и тёмно-красная жидкость с кусками плоти выпала мерзким дождём на залитый пол.
    — Видали? — обратился Нихилант. — Ещё одного бедолагу-халф-джвя-джвянина транксенировали собственные сородичи... Здесь такое каждый день, по нескольку раз, и это если не идёт где-нибудь мятеж или война... Как было всего пару часов назад, незадолго до того, как вы прибыли сюда. В принципе, это ещё не так плохо, — Нихилант задумчиво почесал подбородок когтём, — наши грибы лучше растут от такой подпитки, но чаще сюда транксенируются обломки, рухлядь, металл и камни... Так что приятного мало.
    — Но наши не такие! — с жаром возразил Фримен. — Они никого не убивали, и транксенаторов у них нет... Да и в ином случае, они бы не подбросили нас сюда. Немедленно выпускай!
    — Эх... Ну ладно, вижу, что для вас это действительно важно. Будь по-вашему, я отпускаю их.
    — Вай, Нихилант! — вдруг оживился стоящий позади дзэнянин. Он перешёл на какой-то местный язык. — Так ллахи вэй кантара галага ка галалунг такала!
    — О нет... — произнёс Нихилант. — Боюсь, уже поздно. Ваши друзья — грибы.
    — Мда... — капрал снял с себя каску и осел на землю, прижав её к груди. Фримен последовал его примеру, прижимая к себе микроскоп.
    — Но вы не огорчайтесь, как я уже говорил, у нас прекрасные условия, и я гарантирую вам, что они даже ничего не почувствовали... А вам уже пора домой. Вы существа с антитентуры, и я не могу вас задерживать здесь.
    — Та, Сэмля родной. — поддержал слова Нихиланта дзэнянин. — Са мной идём, тамой!
    Но земляне даже не шелохнулись, хроня гробовое молчание и глядя в плещущуюся у их ног жидкость, подпитываемую кровью Халф-Джва-Джвы.
    — Ладно, послушайте. — Нихилант уже забеспокоился. — У меня есть ещё одна идея. Как насчёт вернуться назад во времени?
    — Во времени? — заинтересовался Фримен. — Это возможно?
    — Ещё как! Нет ничего проще! Вы вернётесь во времени назад, подождёте, пока появится Джамшут, и телепортируетесь на Землю вместе с ним.
    — Хорошо. — согласился капрал. — Но сперва мы высвободим наших туземцев из плена.
    — Ну ладно, и это тоже. Значит, решено?
    Шепард вдруг взглянул на Фримена и засомневался. Он обернулся обратно к Нихиланту и сказал:
    — Слушай, а можно так: одного щас на Землю, а другого — во времени, а?
    — Ты чего, капрал. — оскорбился физик. — Ты меня совсем, что ли, не уважаешь? Даже если так, то подумай о Джине: что я ей скажу, если с тобой что-нибудь случится? Так что нет, или мы с тобой оба пыщь, или оба — дно.
    — Ладно. — капрал поднялся во весь рост. — Мы готовы, отправляй!

    Как всегда, переход прошёл для них незамеченным. Казалось, они только-только разговаривали с Нихилантом, а в следующее мгновение оказались в Дэппе.
    — Эй, сэмляне! — окликнул их Джамшут, который перенёсся вместе с ними. Он снова освободил их от наручников зелёными молниями. — Што тальшэ-та?
    Шепард вскочил:
    — Нужно того тюремщика поскорее найти, пока повстанцы не взорвали пути. Ты сможешь своими молниями справиться с яйцелобами?
    — Та, какой пустяк!
    Они побежали по тесным коридорам тюрьмы. Шепард поспрашивал повстанцев, и вскоре узнал, где найти тюремщика.
    — Что всё это значит? — воскликнул тот, когда капрал налетел на него и заковал в наручники.
    — Нас ждёт поезд. — спокойно ответил Шепард и кинул транксенатор тюремщика Фримену. — Веди!
    Они спустились в метро и заставили тюремщика отправить состав раньше времени.
    Поездка в поезде прошла спокойно и Шепард воспользовался этим временем, чтобы вытащить из своего рюкзака блокнот с ручкой. Он настрочил в нём какой-то длинный текст и, удовлетворившись написанным, засунул блокнот обратно в рюкзак.
    На этот раз поезд без происшествий попал в Щитодэль. Как только они выбрались из него, Шепард тут же потребовал у тюремщика:
    — Веди нас наверх.
    — Капрал... Ты же знаешь...
    — И слышать ничего не хочу, веди, в кабинет Консула, живо!
    Тюремщик, видя решительность капрала, не осмелился спорить и, тяжело вздохнув и попыщькав себе под нос, привёл их к крохотному лифту. Поднявшись, они оказались в узком коридоре.
    — Скоро пост солдат. — предупредил он. Капрал взял у Фримена транксенатор и побежал вперёд. В конце коридора действительно оказалось помещение с парой солдат, застигнутых врасплох. Никто из них не захотел рисковать своей жизнью ради диктатора, поэтому путники с лёгкостью получили всё их оружие, большую часть которого выкинули через окно.
    — И сидеть здесь сутки! — приказал Шепард перед тем, как окончательно покинуть нерадивых охранников Консула.
    Вскоре они оказались в знакомом коридоре. Шепард закрыл двери и подпер их изнутри стойками, на которых стояли бюсты Консула. Они подошли к внутренням дверям и распахнули их.
    Земляне с удивлением уставились на тех, кто занял кабинет. В крохотном бассейне сидели контрабандист-"Кляйнер" и "злой Барни". Они не заметили вошедших и продолжали теребить друг другу колокольчики, висящие у них в носах, радостно улыбаясь.
    Возле бассейна в кресле сидела рыжая Джу, укутанная в белый банный халат и окутавшая голову полотенцем. Она первой заметила вошедших и с ужасом подняла руки вверх. Рядом с ней, привязанная к креслу, сидела повстанка на поводке с повязкой на губах.
    — А где Консул? — с недоумением спросил Шепард.
    Контрабандисты в корыте чуть не подскочили от испуга.
    — А, капрал. — чуть успокоившись, произнёс главный. — Ты меня испугал... Я надеялся, что больше не увижу тебя... А Консула нет, я за него! Помнишь, я тебе рассказывал о том, как нелегко оказалось завладеть планетой? А я нашёл способ!
    — Какой? — спросил Фримен.
    — Перемещение во времени. — с гордостью произнёс Кляйнер. — Мы напросились на приём к Консулу и, разузнав, что там да как, переместились и устроили дворцовый переворот.
    — И давно? — поинтересовался капрал.
    — Пару часов назад, а что?
    — Да так, ничего. — как будто невзначай ответил Шепард. — Если не считать того, что через ещё пару часов тебя свергнут.
    — Как?! — контрабандист хлопнул рукой по полу, едва не выскочив из бассейна, при этом выплеснув немного воды.
    — Если я не ошибаюсь, повстанцы уже вовсю воюют, странно, что ты об этом не знаешь. — спокойно сказал Шепард. — Но вообще, мы сюда не за этим пришли. Где наши ребята?
    — Не знаю. — ответил "Кляйнер". — Я тут недавно, ещё не в курсе, что и где.
    Капрал передал свой транксенатор Фримену и, опустившись на корточки, ухватил контрабандиста за нос и сильно сжал.
    — А-а-а! Нет, я не знаю!
    — Да что б вас... — тюремщик подошёл к стоящей в кабинете консоли и стал что-то нажимать на ней. — Они этажом ниже. — сообщил он. — Всё в порядке, живые, здоровые, без охраны, насколько я могу судить.
    Капрал отпустил нос лже-Кляйнера.
    — Отлично, тогда идём. — он подошёл к привязанной повстанке и отвязал её, после чего снял с её головы краба и повязку. — Ты свободна. — сказал он ей и указал на чернокожего тюремщика. — Этот человек выведет тебя отсюда. — он обернулся. Тюремщик кивнул и, подождав, когда повстанка подойдёт к нему, повёл её за собой. Шепард забрал своё оружие у физика, и земляне с дзэнянином тоже направились было за ними, как вдруг Шепард остановился, повернувшись к заливающемуся слезами "Кляйнеру".
    — Ах да, я совсем забыл. — он расстегнул рюкзак и вытащил оттуда блокнот. — Пока я ехал сюда, я раздумывал, как Консул может выбраться из текущей ситуации, хотя бы теоретически. В результате, я придумал вот такую речь. — Шепард вырвал листок и протянул его контрабандисту. Тот, не веря, принял его из рук капрала. — Советую тебе немедленно выйти в эфир и прочитать её, пока повстанцы разрушили ещё не все мониторы и громкоговорители.
    Контрабандист прочитал речь и пришёл в ужас:
    — Но это же...
    — Ага. — подтвердил капрал. — И чтоб после моего отъезда здесь были леса, реки и коммунизм! Ты меня понял? Вернусь — проверю! Пыщь, или не пыщь? — он обвёл взглядом всех троих контрабандистов.
    — Пыщь! — хором ответили они.
    Шепард повернулся и спустился вниз вслед за остальными. Прямо под кабенетом находилось крупное помещение с монорельсом и спрятанными в стене эцихами. Негр-тюремщик уже выкатывал первый из них. Металлический панцирь раскрылся, и они увидели... Отца Гри.
    Тот, сонно хлопая веками, сощуренными от яркого света, уставился на них, и, поняв, кто его потревожил, изобразил на лице радость и подобострастие:
    — Пыщь-пыщь, капрал Шепард! Пыщь-пыщь, доктор Фримен! Я очень рад вас видеть! Во время своего заключения мне выпала возможность хорошенько поразмыслить, и я осознал, что моя религия несколько устарела. Как только вы выпустите меня, я тут же сожгу все свои религиозные тексты, а прихожан наставлю на путь истинный, буду агитировать их к вступлению в партию и комсомол, а сам организую кружок по изучению трудов Маркса и Энгельса...
    — Остынь, дядя. — оборвал его капрал. — Вот из-за таких как ты все хорошие начинания и катятся в пропасть. — он повернулся к тюремщику. — Закрой его обратно и проследи, чтобы его не выпускали как можно дольше...
    Тюремщик кивнул и принялся исполнять приказание. Эцих начал закрываться, а его пленник продолжал взывать к землянам:
    — Нет! Я говорю искренне, клянусь Светлейшей Зомбоматерью! Брат-титизэн, скажи им! Ска... — эцих закрылся, и его стало не видно и не слышно, а затем и сам эцих скрылся за стеной.
    — Выкатывай слудующие два. — потребовал Шепард. Чернокожий тюремщик продолжил работать за консолью, и вскоре к ним спустилось ещё два "гробика". Они раскрылись, и под ними оказались Брин и Вэфсь.
    Однако, они не обрадовались встрече.
    — Ну что вы наделали, заразы. — пожаловался Бри. — Зачем нам коммунизм? Ведь всё так хорошо получилось в прошлый раз, повстанцы захватили власть — чего вам ещё надо?..
    — Нехорошо, капрал! — поддакнул Вэфсь. — Хоть мне повстанцы у власти не нравятся ещё больше Консула, но они хотя бы вековые традиции соблюдают! А коммунизм... Неописуемое зло!
    — За что ты так с нами, родной? — заныл Бри.
    Шепард и Фримен с недоумением переглянулись.
    — Так что же, — спросил физик, — для вас сидеть в эцихе при Консуле лучше, чем на свободе при коммунизме?
    — Дай им гравицаппу, Гордон. — попросил капрал. — Если уж им так не нравится, то пусть себе телепорт починят и летят, куда вздумается. — он обернулся к тюремщику. — Освободи их.
    Туземцы освободились от эцихов и подошли к землянам. Фримен отдал им гравицаппу.
    — А может, — начал было капрал, — с нами, на Землю? Можете в капстраны полететь, уверен, там вы быстро освоитесь.
    — Ток твоих мошно! — напомнил Джамшут.
    — Ты что родной, совсем умом тронулся? — произнёс Бри. — Мы и Земля — вещи несовместимые. Ты бы ещё в каменный век нас пригласил!
    — Прощаемся, значит? — капрал, улыбаясь уголками губ, обвёл их взгляд. — Чёрт знает, что такое, привык я к вам, что ли?..
    — Consuetudo — altera natura! — вдруг вспомнил Фримен поговорку.
    — А макароны? — жалобно протянул Вэфсь. — Вы нам двадцать три тысячи пачек должны, вот, Фримен помнит!
    — Нэлься, толька тхва саряда! — вновь возразил дзэнянин.
    Вэфсь, изобразив хитрую улыбку, вдруг подошёл к Джамшуту:
    — Скажите пожалуйста, товарищ иномирянин, а какая у вас система тэпортации? Можно посмотреть?.. — заискивающе глядя, он протянул раскрытую ладонь к пришельцу.
    — Сыстэм простой савсэм, кнопка нашаль — и тхома! — как только он это сказал, его вдруг не стало. Только что был, а затем исчез, как будто и не было его ноги на этой планете.

    Фримен шёл по коридору. С минуты на минуту должен был начаться эксперимент, самый важный эксперимент в его жизни. Рассеяно кивая проходящим мимо учёным, он спешил в лабораторию 32С, чтобы захватить оттуда микроскоп для доктора Кляйнера. Он быстро отыскал её и увидел микроскоп, стоящий на столе: новенький, чистенький, радующий глаз гладкой отполированной поверхностью. Ухватив прибор, Гордон направился обратно. Он завернул за угол и разминулся с военным в камуфляже, бронежилете и полупрозрачной маске. Фримена удивило, что этот солдафон забыл в их уютненьком НИИ? Но времени на праздное любопытство не было, и он продолжил идти к кабинету доктора Кляйнера.
    Вдруг, из ближайшей двери вышел Илай. У него на голове была надета белая лаборотная шапочка. В мозгу Гордона вспыхнуло: "белая шапка, пыщь-пыщь три раза"!
    — Пыщь! — воскликнул Фримен, приседая.
    — Пыщь! — раздалось сзади.
    Илай, вытаращив глаза, глядя на учёного:
    — Фримен, что за шутки?!
    Гордон и сам вдруг понял, что выкинул что-то глупое. Но потом он вспомнил крик, раздавшийся сзади. Он обернулся, и увидел того самого солдата.
    — Шепард? — произнёс он, вспоминая.
    — Фримен? — ответил тот и добавил с улыбкой. — А ты всё с микроскопом бегаешь?
    Солдат выпрямился и подошёл к обалдевшему Илаю, обращаясь к нему:
    — Доктор Вэнс?
    — Да?
    — Вы пройдёте со мной.
    — А что случилось, собственно?
    — Приказ из генштаба, немедленно пройдите со мной. — капрал Шепард обернулся к Гордону. — Доктор Фримен, вы случайно не знаете, где Магнуссон?
    — Я видел его в столовой, совсем недавно. — поспешно затараторил Гордон.
    — Отлично, идём туда, надеюсь, мы его ещё застанем. — Шепард потащил Илая за собой, но на полпути обернулся. — Ты помнишь, что должен сделать, Гордон?
    — Да. — откликнул Фримен. — Помню.
    Капрал кивнул, ещё раз улыбнувшись под полупрозрачным стеклом маски, повёл Илая отсюда. До Фримена донеслось:
    — Доктор Вэнс, пожалуйста, снимите эту дурацкую шляпу, она меня смущает...
    Фримен взглянул на часы. До эксперимента совсем чуть-чуть. Нужно было спешить. Сперва он хотел поставить микроскоп на пол, но что-то внутри него не дало это сделать. Он бросился в обратном направлении, но не в тестовую камеру, а к лестнице. Спустившись вниз, он нашёл Джину (блондинку с завязанными в пучок волосами, чуть старше Колетт, в желтовато-сером H.E.V.-костюме) и Колетт, возящихся с кристаллом.
    — Колетт! Джина! — он бросился к ним. Взглянув на Колетт, он вдруг понял, что не виделся с ней уже несколько дней, и, поддавшись эмоциям, сгрёб её в охапку.
    — О б-же, Гордон! — она засмеялась. — А потом говоришь, что это я пристаю и мешаю тебе работать.
    — Нет времени объяснять! — он обернулся к Джине. — Мы должны уничтожить кристалл.
    — Что?! — воскликнула Джина.
    — Мы с Шепардом потом вам всё объясним...
    — Шепард? Он здесь? — продолжила допрашивать Джина.
    — Да.
    — Но почему? — спросила Колетт. — Ведь этот эксперимент очень важен, неужели ты не понимаешь?
    — Если эксперимент состоится, он может окончиться очень печально для нас. — твёрдо и уверенно сказал Фримен.
    — Ты уверен? — недоверчиво произнесла Джина. — Говори, что тебе известно?
    — Долго объяснять, нужно действовать.
    — Как я понимаю, — начала Колетт, — ты в любом случае не пойдёшь сейчас в тестовую камеру...
    — Исключено! — подтвердил он.
    — Значит, — продолжила она, — у нас нет другого выбора?
    — Мы должны разрушить кристалл. — с мрачной твёрдостью произнёс Фримен. — Чем бы это не обернулось в конечном итоге для нас, это лучше, чем то, что может произойти в противном случае. Впрочем... — он оглянулся. — Вас впутывать не обязательно, вы можете сказать, что я украл кристалл.
    — Нет уж! — возмутилась Колетт. — Дудки! Или мы делаем это все вместе, или не делаем вообще.
    — К тому же, — подхватила Джина, — его не так-то просто уничтожить. — она бросилась к лабораторным столам и шкафчикам и выудила оттуда ёмкость с прозрачной жикость. — А вот с помощью кислоты...
    — Чем вы тут занимаетесь?! — вдруг окликнули их. В помещение вошёл Розенберг — учёный Белой Мезы, высокий, лысеющий мужчина средних лет.
    — Э-э, мы-ы-ы... — замялся Фримен, явно не готовый к такому повороту и лихорадочно соображающий, что же ему сказать, чтобы выпроводить его за дверь
    — Мы? — переспросила Джина. — Уничтожаем кристалл. — громко заявила она.
    Розенберг усмехнулся.
    — Серьёзно? Ну наконец-то, нашлись в этом проклятом комплексе разумные люди! — он выглянул в коридор, а затем снова посмотрел на них. — Чего же вы ждёте, скорее уничтожайте его, пока сюда не пришёл кто-нибудь ещё! — он плотно закрыл дверь изнутри и навалился своим телом на неё. Джина кивнула и вылила кислоту на кристалл. Прозрачная жидкость зашипела, задымилась, разъедая и замягчая его поверхность. — Я же говорил Келлеру, что образец слишком нестабилен! — не унимался Розенберг. — И даже самому Администратору говорил! А он: "меня Илай заверил, что всё будет в порядке"... Ага, если считать нормой то, что полкомплекса будет снесено взрывом — то да, всё совершенно в порядке!
    — Всё. — перебила его Джина. — Это конец. Кристалл уничтожен.
    Остальные трое учёных приблизились к ней и заглянули внутрь ёмкости. Кристалла там больше не было, от него осталось только три сантиметра мутной жёлтой жидкости, которую Джина затем слила в ёмкость с другими отходами.

    Капрал Шепард покинул комплекс "Белая Меза" и вышел под ночное небо. Пора было возвращаться в свою часть. Хоть он и потратил весь день на допросы Илая Вэнса и на дачу показаний двум агентам АНБ — самодовольному Магнуссону и ещё одному странному человеку в синем костюме, который держался, как старший — он понимал, что этот день был потрачен не зря. Илая теперь возьмут под перо и будут наблюдать за его деятельность двадцать четыре часа в сутки. Кристалл был уничтожен, и хотя всем, кто присутствовал при этом (кроме вовремя улизнувшего Розенберга), был дан выговор и занесение в список неблагонадёжных до окончания расследования, главным было то, что они спасли планету от ужасной разрухи... и себя вместе с ней. Пусть даже никто, кроме них, об этом не узнает.
    Капрал поднял голову к небу. Интересно, что там делают Бри и Вэфсь, как обустроят свою жизнь в новом мире? Шепард представил себе, как они будут колесить по всей галактике, распевая песни, которым научились от землян, и засмеялся. Он глядел в ночное небо, и ему даже начало казаться, будто оттуда доносится их голос...

    Но если есть в кармане пачка... макарон,
    Значит всё в порядке — мы с тобой не пропадём,
    И уксус в рюкзаке превратится в вино,
    И не придётся тосковать по Цою и "Кино"...

                    THE ДНО

лето — 5 сентября 2014 года
xDDGx #
1
UPD 13.09.14: PDF/ODT/DOC версии обновлены, все в одном архиве:
yadi.sk/d/6TevM6M4bThok
Вроде сделал по всем канонам, с разрывами страниц. Необязательно качать весь архив, можно открыть его и даже читать прямо на Яндексе, но только в PDF, а то ODT и DOC выглядят криво.
К слову, на Хабре проскочила статья про утечку паролей на Яндексе.

Опять я заставил антимат ругаться, правда, всего лишь два раза, удивительно ))
Я вот думаю — может, стоит постить креативы под спойлерами, как вы считаете? Чтобы было удобнеее скроллить и вообще не пугать случайных юзеров?

Полагаю, вы уже заметили тортик возле аватарки: он врёт, ДР завтра! Тем не менее, можете считать этот креатив подарком вам к моему ДРу (да, я в курсе, что в этот день обычно принято именниникам давать подарки, а не наоборот, но у меня же всё не как у людей :) ).

P. S. Пользуясь случаем, хочу заметить, что в прошлом году было выпущено Blu-Ray издание "Кин-Дза-Дза", уже есть рипы на рутрекере (хотя такое и купить не грех). Картинка отличная, весьма чёткая для такого старого фильма (а ведь его специально снимали на плохой плёнке), хотя получилась больно холодной по сравнению с реставрацией на DVD, но в принципе, можно покрутить настройки плеера/телевизора. Есть, конечно, и замыленные моменты, по-видимому, какой-то дефект плёнки, на DVD такое же мыльцо в тех же местах; но всё равно, очень круто.
Заодно порекламирую ещё один хороший советский фильм, который я посмотрел совсем недавно: "Дни Турбиных", снятый по произведению Булгакова, между прочим (называется "Белая гвардия"). В другой раз я бы не стал обращать ваше внимание, но дело в том, что этот фильм кажется мне очень актуальным в связи сами знаете какими политическими событиями...
P. P. S. И всё-таки, хорошо, что хоть можно зайти на ПГ и родной форум и увидеть, что он всё ещё здесь. Честно говоря, я бы не удивился, если бы, введя адрес, увидел бы здесь развороченную воронку после ядерного взрыва. Хотя, судя по последним постам, активность форумчан ушла практически в ноль. В принципе, ожидаемо, всем, в конце концов должно было надоесть бестолку флудить в баре...
Вот жаль, что Алекс так и не зарелизил хоть какое-то демо Dark Interval'a, впрочем, может, оно и к лучшему. Даже испугался, когда увидел на моддб слова "has ceased development", к счастью, ложная тревога. //Хотя всё равно непонятно, зачем было закрывать тему на ПГ?
P. P. P. S. К сожалению, я пока не могу полноценно возвратиться к форумной жизни, у меня пока ещё полно дел в РЛ, да и писать особо нечего.
Ы, я так и знал, что ДДГ что-то пишет:) Привет!
Пока не могу прочитать крео, ибо времени нет. Да и фильм оригинальный я не смотрел, может, стоит начать с него?

Белая гвардия
Читал этот роман в марте, потрясающий. И действительно актуальный, к сожалению.

Хотя, судя по последним постам, активность форумчан ушла практически в ноль
Ага. Ничего, вот выйдет ХЛ3, тут все оживет, лол.
xDDGx #
0
Ы, я так и знал, что ДДГ что-то пишет
Ну конечно! И весной писал, и летом.

Да и фильм оригинальный я не смотрел, может, стоит начать с него?
о____О Ну ты даёшь, обязательно посмотри, хотя бы чтобы видеть, где я плёл отсебятину ;) Это один из тех фильмов, которые стоит посмотреть каждому.

вот выйдет ХЛ3
ХЗ, я уже давно не жду. Не думаю, что она вообще когда-либо выйдет. Да и пофиг, если мне хочется играть, я запускаю Doom :)

Пока не могу прочитать крео
Это хорошо, я тут зашёл ещё пару правочек небольших сделать ^^'
Ну ты даёшь, обязательно посмотри
Один мой универский товарищ всячески все время рекомендует уже года два, и все это время постоянно укоряет меня, что я так и не посмотрел)) Вот, появился еще один повод.
Я сейчас фильмов вообще мало смотрю как-то.

ХЗ, я уже давно не жду
Да я тоже не жду. То есть, если игра выйдет-таки, я буду очень рад, и обязательно озабочусь возможностью в нее поиграть, если мое ведро ее не потянет. А так специально я не жду игр вовсе.
А фразу я употребил иронически, это же была главная мантра этого форума во всех разговорах типа "форум сдох" на протяжении многих лет. Все на эпизод надеялись, а он и не вышел.
xDDGx #
0
Я сейчас фильмов вообще мало смотрю как-то.
А я наоборот, наконец-то решил посмотреть Секретные материалы. Однажды уже пытался, но дальше одной или двух серий не осилил. А тут вдруг сел и попёрло. За лето пересмотрел все сезоны. Очень понравился, есть дурацкие серии, конечно, но в целом, сериал винрарен до первой половины восьмого сезона. Вот начиная со второй половины пошла фигня какая-то...
Сейчас пересматриваю его, но уже на инглише, благо что на рутрекере не так давно начала появляться запись трансляции с немецкого HDTV-канала (до этого в HD-качестве были только полнометражки, Fight The Future и I Want to Believe, поскольку они выходили на BD). Картинка, опять-таки, отличная, надеюсь, что все сезоны так выложат (пока есть только первые два).
Аlert #
1
воу-воу палехче!
Привет.)
xDDGx #
0
воу-воу палехче!
LOL! :) Это я ещё вас жалею, если б я выложил вообще всё, да ещё б в одной теме... То фиг бы вы доскроллили эту тему до конца ))
УРА! ДДГ! С новым рассказом! Да сегодня прям счастливый день.
Main got!!!... Нет, правда, я больше пока ничего не могу сказать по поводу двух событий (хотя они всегда идут вместе, посему можно считать это как одно событие). Я уж думал тебя *вырезано росскомнадзором*.

ЗЫ С Днюхой!
Хм, как-то так думал почитать ревьюшку, а креатив завтра... Но только сейчас заметил, что уже читаю, лол... ладно, тогда вернусь и буду ещё и комментировать заодно, хули...

— Чёрт побери, Барни, давай быстрей! Если я опоздаю, Илай откусит мне голову!
— Так откуси ему ногу, чтобы можно было от него убежать! — предложил Барни

лол, я тут подумал, что можно писать гайд по шаблонам шуток о HL. Нога Илая, пиво Барни, ЧВС Брина, микроволновка Магнуссона, Кальмар Кляйнера... и что главное, темы хоть и обскаканы до дыр, но будут жечь обязательно, если у аффтара прямые рукописатели.

— Доброе утро, доктор Фримен, похоже, вы опаздываете...
— Уже опоздал, так что можете не спешить. — раздражённо ответил Гордон подошедшему охраннику. Тот хмыкнул в ответ и, набрав секретный код, выпустил Гордона из вагона.

Хм... Охранник достал блокнот и стал листать его в поисках номера вагона. Спустя четыре минуты, он наконец нашел нужную страницу, которую сверху до низу занимал секретный код от вагонетки. Понадобилось ещё три минуты на ввод цифр, но двери лишь противно отрицательно пискнули. Охранник выругался и снова повторил попытку. Писк тоже повторился. Тут камрад заметил, что вагонетка не просто MM998, а MM998b, посему пришлось снова копаться пять минут в поисках кода. "Да быстрее уже!" - в сердцах вскрикнул Фримен и рука охранника дернулась вводя последнюю цифру. Двери противно-отрицательно пискнули. Учёный плюнув на всё, решил вылезти через окно, но как только его голова высунулась за пределы вагонетки сработала сигнализация. "ВНИМАНИЕ! ОБНАРУЖЕНО ВТОРЖЕНИЕ ПЕРВОГО УРОВНЯ!" . Гордон прибавил скорости, но тут его придавило опустившейся решеткой. "ВНИМАНИЕ!! ВТОРЖЕНИЕ ВТОРОГО УРОВНЯ!!". По решетке пробежал ток и... "Эх, снова мне в отдел переработки отходов катить эту телегу..." - подумал охранник.

— Нет проблем. — сказал Гордон, нажимая на кнопку. — Всегда пожалуйста. — сказал он, продолжая давить на неё и злорадно усмехаясь. Сэндвич со смачным хлопком разлетелся на части, заляпав стекло микроволновки.
— Чёрт побери, Фримен, что вы делаете?! — завопил Магнуссон, оборачиваясь. — Мой сэндвич!

Камень в огород аффтара, не смешная шутка о микроволновке Б(

Только бы достать костюм, чтобы эксперимент снова не оказался сорван... Как же это сделать?.. — его глаза наткнулись на неприметную надпись над тремя кнопками в углу: "H. E. V. L O C K". Центральная кнопка подсвечивалась жёлтым светодиодом.
Хм... Фримен увидел кнопку "H.E.V. START". С некоторым опасением он её нажал... И тут на костюм опустился железный занавес, а вся комната начала дрожать. Неспешно, железный цилиндр с костюмом начал подниматься куда-то вверх в потолок, потом Гордон увидел сноп огня из цилиндра... точнее из ракеты с костюмом. "Запуск успешен" - высветилось на табло.

— Добро пожаловать в H.E.V. костюм, разработанный инженерами нанотехнологического отдела Белой Мезы, прошедший сертификацию на соответствие государственным стандартам безопасности №234XYZ-45, одобренный коллегией 146-ого съезда трудового союза инженеров и лично товарищем Рейганом... — на несчастного Гордона полились ещё десятки названий, номеров, кодов и прочей технической информации и откровенной пропаганды.
— Чёрт побери, как это выключить?!

Когда Фримен подошел к двери ХЭВ тут же стал читать инструкцию безопасности по обращению с дверью, потом технические характеристики двери и лишь потом позволил её открыть. Сделав несколько шагов Гордон увидел плакат с вождем революции... ХЭВ тут же остановился возле него и стал читать инструкцию по безопасному чтению, инструкцию по безопасному стоянию, содержание самого плаката и детальную биографию вождя революции. Стараясь больше никуда не смотреть, учёный поспешил дальше, но тут противно хрустнуло под ногою... Сначала ХЭВ прочитал инструкцию безопасности по общению с тараканами, потом инструкцию безопасности по общению с мертвыми тараканами, инструкцию безопасности по выбрасыванию мертвых тараканов в мусор, детальную лекцию о тараканах, детальную биографию этого таракана, составленный ХЭВом некролог этому таракану и только после этого Фримен был свободен... А он достал из шкафа галстук и решил повеситься но тут... ХЭВ начал читать инструкцию безопасности по вешанию на галстуках...

— Пыщь! Пыщь! Пыщь! Ололо! Пыщь! Пыщь! Пыщь! Ололо!.. — и так без конца.
Трололо отокуе!!!

— Здравствуйте! — громко, чётко проговаривая звуки, произнёс он. — Мы англичане! — Фримен при этих словах хлопнул себя по лицу. — Туристы, отстали от группы! Вы нас до города подвезите, а дальше мы как-нибудь сами!
Лол, пыщь?!

— Парлу ву франсэ? — но и это оставило капиталистов равнодушными. — Шпрехен зи дойч? Парли итальяно? Русский? Русский?.. Блин, Шеп, они похоже, и русского не знают...
— Капиталисты, не знающие русский? Нонсэнс! Ну попробуй другой.
— Я других не знаю!
— Тьфу, тоже мне учёный... Что вы, никаких языков вообще не изучаете? Латынь, например?
— Шеп, кто в наше время разговаривает по-латыни?..
— Ну я откуда знаю?! Вдруг здесь и разговаривают? Пробуй!
Гордон вздохнул, пытаясь собраться с мыслями.
— Что, не знаешь? — в сердцах воскликнул капрал.
Гордон раздражённо отмахнулся. Его лицо вдруг осветило озарение, он открыл рот, и...
— Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Donec a diam lectus. Sed sit amet ipsu..

Vultum palma...

— Лол! — воскликнул капиталист в шапке и, подойдя к Шепарду ткнул в торчащую из рюкзака белую пачку и, глядя на капрала, добавил. — Профет! Профет! Гешафт — пыщь-пыщь-пыщь — профет!
Мне что-то только эшафот приходит на ум...

Вдруг один из туземцев — тот, что в шапке — поднялся и положил руку куда-то на стену. Между двумя тонкими стержнями, висящими под потолком, прямо в воздухе появилось бирюзовое поле, на котором была видна куча странных надписей, выведенных незнакомым алфавитом. Он ткнул пальцем прямо в поле, и из-под потолка выдвинулась маленькая клетка, в которой лежали ещё три шапки, точно такие же, какая была надета на туземца... Только эти шапки были живыми. Они ползали по дну клетки, приподняв лапки вверх.
Но затем туземец вцепился руками в шапку на голове — ему пришлось применить некоторое усилие, чтобы оторвать её — и они поняли, что и она вовсе не снятая с убитого животного шкура. Туземец отворил дверцу наверху клетки и аккуратно опустил существо внутрь. Затем он обернулся к ящику позади себя и, выудив оттуда ломоть арбуза, кинул его им.

Лол, только шас понял пыщь что шапки это хэдкрабы пыщь! А вот за арбуз отдельное каваи ня! ^_^

"Днём жарко, ночью холодно — так и треснуть недолго." — думал капрал. Он решил, что будет благоразумным остановить поиски и устроиться на ночлег где-нибудь в здании. Или же попытаться развести костёр: капрал похлопал себя по карманам и нашёл коробку спичек. Он натаскал досок, выбрав наименее сырые и гнилые, а затем зачиркал спичкой по коробку.
лол, а спички вместо зубочистки нельзя было...

И в этот момент откуда-то снаружи ворвался Фримен. В его руках был зажат обломок водопроводной трубы. Агрессивно размахивая ею, он угрожающе закричал:
— Ну, кто тут хочет попробовать мои мозги на вкус?! Подходи! Иди сюда! — он с ненавистью бросился на ближайшего зомби и принялся что есть силы лупить его по хэткрабу. Маленькое существо на голове было расчвякано и грузная туша под ним, задрожав, рухнула на землю. Капрал воспользовался моментом и бросился к вошедшему в неистовство Фримену. Увернувшись от удара когтями, он, наконец, приблизился к выходу.
— Гордон! Уходим! — однако, тот так вошёл во вкус, что капралу пришлось буквально оттаскивать очумевшего физика от зомби, которые, судя по всему, учуяв запах крови своих убитых сородичей, начали делать ноги.

Ботаник в ярости, страшно зрелище xD

— Так-то лучше! — обрадовался отец Гри. — Ты теперь видел... Мощь моего маленького друга транксенатора! — он громко и неприятно захохотал. Вдоволь навеселившись, он закинул ствол на плечо и повелел. — А теперь — пойте!
— Начинаем! — скомандовала Ксила. Шепард поднёс гармошку к губам и начал было исполнение, но отец Гри перебил их:
— И танцуйте!
К такому повороту ни капрал, ни Гордон готовы не были.
— А что танцевать-то?.. — глупо спросил Шепард, глядя на Ксилу.
— Гангам-стюле! — радостно воскликнул священник.

лол, а от этого я проржался вслух)

Титизэн (сущ., ед. ч., м. р.) — тот, кто может иметь зэны и повстанцев,
иметь повстанцев... эм... %_%

— Да замолчите вы, дайте послушать! — возмутился Вэфсь. Они умолкли, вслушиваясь в хриплый, немного искажённый помехами, но всё-таки разборчивый голос.
— Ан хабункуль ан сис, ан сис ан паррор, ан паррор ан туцца. — капрал вслушивался в холодный, бездушный голос, произносивший слова ровно, чётко и без эмоций, словно машина или робот. — Хабункулю. Пеку пакко тора. Виру кабуль. Пыщь-пыщь сисизэниз ат эцилоппиз. Ко-ко-ко, ко-ко-ко, ко-ко-консуль. — капрал едва ли мог понимать смысл речи, но ему в любом случае не нравились эти слова и тон, которым они произносились. — Ан такку эцилоппиз. Ан тусо, урр виппетиту пау. Ан тусо, урр униббититу сис. Ан тусо, урр эцихиху эцихь.

Чет это мне Днитлера напомнило...

— Да брось ты эту хреновину! — выкрикнул капрал. Ещё не хватало, чтобы Фримен провалился под тяжестью своих вещей.
— Что? Микроскоп? — не сразу понял тот. — Ни за что, сопрут же!

Лел

— Lorem ipsum, Фримен. — напомнил капрал.
— Dolor sit amet... — отозвался Гордон, и продолжил вспоминать и повторять про себя эту "рыбу", словно мантру, едва заметно шевеля губами.

Amen, fra

— Готов? — спросил у него Шепард. Он раскрыл створки дверей вручную, и земляне с изумление вышли на зеленовато-коричневую поверхность маленького, висящего в воздухе островка. Куда бы они не посмотрели, везде вокруг было полно таких же небольших островков. Из некоторых торчали горизонтально и вертикально расположенные длинные и широкие столбы со сложной текстурой
Сложная текстура?.. Никак БМ...

— МЫ — РАБЫ. — этот непонятно откуда взявшийся голос наполнил всю пещеру. И хотя было невозможно определить его источник, земляне не сомневались, что он принадлежит висящему в пространстве существу. — МЫ ВСЕ — РАБЫ...
— Э, а покороче можно? — крикнул Шепард жутковатому головастику. Тот повернулся к ним, и они увидели жуткие чёрные дыры вместо его глаз и рта. — Мы вообще-то спешим, нас и так на Земле, наверное, похоронили уже...
— ОЙ, ПРОСТИТЕ... — сконфуженно ответил голос. Нихилант приблизился к ним. — КРИЧАТЬ, КСТАТИ, НЕОБЯЗАТЕЛЬНО, У МЕНЯ ХОРОШИЙ СЛУХ...
— У нас, кстати, тоже... — заметил Шепард.
— ЭМ... Ну ладно. — голос вдруг перестал отдаваться эхом по всей пещере, и они ясно услышали, что он исходит от левитирующего "головастика". — Так чем я могу быть вам полезен?

Лил, пыщь-пыщь

Фух. Дочитал. Пыщь-пыщь это профет.
xDDGx #
0
УРА! ДДГ! С новым рассказом! Да сегодня прям счастливый день.
Как мало нужно некоторым для счастья)


Я уж думал тебя *вырезано росскомнадзором*.
Та, за меня не беспокойтесь, я не такой дурак, чтобы подыхать за чьи-либо идеалы ;) А вообще, рад что и ты здесь живой-здоровый, щас же у нас такое время, что ;( Ну да ладно, не будем о грустном, тем более, что твой камент меня очень удивил, как говорила Аликс, "Сонег, ты просто монстр!" (или как она там говорила? уже запамятовал...). Вот уж не думал, что кто-то прочитает так быстро_О!

лол, я тут подумал, что можно писать гайд по шаблонам шуток о HL. Нога Илая, пиво Барни, ЧВС Брина, микроволновка Магнуссона, Кальмар Кляйнера...
А хорошая идея :D Я требую занести в этот гайд 2 и 5 главы целиком!
//стоп, я не понял, што за Кальмар Кляйнера? походу, ты очень хотел спать, когда писал эти строки... ^^'
//к слову, я тут заметил, что DOX превратили в Wiki (лол какой), вот как раз в вики такой гайд хорошо бы смотрелся, хотя, учитывая, что DOX хл2 и так загажен нашими э-э... сочинениями ^^', то они были бы "рады"... Они хоть бы почистили, штоле, я был бы не прочь убрать СНнГ оттуда вообще.

и что главное, темы хоть и обскаканы до дыр
Да у меня уже прямо специализация какая-то, кроме шуток про красоту Аликс, микроволновку Магнуссона, его... магнуссончики и гомосексуальность Илая писать больше ни о чём не могу :D

pix.PlayGround.ru

//ohshi, походу, впервые в истории ПГ кто-либо, кроме автора видит описания к галереям

"Эх, снова мне в отдел переработки отходов катить эту телегу..." - подумал охранник.
Бедный Гордон, за что ты его так?)

Сделав несколько шагов Гордон увидел плакат с вождем революции... ХЭВ тут же остановился возле него и стал читать инструкцию по безопасному чтению, инструкцию по безопасному стоянию, содержание самого плаката и детальную биографию вождя революции.
Хех, это точно!

Лол, только шас понял пыщь что шапки это хэдкрабы пыщь!
Всё как запланировано ;)

лол, а спички вместо зубочистки нельзя было...
Не, нельзя, сюжет требовал ^^'

Чет это мне Днитлера напомнило...
А что такое Днищтлер?
К слову, может кто попробует расшифровать речи Консула? ;) Возможно, я ошибаюсь, но думаю, что более-менее понять можно, тем более, в контексте рассказа есть пара подсказок.

Сложная текстура?.. Никак БМ...
Синематик мод :D



Что-то кисленький камент, неужто всё настолько плохо? Странно, мне казалось, что этот креос получился лучше "Иронии...", или всё-таки нет? Или может не понравилось, что у меня коммунизмъ во все поля?)) Ну тък, я и не утверждаю, что это единственно истинный путь и панацея от всех бед. Я вообще считаю, что любое государство — это узаконенная форма насилия, и ничего более, независимо от типа правления, экономики и т.д. Ещё чуть-чуть и стану анархистом, LOL!
Как мало нужно некоторым для счастья)
Ну бывает. Да и ещё: С днём рождения!
я тут заметил, что DOX превратили в Wiki
Лол, а я и не замечал. Я настолько бегом стал просматривать этот форум, что замечаю процентов пять от всего интерфейса Пегача...

//ДДГ, с днем рождения!
I have problems.
Я не помню, что было в фильме. Т.е я его смотрел, но не помню, что там было. Надо будет перед прочтением посмотреть.
xDDGx #
0
а я и не замечал
Я тоже заметил почти случайно, увидел сверху баннер, что Пегачу нужны "специалисты игровой индустрии" (он и щас висит вот), аж интересно стало, что они там предлагают, а там "Wiki-раздел". Они бы сперва по-нормальному сделали б этот раздел, что ж это за вики такая, в которой все статьи просто в кучу свалены? Вики — это иерархическая штука, а у них она почему-то плоская. Низачот, в общем...

Я не помню, что было в фильме. Т.е я его смотрел, но не помню, что там было.
Да, бывает, многие советские (да и американские) фильмы смотрел в детстве, но помнил весьма-весьма смутно, так что при пересматривании в "новое время" смотрел их так, как будто видел в первый раз (хотя во время просмотра всё равно что-то вспоминается и узнаётся).

Надо будет перед прочтением посмотреть.
Поддерживаю, лучше посмотреть, чтобы воспринимать рассказ более объективно.
Та же история, - фильм не смотрел (хотя и собирался в ближайшем будущем), так что прочитаю Джва-Джва не раньше чем через несколько дней. Но потом обязательно дам знать о своих впечатлениях.

Та, за меня не беспокойтесь, я не такой дурак, чтобы подыхать за чьи-либо идеалы
Ну там, мобилизовали, например... Я тут тоже уже успел to give you up for lost. С возвращением!
xDDGx #
2
Ну там, мобилизовали, например...
Дезертировал бы при первом удобном случае. Даже если б поймали, лучше сидеть в тюрьме, чем быть убийцей или убитым.
Поддерживаю, лучше посмотреть, чтобы воспринимать рассказ более объективно.
Посмотрю ж.
Combine 999 #
1
Привет, ДДГ! С Днём рождения.
//не, новая иконка праздничного торта точно выглядит как окровавленный бетонный блок с торчащими из него кольями. Готично!
Так, я утверждаю, что дочитаю и прокомментирую в этой теме «Халф-Джва-Джву» к полуночи (00:00, по московскому времени) 12 сентября 2014 года от Р. Х. Вот, в такой формулировке почти нет неопределённостей. Надо всем такие использовать, чтобы не просрочивать.

Я вот думаю — может, стоит постить креативы под спойлерами, как вы считаете?
Да, хорошая идея. Странно, что не пришла никому в голову раньше.

Ы, я так и знал, что ДДГ что-то пишет
Я вот зашёл на сайт, увидел, что счётчик «событий» показывает двузначное число, и сразу понял, что это ДДГ вернулся. Кто ж ещё мог внезапно так нафлудить за пару часов? :D

любое государство — это узаконенная форма насилия
Да, государство — это компромиссное решение, призванное уменьшить общую долю насилия путём ограниченным применением его для изоляции агрессивных элементов и удержании вместе масс. В идеале, конечно.
xDDGx #
0
окровавленный бетонный блок с торчащими из него кольями. Готично!
Да уж, в мире Quake или Doom такой тортик смотрелся бы идеально %)

Так, я утверждаю, что дочитаю и прокомментирую в этой теме «Халф-Джва-Джву» к полуночи (00:00, по московскому времени) 12 сентября 2014 года от Р. Х. Вот, в такой формулировке почти нет неопределённостей. Надо всем такие использовать, чтобы не просрочивать.
ППКС! Это ты круто придумал, порадовало)

Да, хорошая идея.
О, хоть кто-то обратил внимание. ОК, щас всё спрячу.
UPD: готово! Ну как, лучше стало?
P.S. Пегач так долго добавляет многобуквенные посты, просто тоска :(

Странно, что не пришла никому в голову раньше.
Вообще говоря, приходила, но вылетала из головы... И кстати, до появления нового дизайна на ПГ, это было не такой уж удачной идеей, потому что внутри спойлера текст смотрелся не очень. После прихода нового дизайна, спойлеры стали выглядеть по-другому, и особой разницы между текстом в спойлере и без спойлера нет.

Кто ж ещё мог внезапно так нафлудить за пару часов? :D
Я протестую, это не флуд, это оффтоп! ))

Да, государство — это компромиссное решение, призванное уменьшить общую долю насилия путём ограниченным применением его для изоляции агрессивных элементов и удержании вместе масс.
Тоже верно.
После прихода нового дизайна, спойлеры стали выглядеть по-другому, и особой разницы между текстом в спойлере и без спойлера нет.
Лол, Пегач теперь совсем как ЖЖ: люди добавляют спойлеры (в ЖЖ это называется кат), чтобы не рвать другим ленту своими огромными постами.

Да, государство — это компромиссное решение, призванное уменьшить общую долю насилия путём ограниченным применением его для изоляции агрессивных элементов и удержании вместе масс. В идеале, конечно.
На практике же выходит как-то наоборот. То ли не хотят, то ли не могут.
Хотя есть же примеры совершенно благополучных государств...
xDDGx #
0
Пегач теперь совсем как ЖЖ: люди добавляют спойлеры (в ЖЖ это называется кат),
Ло, а на Хабре и спойлеры есть, и кат ("хабракат"). И к слову, там тоже дизайн поменялся, совершеннно [censored] стал :-/ И на duckduckgo поменяли тоже, из-за чего пропала класная страница с перечнем поисковых фич (т.н. goodies). Походу, дезигнеры установили в интернетах свою диктатуру!11
Cvoxalury #
2
Знатнейше я прослоупочил возвращение ДДГ! И никто не сказал.

С ДР!
xDDGx #
0
А я всё думал, куда ты делся, уже подумывал на моддб идти искать))
Что-то кисленький камент, неужто всё настолько плохо? Странно, мне казалось, что этот креос получился лучше "Иронии...", или всё-таки нет? Или может не понравилось, что у меня коммунизмъ во все поля?)) Ну тък, я и не утверждаю, что это единственно истинный путь и панацея от всех бед. Я вообще считаю, что любое государство — это узаконенная форма насилия, и ничего более, независимо от типа правления, экономики и т.д. Ещё чуть-чуть и стану анархистом, LOL!
Признаться, под конец всё как-то скучно стало. До Щитадели ещё было оригинально и интересно, а всё что дальше читалось по диагонали, а лекции Брина о Зене вообще пропустил. Да и конец вышел стандартное спасение земли, внеочередной раз. Уж хоть бы для разнообразия слил бы её, лол. Хотя в целом креатив и вправду лучше Иронии, мне даже приснилась эдакая помесь ХЛ, Кин-Дза-Дза и ещё как-го то бреда (не, ну а хули читать такие креативы под ночью под утро на мою то оловянную).

Кто ж ещё мог внезапно так нафлудить за пару часов? :D
Я протестую, это не флуд, это оффтоп! ))

лол, вспоминается ФПА : "не оффтопте в теме для флуда" xD
xDDGx #
0
под конец всё как-то скучно стало
Да, я тоже это почувствовал, когда перечитывал, весь путь из [спойлер] в [спойлер] нудноват.

а лекции Брина о Зене вообще пропустил
Какого Брина?)) Не, не отвечай на это, пусть остальные из креатива узнают, сохрани интригу ;)
А лекции нужны, поскольку объясняют происходящее, да и мне самому было интересно пофантазировать на эту тему, мне кажется, что получилось логично, хотя наверняка кто-то придумает возражения ;)

Да и конец вышел стандартное спасение земли, внеочередной раз. Уж хоть бы для разнообразия слил бы её, лол
Не, я такой концовки не хотел. Хотя у меня была идея, что после возвращения Фримен как ни в чём не бывало пойдёт в тестовую камеру и наступит КОСКАДНЕ, но рука не повернулась, к тому же, на фоне творящегося в реальном мире мне не хочется устраивать пиз-666 и в воображаемом. В конце концов, для этого существует ГО-шник :) Ну и ещё одна причина: это могло бы натолкнуть вас на мысль, что креатив ожидает какое-то продолжение, а я такого не планирую.

Ну а если честно, то не хотелось нарушать сюжет фильма :) Обещаю, если я вздумаю спародировать ещё какой-нибудь фильм, то постараюсь побольше абстрагироваться от оригинального сюжета. //сразу скажу, что пока таких планов нет, скорее всего, займусь или новым рассказом, который я выложу, когда вы прочитаете этот, или попытаюсь продолжить Раж или ДоЛ.

Хотя в целом креатив и вправду лучше Иронии
Всё-таки лучше? ОК, это радует, значит, ещё есть порох в пороховницах!

мне даже приснилась эдакая помесь ХЛ, Кин-Дза-Дза и ещё как-го то бреда (не, ну а хули читать такие креативы под ночью под утро на мою то оловянную).
Ыыыыы, если уже из-за моих креосов форумчанам сны снятся — то это просто апофеоз моей крутости, +100500 к ЧСВ, fock yeah! )))

вспоминается ФПА : "не оффтопте в теме для флуда" xD
Смешно, жаль, я такого не помню :)
Если и вправду лучше "Иронии", которая мне весьма и весьма понравилась, то... It's gonna be fun!
xDDGx #
0
I hope so! *у нас тут кружок инглиша?))*

P.S. А "с лёгким паром" ты таки посмотрел?
Вообще офигел, что многие и "Кин-Дза-Дза" толком не видели, чувствую себя дедом-олдфагом %)
Может, вы ещё и Чаплина не видели? ;D
"С лёгким паром"... Э-э-э... (проваливается на месте) Нет. ))

Просто Ирония Сурса была, в общем-то, единственной причиной, по которой я собирался эту классику посмотреть, - сам жанр меня не притягивал. Другое дело Кин-Дза-Дза - я всё-таки больше тяготею к фантастике, пускай и психоделической, чем к темам семьи и предсемейных взаимоотношений (наверно, не дорос ещё ))).
xDDGx #
0
(проваливается на месте)
О нет, что я наделал... *голосом Барни* Я тебя вытащу!

пускай и психоделической
Гм, я бы не назвал Кин-Дза-Дза психоделической. Скорее, это такая... абсурдистская, так скажем, философская фантастика. Здесь фантастическое окружение только лишь декорация, обёртка над мыслью автора. Впрочем, в жанре фантастики это норма.
You back, is good, amen.И еще не с пустыми руками вернулся, что не может не радовать. Обязательно прочитаю на досуге, а то в последнее время совсем мало читать стал.
Вообще офигел, что многие и "Кин-Дза-Дза" толком не видели, чувствую себя дедом-олдфагом %)
Может, вы ещё и Чаплина не видели? ;D

Даешь пародию от ДДГ о реально обоснованном немом Фримене!!!! xD

Хотя в целом креатив и вправду лучше Иронии
Всё-таки лучше? ОК, это радует, значит, ещё есть порох в пороховницах!

Но до Хауса не дотягивает, этот креатив пока у тебя как ТОП1, на мое усмотрение (хотя нет, ТОП1 это та повесть об альфе, иксе, игрике и зет, из-за полной оригинальности).

Гм, я бы не назвал Кин-Дза-Дза психоделической. Скорее, это такая... абсурдистская, так скажем, философская фантастика. Здесь фантастическое окружение только лишь декорация, обёртка над мыслью автора. Впрочем, в жанре фантастики это норма.
всегда считал фантастику и фэнтези декорациями, а не жанрами. К сожалению мало кто из писателей это понимает и штампуют копии, хотя нет не писатели, а бумагомаратели (спасибо ДДГ, что подсказал некогда это слово).
xDDGx #
1
О, вот и KIR_AKA_NIK заглянул. А то я уже начинал беспокоиться, чего это он на огонёк не заглянул ;)

а то в последнее время совсем мало читать стал
А я, признаться, кроме хабры и лора так вообще перестал что-либо читать :( Пробовал за Терри Пратчетта взяться основательно (я только цикл Смерти прочитал), и почитать его первую книгу о Плоском мире ("Безумная звезда"), но что-то не попёрло. Вот всё-таки решил "Белую гвардию" почитать, фильм фильмом, а с первоисточником надо бы ознакомиться, вроде нормуль пошло.

Даешь пародию от ДДГ о реально обоснованном немом Фримене!!!! xD
Хех, а я вспомнил обсуждение раздачи книги от Рапида на рутрекере, там какой-то олд-геймер тоже хотел такой фанфик. Однако, реализация такого вызывает много вопросов. Вот допустим, даже если Фрима будет немым. А что насчёт мыслей? У Гордона же определённо будут свои мысли по поводу происходящего (и не факт, что они совпадают с идеями Сопротивления, Илая и прочих, кстати говоря), каждое событие он будет комментировать про себя. Или может, лучше описывать со стороны, как будто бы Фримен — второстепенный персонаж, и не углубляться в его мышление?
// только не думайте, что я всерьёз собираюсь написать такой фанфик, это чисто теоретический интерес :)

(хотя нет, ТОП1 это та повесть об альфе, иксе, игрике и зет, из-за полной оригинальности)
Не, тот креатив я всё-таки считаю... неудачным )) Сам не понял, что хотел им сказать ^^'
* а, и кстати, "игрек" пишется через "е", потому что это слово означает "и грек" — "греческое и" ("y" в словах греческого происхождения пишется на месте греческой буквы ипсилон/упсилон, которая на самом деле не "и", а вполне себе нейотированное "ю" в классическом греческом, как u-умляут в немецком; сейчас, в современном греческом, чтение уже другое, конечно)

всегда считал фантастику и фэнтези декорациями, а не жанрами
Ну почему же, вспомни т.н. "хард-НФ", настоящую научную фантастику, цель которой — именно предсказать, показать, с чем человечество может столкнуться в будущем. Взять хотя бы Азимова. Я бы не сказал, что фантастичность мира является просто декорацией, и в цикле роботов, и в цикле Основания, и других. Станислав Лем: "Солярис", "Эдем"; "Первый контакт" Мюррея Лейнстера — здесь сама фантастика ставит, обозначивает проблемы, которые вполне могут возникнуть у человечества в будущем.
Поэтому, science fiction следует отличать от фэнтэзи (и поэтому я не люблю, когда их ставят в один ряд, или вообще рассматривают как синонимы...). Впрочем, если рассматривать фантастику в широком смысле, максимально широком, то по большому счёту, никаких жанров, кроме фантастики, и нет :) Ну что такое фантастика, fiction? Это — выдумка. Любая книга — выдумка, сколь бы претендующей на историчность и реалистичность она ни была. Даже биографии не содержат 100% правду, потому что людям свойственно забывать, перевирать — зачастую бессознательную. Только единицы людей имеют такую память, которая позволяет запомнить и воспроизвести события в точности, как было. Так что всё, что пишут люди — это фантастика)))))

К сожалению мало кто из писателей это понимает и штампуют копии, хотя нет не писатели, а бумагомаратели
Ты случайно не коммерческую литературу имеешь в виду? Типа всяких Сталкеров? Ну, эти люди действительно не совсем писатели, они — ремесленники, они зарабатывают этим на жизнь. От них требуется только писать моар, и чтобы пипл хавал, так что нет ничего удивительного, что в результате получается пустышка... Это для любого вида искусства актуально, и в кино, и в музыке, и в игорах...
Combine 999 #
1
К сожалению, Реальности не понравилось моё сверхточное утверждение, поэтому она подняла температуру моего тела до 39 градусов по Цельсию почти на целый день, из-за чего я смог прочитать лишь чуть больше половины. Дочитаю в течение нескольких часов.
То, что я пока прочитал, мне нравится.

приземлившегося (или всё-таки примарсившегося?)
«Припланетившегося». Универсально.

Хватит терпеть эти щи!
Ха, отец Григорий-Жириновский? Чрезвычайно доставляющая идея!

Опечатки, часть первая (42 шт.)

Их тут внезапно много.

чтобы одеть специальный защитный костюм
*надеть

До тестовой камеры оставалось ещё совсем немного, но он немного отклонился с пути
Тавтология.

э-э Терре
После «э-э» нужна запятая.

Годон повернулся и начал взбираться
*Гордон

А тьфу, что-то меня не в ту сторону понесло
После «А» нужна запятая.

хотя иногда им попадались высокие странные, природного происхождения башни,
Какая-то слишком сложная постановка слов. Не лучше ли так?:
«хотя иногда им попадались странные высокие башни явно природного происхождения»

Микроскоп Кляйнера был аккуратно поставлен на землю, и прижат к ней локтём.
Запятая после «землю» не нужна.
*локтем

Вдруг из днища вылезли небольшие (по сравнению с размером аппарата) но крепкие тёмно-зелёные ножки
После скобок нужна запятая.

— Думаю, существо, питающееся арбузами не должно быть опасно.
После «арбузами» нужна запятая.

Вместо этого, он решил взять ситуацию в свои руки.
Запятая после «этого» не нужна.

Она подошла к кодовому замку у двери, и набрав на нём пароль, снова пыщькнула
Запятая после «двери» не нужна.
После «и» нужна запятая.

похожем на кафтан и красной узорчатой рубашке под ней
После «кафтан» нужна запятая.

По-видимому, это и была гравицаппа: размером с тяжёлый пулемёт, состоящее из серого корпуса
*состоящая

он взял сочный ломтик арбуза, стоящий рядом на полке и кинул ей
После «полке» нужна запятая.

подошёл к ней и внимательно изучив, сказал
После «и» нужна запятая.

он кивнул рыжеволосой в сторону, и они вместе пошли в сторону двери
Тавтология.

бегущее на четверенькам за ним
*четвереньках

Впереди стоял тёмный дом; двери не было видно, зато большое окно было распахнуто и Шепард влез в него и, увидев рядом шкаф, передвинул его, чтобы загородить проём.
Возможно, начинающуюся с «Шепард» часть стоит сделать отдельным предложением?

Капрал подумал не больше секунды
*раздумывал не дольше

Вместе они рухнули на пол и капрал хорошо приложился всем телом.
После «пол» нужна запятая.

существо на голове было расчвякано и грузная туша под ним
После «расчвякано» нужна запятая.

однако, тот так вошёл во вкус
Запятая после «однако» не нужна.

еды у них не было, так что у них не было другого выхода
Тавтология.

ставший за это время немыслимым без своего микроскопа и Шепард
После «микроскопа» нужна запятая.

Багги остановился и они обрадованно направились к нему.
После «остановился» нужна запятая.

она завертелась на сидении, манипулирую с чем-то
*манипулируя

как будто ему становилось плох
*плохо

Повстанка дёрнула ручник и багги мгновенно рванул вперёд
После «ручник» нужна запятая.

на этот раз, он затарахтел
Запятая после «раз» не нужна.

не обращая внимание на его слова
*внимания

Или это в конец обезумевший фанатик
*вконец

Слушай дядя
После «слушай» нужна запятая.

капрал кивнул Фримену и вместе зашли сзади
*капрал кивнул Фримену, и вместе они зашли сзади

однако, через некоторое время удача улыбнулась им
Запятая после «однако» не нужна.

в которой выступал Бри и стал скрипеть
После «Бри» нужна запятая.

начал было оправдывать Вэфсь
*оправдываться

сам поплёл вслед за уходящим пепелацем
*поплёлся

плели вслед за несущей пепелац Кыыр
*плелись

Пока капрал, вооружившись выданными туземцами инструментами залез в пепелац и что-то ковырял внутри
После «инструментами» нужна запятая.

замызганный в чём-то чёрном
*замызганный чем-то чёрным
xDDGx #
0
Э-э, подожди, ты же вроде обещал 12 числа, а пока ещё 10-е ))
А не, это у меня 10-е.

поэтому она подняла температуру моего тела до 39 градусов по Цельсию почти на целый день
В таком случае, пожелаю скорейшего выздоровление!

«Припланетившегося». Универсально.
А как же Ксен?)))

Лол, отец Григорий-Жириновский?
А как же "эти грязные зелёные бумажки" в исполнении Илая?))


Фигасе очепяток %) Спс! Займусь исправлением.
Хех, а я вспомнил обсуждение раздачи книги от Рапида на рутрекере, там какой-то олд-геймер тоже хотел такой фанфик. Однако, реализация такого вызывает много вопросов. Вот допустим, даже если Фрима будет немым. А что насчёт мыслей? У Гордона же определённо будут свои мысли по поводу происходящего (и не факт, что они совпадают с идеями Сопротивления, Илая и прочих, кстати говоря), каждое событие он будет комментировать про себя. Или может, лучше описывать со стороны, как будто бы Фримен — второстепенный персонаж, и не углубляться в его мышление?
Если брать чисто теоретически, то таки да, можно сделать его как второстепенного персонажа играющего ось сюжета. А ещё никто не отменял просто описание событий от лица автора, без мыслей персонажей, или конкретного персонажа.

Не, тот креатив я всё-таки считаю... неудачным )) Сам не понял, что хотел им сказать ^^'
За исключением того, что "почему игреку снился альфа, а не икс?" то там всё очень ясно написано. Эдакая вариация Матрицы, но с обратной стороны. Там было "настоящий ли меня мир окружает", а здесь "являюсь ли я сам настоящим?". Напоминает фильм и книгу "Бегущий по лезвию" (вроде так называется).

Ну почему же, вспомни т.н. "хард-НФ", настоящую научную фантастику, цель которой — именно предсказать, показать, с чем человечество может столкнуться в будущем. Взять хотя бы Азимова.
Это можно так же назвать драмой, или мелодрамой, или псевдодокументалкой.

Ты случайно не коммерческую литературу имеешь в виду? Типа всяких Сталкеров? Ну, эти люди действительно не совсем писатели, они — ремесленники, они зарабатывают этим на жизнь. От них требуется только писать моар, и чтобы пипл хавал, так что нет ничего удивительного, что в результате получается пустышка... Это для любого вида искусства актуально, и в кино, и в музыке, и в игорах...
И об этом тоже. К тому же, что диктует моду? То что в ходу. Этот как "Кока-кола", по сути хренотень, но люди пьют её и просят ещё, а ведь этой гадостью только в чайниках пятна выводить. В результате ф. в умах большинства читателей возникает как большой хитрый мужик с большим оружием, которым убивает многих своих врагов, ради спасения мира и в конце получает тетку с большими сиськами. Занавес. Остальное детали, от размера спасаемого мира, до размера самого мужика и мужика ли. Ну, а писатели, это же в первую очередь прокуренные читатели. И как я сказал если большинство такое, то и писатели выходящие из него понятно какие будут.
Что-то я выразился туманно, но надеюсь суть уловима.
xDDGx #
0
"почему игреку снился альфа, а не икс?"
Потому что программа перепуталась)) Если ты видел фильм Dark City, то что-то типа этого, только там человеки были настоящие.

а здесь "являюсь ли я сам настоящим?". Напоминает фильм и книгу "Бегущий по лезвию" (вроде так называется).
В принципе да, пожалуй, под влиянием творчества Филиппа Дика и родился этот рассказ. Вообще, у него реальность мира или "истинность ГГ" это чуть ли не во всех книгах центральные темы, и в упомянутом "Мечтают ли андроиды об электроовцах" (книга так называется, "Do androids dream about electric sheep?" кжись) тоже. Хотя в экранизации всё-таки идею сместили в другую сторону, там скорее показали то, что даже "ненастоящий" человек любит и ценит жизнь, и понимает страх смерти, и поэтому он сохранил жизнь герою Харрисона Форда.
В своём же рассказе я скорее попытался показать романтическую сторону той же темы. Я уже упоминал, что этот рассказ был написан под влиянием моего сна, и я примерно помню, что во сне прототип Игрек, выяснив, что она — робот, произнесла примерно следующее: "Разве можно любить такую как я, ненастоящую, неживую?". Собсно, это и должно было стать центральной темой рассказа, но получилось то, что получилось.
Вообще, в ЧПВ мне хотелось создать более нереальную и даже мистическую (я вообще тяготею к мистике и мечтаю написать какой-нибудь рассказ в таком стиле, но пока нет годных идей, которые бы меня по-настоящему "зажгли") атмосферу, чтобы сделать происходящее более похожим на сон, и собственно это и является причной моего неудовольствия этим рассказом. Иногда креосы пишут себя сами, не обращая внимания на своего аффтара )))

В результате ф. в умах большинства читателей возникает как большой хитрый мужик с большим оружием, которым убивает многих своих врагов, ради спасения мира и в конце получает тетку с большими сиськами.
))) Подобные проблемы были и на заре появления фантастики, Азимов даже накатал забавную пародию на широко распространённую в то время "порно-фантастику", вроде на lib.ru её читал, коротенький рассказик. Людям свойственно всё "опопсять" и опошлять...
И ещё камень в огород моего комментария, после чтения Кинга "Как писать книги" захотелось больше конкретики моим замечаниям и отсутствия пристрастия.

Спойлер

Что-то кисленький камент, неужто всё настолько плохо? Странно, мне казалось, что этот креос получился лучше "Иронии...", или всё-таки нет? Или может не понравилось, что у меня коммунизмъ во все поля?)) Ну тък, я и не утверждаю, что это единственно истинный путь и панацея от всех бед. Я вообще считаю, что любое государство — это узаконенная форма насилия, и ничего более, независимо от типа правления, экономики и т.д. Ещё чуть-чуть и стану анархистом, LOL!
Признаться, под конец всё как-то скучно стало. До Щитадели ещё было оригинально и интересно, а всё что дальше читалось по диагонали, а лекции Брина о Зене вообще пропустил. Да и конец вышел стандартное спасение земли, внеочередной раз. Уж хоть бы для разнообразия слил бы её, лол. Хотя в целом креатив и вправду лучше Иронии, мне даже приснилась эдакая помесь ХЛ, Кин-Дза-Дза и ещё как-го то бреда (не, ну а хули читать такие креативы под ночью под утро на мою то оловянную).


Скучно стало, потому как эпизод в Цитадели уже столько раз повторялся в местных креативах, что хоть наизусть излагай. Я уж надеялся на хоть какую-то оригинальность на верхушке, а вышла та же песня и мотив, лишь состав хора сменили. А псевдонаучное изложение об устройстве я пропустил так как он оказался не в том месте. Сейчас поясню. У тебя длинная пауза в движении сюжета, хотя персонажи вроде как двигаются и бегают туда-сюда. В результате становиться скучно, но до конца близко, так что можно потерпеть и до читать. Но раз уже стало скучно, начинаешь читать между строк лишь бы ближе к концу этой пытки. И тут следует псевдонаучный монолог Консула который не несет сюжетной нагрузки и который сразу же выпадает из чтения. В другом месте, где сюжет двигался, это был бы отличным подспорьем притормозить движение и дать читателю передохнуть перед следующим рывком. Но не здесь. Сюжет в этом месте идет по накатанной и знакомой рельсе, что по сути равнозначно его стоянию на месте (зачем писать то, что читатель и так отлично знает, а учитывая, что это не уйдет дальше ХЛ общества...). Далее идет Деус Экс Машина, по другому не назвать, и какой-то несуразный монолог уставшего писателя. Без обид, но это так как мне показалось. Диалог больше походит на монолог автора с собой, "как мне это разгребать?". Потом внезапно более свежий ход, хотя из-за предыдущей загруженности на читателя, уставшим писателем, это мало играет роль. И эндшпиль. По сути дела выходит именно так, как и хочет читатель, он это и ожидает, этого и ждет. Но... зачем писать то, что читатель и так знает?... Можно было отделаться тем, что "Эксперимент не удался из-за пропажи образца" и читателю легче и автору.
В общем такая ложка вазелина в бочку мёда.
В своём же рассказе я скорее попытался показать романтическую сторону той же темы. Я уже упоминал, что этот рассказ был написан под влиянием моего сна, и я примерно помню, что во сне прототип Игрек, выяснив, что она — робот, произнесла примерно следующее: "Разве можно любить такую как я, ненастоящую, неживую?". Собсно, это и должно было стать центральной темой рассказа, но получилось то, что получилось.
С такой стороны да, не удалось. На этом был слишком маленький акцент. Наверное из-за того, что Игрек оказалась роботом слишком поздно и не было времени на разогрев на идеи.

Иногда креосы пишут себя сами, не обращая внимания на своего аффтара )))
О да, это они любят, зато и такие креосы больше любят)))
xDDGx #
1
И тут следует псевдонаучный монолог Консула который не несет сюжетной нагрузки
Как это не несёт? Я протестую. Монолог Консула был задуман, это важная часть сюжета. Он служит подспорьем тому, что должно было произойти дальше. Возможно, реализация его не лучшая, но выкинуть его я не мог себе позволить.

(зачем писать то, что читатель и так отлично знает, а учитывая, что это не уйдет дальше ХЛ общества...)
Э-э, нет, так не годится. Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Да и вообще, то, что ты предлагаешь — это просто несуразица какая-то, я не хочу, чтобы читатель чувствовал себя обманутым. Как это можно не объяснять то, как они попали в Щитодэль, как они выбрались оттуда, и почему решили сорвать эксперимент? Да, пожалуй, реализация не лучшая, но не пытаться объяснять это вообще всяко хуже, чем не объяснять совсем.

Честно признаться, я вообще не понимаю, чем тебе не нравится моя концовка. Да, то, как ГГ шли в Щитодэль действительно получилось скучным и унылым, но то, что происходит в кабинете Консула и происходит дальше — нравится мне самому, и пока это будет так, никакие аргументы не убедят меня в том, что концовка плохая. Описание Щитодэли — да, достаточно хреновое, остальное — не согласен. Вообще, учитывая то, что в этот креатив попытался добавить элементы Старого Сюжета (описание внешней поверхности Щитодэли), стоило и интерьеры описать как-то побэташнее, но честно говоря, я плохо представляю себе, как должна выглядеть старосюжетная Щитодэль изнути, потому не рискнул. К тому же, по большому счёту, это не было важным для дальнейших событий, поэтому я решил, что сильно заострять на этом внимание не стоит, иначе читатель может заскучать от обилия описаний.
Ну, я писал комментарий, хотя и ожидал такой реакции, а все потому, что:

1. критика есть критика, она может содержать что-то ценное для писателя, делая его лучше.
2. Каждую проблему надо разобрать детально.
3. Исходя из первого, хочу видеть совершенствование ДДГ как писателя.
4. Все писатели - попрошайки.

Э-э, нет, так не годится. Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Да и вообще, то, что ты предлагаешь — это просто несуразица какая-то, я не хочу, чтобы читатель чувствовал себя обманутым. Как это можно не объяснять то, как они попали в Щитодэль, как они выбрались оттуда, и почему решили сорвать эксперимент? Да, пожалуй, реализация не лучшая, но не пытаться объяснять это вообще всяко хуже, чем не объяснять совсем.
Да, но в моем случае вышло "Он наелся до отвала и хотел уходить, но официант привязал его к стулу и заставил доедать оставил последнюю порцию устриц...". Примерно вышло так.

Честно признаться, я вообще не понимаю, чем тебе не нравится моя концовка.
Но ведь я целый пост раскатал... Плохо раскатывал, наверное. Больше не буду (
xDDGx #
1
хотя и ожидал такой реакции
Если я правильно понял, ты утверждаешь, что примерно четверть моего креоса — скучная и неинтересная. При чём про ту часть, которую я, напротив, считаю интересной. Другой реакции быть просто не могло.

Да, но в моем случае вышло "Он наелся до отвала и хотел уходить, но официант привязал его к стулу и заставил доедать оставил последнюю порцию устриц...". Примерно вышло так.
Ты так пишешь, будто тебя заставляют читать. Никто же не заставлял тебя читать весь креатив целиком? И никто не заставлял читать его весь за один присест, я сам ХДД не прочитаю за один раз. Так что по-моему, твоё неудовольствие было вызвано лишь тем, что ты заставлял себя прочесть всё как можно быстрее, и скорее всего, уже хотел спать к моменту написания комментария. Я не хочу, чтобы мои читатели шли на такие жертвы. Не хочу, чтобы чтение моих креативов превратилось в "добровольно-принудительную" каторгу. Поэтому, если у вас нет настроения, желания, возможности, времени — лучше не читайте. Я пишу только потому, что сам хочу. И вы делайте так же. Если вы действительно хотите — читайте. Если вы не хотите — не читайте, никто вас не может в этом упрекнуть и заставлять идти против воли. Пожалуйста, не идите на жертвы. Я не хочу, чтобы вы потом обижались на меня, а я на вас из-за того, что вам показалось, что на вас давят и не понимают.

1. критика есть критика, она может содержать что-то ценное для писателя, делая его лучше.
3. Исходя из первого, хочу видеть совершенствование ДДГ как писателя.

Из этого всего не следует что ты прав. Я могу тебе предоставить кучу аргументов, почему ты можешь ошибаться, и почему я могу не слушать тебя или кого-либо другого.

Во-первых, всем не угодишь. Что бы ты не делал, как бы хорошо не делал — всегда будут недовольные, всегда будут те, кому что-то, да не понравится. Аффтар физически не может угодить всем и делать всё так, как требуют читатели. К тому же, их запросы запросто могут оказаться противоречивыми. В конце концов, это аффтар пишет, а не читатели (хотя вроде как Лукьяненко однажды запилил такой эксперимент, читатели говорили ему, что должно происходить дальше, а он писал; в принципе, можно запилить такой эксперимент и на нашем форуме).
Во-вторых, критика может содержать что-то ценное. А может и не содержать.
В-третьих, любое искусство субъективно. Это не математика, не физика, не программирование — здесь нет чётких правил, заведомо верных решений, рецептов или best practices. То, что нравится одним, не понравится другим, и наоборот. Мне ХДД определённо нравится, и я считаю, что это хороший креатив, один из лучших из всего того, что я написал. Я не исключаю того, что многих она разочарует, и если так и произойдёт, ну что ж, жаль, конечно, скорее всего, это будет означать, что мой жанр пародийных фанфиков уже изжил себя и надоел форумчанам. Это плохо, но не смертельно. Если это произошло, то у меня два пути: переключиться на другой жанр, либо искать свою аудиторию в другом месте. Ну или вовсе заняться чем-то другим, я уже давно хотел запилить свой мод для ХЛ1, да всё времени жалко.
В-четвёртых, совершенству предела нет. Как бы я ни старался, всегда будут недочёты и ошибки. Это неизбежно, и всегда будет уровень выше моего.
В-пятых, я могу вас заверить, что при написании этого фанфика я делал всё возможное, чтобы написать его максимально качественно и интересно. Если бы я этого не хотел, то не было бы и речи Консула, не было бы именно такой концовки. Вы можете не соглашаться и говорить, что получилось неинтересно — я не спорю, вам это может быть не интересно. Ну не совпадают у нас вкусы, что ж, случается. Все мы разные, и это хорошо, если бы мы были одинаковыми, то был бы у нас фильм Эквилибриум ИРЛ (фильмец не очень, но идея там есть).
Безусловно, я мог бы написать лучше, см. пункт "совершенству нет". Но какой ценой? Потратить ещё год, чтобы максимально вылизать его, причесать, писать по строчке в день, обдумывая каждое слово? Но ведь совершенству нет предела, почему бы тогда не потратить ещё год и переписать его с нуля? А потом ещё пять лет, десять, всю жизнь. Извините, господа, но меня такое не устраивает. Нужна золотая середина, нужно знать, когда вовремя остановиться, иначе процесс разработки начнёт стремиться к бесконечности. Из-за этого появляются долгострои в тех же играх, а многие моды и прочие проекты так и загибаются. Я знаю это, я испытал это на собственной шкуре неоднократно. Поэтому я понимаю, что приходится идти на компромиссы. И в случае ХДД я считаю, что компромисс был достигнут малой кровью. ХДД был написан достаточно быстро (к слову, я вовсе не торопился, вспомните рекордную Qуоту-Лайф) и достаточно качественно. В ином случае, он мог бы разделить судьбу ДоЛа, Ража, Лайф-Хака, Xen-Фактора и ещё нескольких креативов, названия которых вам неизвестны, потому что существуют у меня на диске в виде файлов с жалкой парой абзацев в каждом. Я чуть ли не каждый день захожу в папку с ними и обещаю себе дописать их. Но не дописываю. Потому что знаю, что если буду писать через силу, то ничего хорошего из этого не выйдет. С ХДД мне повезло. Впрочем, дело тут не только в везении: сама привязка к сюжету фильму чуть облегчает процесс, ты примерно знаешь, как двигается сюжет и можешь прикинуть примерный объём работы. К тому же, я пообещал себе закончить и выложить креос к своему ДР. Я хотел вернуться на форум с новым креативом, и это давало мне мотивацию. Впрочем, времени у меня было полно, и я не спешил. В крайней случае, я собирался выложить только первую часть и оставить вторую на потом, но не факт, что я бы не забросил, как это было вот уже сколько раз.

Даже допустим, что это не так. Что компромисс не удался. Вот что ты, конкретно, Соник, предлагаешь? Как улучшить креатив? Что, просто выкинуть всю концовку, всю Щитодэль и, допустим, позволить им телепортироваться вместе с Джамшутом в первый же раз на Землю, а потом в конце написать: "кристалл был разрушен и Земля спасена" или "Они вернулись на Землю, а затем Фримен устроил КОСКАДНЕ, OH SHI~".? Надеюсь, что я всё-таки тебя неправильно понял, потому что это просто ужасно, absolutely disgusting! Мне это решительно не подходит. Я считаю, что, пусть вторая часть получилось куда более нудной, куда менее смешной, это всё равно лучше, чем вообще ничего. И это лучше, чем надпись "to be continued...". Я — по крайней мере пока что — не вижу, как я могу улучшить креатив, и твои комментарии мне в этом пока что не помогают вообще. Я не понимаю, что ты от меня хочешь. Ты хочешь, чтобы я писал лучше — ок, я тоже хочу. Но как мне этого добиться? Ты не даёшь на это ответа. Ну или я слепой и не вижу.

Но ведь я целый пост раскатал... Плохо раскатывал, наверное. Больше не буду (
Я твои посты пока не понимаю. Если ты действительно хочешь, чтобы я делал лучше, значит и тебе нужно лучше расписывать, что ты хочешь получить в итоге. И вот не надо вот этого "Больше не буду (". К чему обижаться? Мы просто друг друга не понимаем, бывает. Но это не значит, что нужно линять из темы и уходить от ответа.
Но опять-таки, я не гарантирую — в виду вышеописанных причин — что я обязательно сделаю по-твоему. Хотя насчёт "никаких аргументов", пожалуй, погорячился, если ты действительно добавишь больше конкретики, чётче обозначишь проблему, то, возможно, я смогу сделать какие-либо выводы, но утверждения типа "псевдонаучный монолог Консула который не несет сюжетной нагрузки и который сразу же выпадает из чтения" для меня выглядят написанными на китайском языке и не несут внятного смысла.


UPD
Я тут подумал, и захотел ещё кое-что добавить.

Вот ты говоришь, что сцена на вершине Щитодэли тебе надоела, повторяется всё та же история с другими лицами.
А вот мне не надоедает. Я настолько обожаю эту игру, что готов описывать сцены из неё снова и снова, и готов придумать тысячу разных вариантов. Помните, комбин как-то подсчитывал, сколько раз в разных фанфиках пародировалась вторая глава? Я побил рекорд. И чёрт побери, я готов бить его снова и снова! Возможно, я болен, у меня навязчивые идеи — ваши упрёки тем более не изменят этого. Пока мне нравится, я буду это делать снова и снова :) ДДГ — бессмысленный и беспощадный... Так что, остаётся либо терпеть, либо не обращать внимание, ну или жаловаться в каждой теме ^^'
Или вот CP-17, который был выложен на конкурс. Все отметившиеся тогда практически в один голос заявили, что креос слишком баянный, шутки затасканы до дыр и т.д. И тем не менее, он мне нравится, я считаю его действительно смешным наравне с остальными, и я каждый раз перечитываю его с удовольствием. Может, у меня нездоровое чувство юмора? Или у вас? Как бы то ни было, в таком случае ваши упрёки о несмешных шутках ничем не помогут мне. Для меня-то они выглядят смешными! И что делать в такой ситуации? Желания исправлять у меня не появится, я не пойму, почему нужно исправлять то, что и так мне нравится. А исправлять абы как, лишь бы исправить — так недолго и хуже сделать, я на такое просто не пойду.
Поэтому очень важна конкретика, а не расплывчатые формулировки. Пока я не увижу чётко обозначенную проблему, я не стану лезть в креатифф и что-то в нём менять.
Ну вот и я теперь в теме. Но сперва - пару комментариев по обсуждению.

Да, но в моем случае вышло "Он наелся до отвала и хотел уходить, но официант привязал его к стулу и заставил доедать оставил последнюю порцию устриц...". Примерно вышло так.
Ты так пишешь, будто тебя заставляют читать. Никто же не заставлял тебя читать весь креатив целиком? И никто не заставлял читать его весь за один присест, я сам ХДД не прочитаю за один раз. Так что по-моему, твоё неудовольствие было вызвано лишь тем, что ты заставлял себя прочесть всё как можно быстрее, и скорее всего, уже хотел спать к моменту написания комментария.


Может быть, Соник имел в виду то, что если произведение оказывается достаточно интересным, желания "дочитать побыстрее за один раз" и не должно возникать?
Просто мне сразу вспомнилось, как я ДоЛ читал - с раннего вечера и до глубокой ночи, практически без перерыва. Спать под конец хотелось - просто жуть, я всё говорил себе: "Вот ещё эту главу до конца дочитаю - и всё!", но потом не мог удержаться чтобы не приняться за следующую... При этом не только не было "чтения по диагонали"; я даже задерживался на некоторых местах, представляя сцены в деталях как на киноэкране. До сих пор помню эти эпизоды в с Гладос, отцом Григорием-"гитаристом" и другими местами, в которые вели те "волшебные лазы" из Тёмного Мира... Вообще там всё происходившее в Тёмном Мире получилось дико атмосферным, - это и держало (к тому же, я ночью в тишине и темноте это читал). Сам ДоЛ как единое целое при этом получился, имхо, не совсем ровным, но это уже другая (и старая) история.

В ином случае, он мог бы разделить судьбу ДоЛа, Ража, Лайф-Хака, Xen-Фактора
А какая у них общая судьба?

Или вот CP-17, который был выложен на конкурс.
СР-17? Э-э-э... Расшифруй, пожалуйста, а то не могу вспомнить почему-то.

(продолжение следует)
А теперь по сабжу:

Может быть спойлеры, кто знает...
Начало довольное интересное. Сцена с Илаем особенно хороша - этакий краткий и забавный introduction во вселенную произведения. И дальше до первого пепелаца просто интересно читать догадки наших двух героев о том, куда их занесло.

Потом с первым же пепелацем возникает отчётливое чувство, будто смотришь Кин-дза-дза по второму кругу. )) Разве что в декорациях Халфы, но на сюжет это почти не влияло, он всё равно повторял Кин-Дза-Дза шаг в шаг. Хорошо это или плохо - даже не знаю. Сдаётся мне, такая "близость к первоисточнику" была задумана изначально, и для полноценного впечатления этот "первоисточник" должен нравиться читателю в такой же степени как и автору. Мне же фильм как-то, что называется, "не зашёл" (задумка хорошая, а вот исполнение и постановка показались какими-то неаккуратными и затянутыми) - просто "не в моём вкусе" оказался. Так что с этого момента я всё чаще срывался в чтение по диагонали, т.к. художественных изысков, основанных на "охалфлайфливании", как-то не наблюдалось. Наверное, всё-таки не стоило смотреть фильм сразу перед чтением... ))

"Диагональное скольжение" закончилось ровно там, где снова пошла авторская "отсебятина" (это в хорошем смысле, если что). Особенно как раз те самые разъяснения в монологе Консула. Конец - тоже норм.

Вот так. Не всегда по повествованию шлось гладко, но тем не менее, свою порцию фана я от ХДД получил. Спасибо xDDGx в очередной раз!
Я не обиделся, я расстроился на себя, что не могут уже и на бумаге излагать мысли. А ещё, я уже множества раз написал возможно. Дело не в том, что бы ты взялся за переписку и прочее, а просто понял, почему этот хрен моржовый недоволен. Всем не угодить - согласен.

Ладно, давай возьмем игровую формулу ХЛ. Перестрелки, важные диалоги, головоломки. Это есть во всех играх, но вся соль не в наличии этих ингредиентов, а в правильном их чередовании. Так и в любой книге, есть свои ингредиенты. Конечно, правильное их чередование здесь не является солью, но его наличие облегчает восприятие книги. Ты сам знаешь как утомляет слишком длинное и детальное описание, или сплошная перестрелка на сотню страниц. У тебя в конце получается перемещение-перемещение-перемещение и как-то с минимальными проблемами для персонажей (а за время книги к этому привыкаешь, что гг постоянно попадают всё глубже в проблемы, а тут после крушения поезда все действия заранее запланированы по диалогам). К тому же, резко меняется атмосфера, с Кин-Дза-Дза на ХЛ. Тут было 3/4 фильм, а тут взорвался поезд и резко 3/4 игра. Поэтому я и сказал, мол длинный сложный отрывок. То что я предложил его сократить, лишь одна из мер его решения, можно наоборот расширить, но резко всунув персонажей в сложную ситуацию.
К тому же, как я написал, дальше слишком всё гладко идет "по плану". Мол давайте сделаем то, и они делают его, без су/антимат/чка и задоринки. Посему и возвращение в конце, где персонажи знают что делать выглядит не так интересно, как если бы они вернулись назад, не зная, что вернулись назад и во времени. Тогда бы ситуация была бы не такой запланированной и хоть сюжет бы поехал по той же схеме, но вид сразу сменился. Эдакий внезапный поворот даже в конце. А стоит то чего? Всего-то не упоминать о возможности такого поворота.
Вспомнился Джокер из Темного Рыцаря (того, что поновей), он там примерно говорит: "Если я скажу, что завтра взорву госпиталь, то никакой паники не будет, даже если и взорву. Ведь всё идет по плану! Но если я, убью какого-то несчастного мэра, тот тут же начнется паника!!! Ведь это не запланировано!"

Хотя ХЛ2 вряд ли покинет мой винт, но когда каждый день ешь деликатесы, то... Я думаю, ты помнишь таможенника из Белое Солнце Пустыни и здоровую миску икры. К тому же ты пока единственный писатель здесь, которого я читаю, ибо у тебя не копии очередного прохождения, а нечто нестандартное. В ХЛ персонажей можно раскрывать до нескончаемости, но вот раскрыть локации, можно только один раз.
Cvoxalury #
1
Я пока прочитал только половину, у меня возник такой вопрос (я очень мельком читал комменты, избегая спойлеров, возможно, было освещено, или нет; у Комбина999 в опечатках вроде не было):

— Слушай, Шеп, а куда ты дел микроскоп? — поинтересовался тот.
— Кажется, я забыл его возле костра. Это должно быть недалеко, идём.
Они действительно нашли его быстро. [...]
Некоторое время они брели по нему в одиночестве, молча: Фримен, ставший за это время немыслимым без своего микроскопа, и Шепард, несущий на своём плече рюкзак.

Почему Фримен без мелкоскопа, если они быстро его нашли?

edit: ок, я лол. Я почему-то решил, что имелось в виду "Фримен стал невыносим без микроскопа"... посадите меня в эцих.
Потратить ещё год, чтобы максимально вылизать его, причесать, писать по строчке в день, обдумывая каждое слово? Но ведь совершенству нет предела, почему бы тогда не потратить ещё год и переписать его с нуля? А потом ещё пять лет, десять, всю жизнь. Извините, господа, но меня такое не устраивает.
Вставлю свои пять копеек.
Я вообще считаю, что человек, который пишет, может совершенствоваться только тогда, когда переходит от одного произведения к другому. Когда он написал что-то (даже если он это забросил и перестал писать дальше - мой частый случай, бггг), он смотрит на это и думает: "Я поднялся еще на одну ступень". После этой ступени он уже не может смотреть без фейспалма на предыдущие ступени, он достиг своего совершенства на данный момент, и теперь у него есть выбор - либо усесться на этой ступеньке и отдраивать ее до блеска, чистить-чистить-чистить, и так никогда с нее не сойти. Либо встать, оглянуться назад напоследок и подняться еще на одну ступень - к новому совершенству.
Этот подъем приходит и с опытом, и с новыми потребленными произведениями мировой культуры, да от чего угодно. Никогда не знаешь точно, что заставит тебя слезть с этой ступеньки и пойти наверх.
Поэтому не нужно зацикливаться на одном произведении и вести его к совершенству, тут я совершенно согласен с ДДГ. Каждый новый креос - это слепок с человека в данное время и в данных обстоятельствах. И править нужно только в процессе работы - возвращаясь к написанному, что-то переписывая или подчищая. А когда поставил последнюю точку - все, креос должен перестать быть интересным автору, он оставит его позади. Либо отдаст редактору, если кто-то решится вдруг его напечатать.
Такое вот небольшое (и, быть может, неуместное) мнение от меня по поводу.
*заткнулся и ушел писать "Сити-9"*
*...ушел писать "Сити-9"*
Hell yeah!
Combine 999 #
2
Собственно, дочитал (попутно экспериментально подтвердив закон Паркинсона).
В целом, мне весьма понравилось, особого «провисания» в конце я не заметил (возможно, потому что сделал передышку как раз перед ним). Однако впечатления немного противоречивые из-за неестественного смешения серьёзного и шуточного стилей. Думаю, можно можно выразиться так: в начале-середине в забавно-абсурдистском антураже происходят такие же забавные сценки и диалоги, к концу же происходящее становится намного мрачнее и серьёзнее, как и новые части антуража, что никак не состыкуется с происходившим ранее (особенно это заметно в последнем монологе Консула — он гораздо органичнее смотрелся бы в, например, «Real-Life» ГО-шника, так как у описанного в нём умного Альянса едва ли могут быть какие-то проблемы с пшеницей), из-за чего ощущения от чтения несколько странные.
А вот что мне понравилось, так это адаптация и изменение сюжета со вставками локаций из HL.

пояснил Бри, а затем обрушил микроскоп Фримена на голову Вэфся
Наконец-то! Весь рассказ ждал момента, когда кто-нибудь использует этот микроскоп как молоток. Таки дождался, причём творческого использования.

Не дождётесь, там внутри микроскоп мой... не мой... лежит
Но ведь этим микроскопом только что в этом же месте по голове били. Или его Кыыр съела?

Илая теперь возьмут под перо и будут наблюдать за его деятельность двадцать четыре часа в сутки.
Эм-м, на основании чего? У них же нет никаких доказательств существования МАК и, соответственно, Илаева сговора с ним.


Опечатки, часть вторая (28 шт.)

Сазди его толкало четверо людей: два землянина и два туземца
*Сзади

Однако, проблема решилась сама собой
Запятая после «Однако» не нужна.

Но потом из-под пепелаца, который вдруг зашатался и повернулся, высунулись три длинные серо-зелёные клешни. Но когда они жадно устремились внутрь вагонетки и начали пожирать всё, что там находилось, Шепард понял, что это не клешни, а глотки.
Тавтология.
Кроме того, Шепард не называл глотки клешнями, это сделал автор, поэтому второе «но» не нужно.

По мере приближения к центру, здания становились чище
Запятая после «центру» не нужна.

давая место ещё двух башенкам
*двум

Однако, какого-либо убранства здесь не было
Запятая после «Однако» не нужна.

кивнул ей куда-то в сторону, легонько тронув за локоть
Отсутствует точка.

Шепард вспомнил, что им нужно выступать и заиграл
После «выступать» нужна запятая.

Вэфсь забрался внутрь, а Бри встал возле трапа, заглядывая внутрь.
Тавтология.

тут же одел обратно
*надел

затолкал их в сторону монорельс
*монорельса

отошёл от них продолжая насвистывать мелодию
После «них» нужна запятая.

Фримен не сводил глаз и оружие
*оружия

старина Консул сейчас попивает фруктовый сок и не догадываясь
*не догадывается

их не так-то просто пробить даже ними
*ими

Однако, от земли к Щитодэли проходило несколько железных дорог
Запятая после «Однако» не нужна.

Он уже было подумал, что вот-вот разобьётся, но в следующее мгновение он почувствовал
Тавтология.

как через врата, или, если угодно, станцию
Запятая после «врата» не нужна.

Ухудшение экологии привело к болезням, пандемиям, эпидемиям и резкому скачку смертности
Это звучит примерно как «привело к смертям, колоссально большому количеству смертей и множественным смертям».

Шепард отобрал у солдата транксенатор и направил его на подбежавших солдат.
Тавтология.

Назад, а то транхренирую к...!
*!..

А откуда ты вообще знаешь об Халф-Джва-Джве?


Э-э нет, так не пойдёт
После «Э-э» нужна запятая.

Даже если так, то подумай о Джине: что я ей скажу, если с тобой что-нибудь случится.
Вместо точки нужен вопросительный знак.

и в скоре узнал, где найти тюремщика
*вскоре

Шепард вырвал листок и протянул её контрабандисту
*его

там вы быстро освоетесь
*освоитесь

Версия с исправленными опечатками (кроме тавтологий): yadi.sk/d/Vdhr9-L9bRuaT
Суммарное число опечаток: 70 шт.
КОС = 25,29 (70 опечаток / 276827 символов * 100000).
___

xDDGx
Э-э, подожди, ты же вроде обещал 12 числа, а пока ещё 10-е ))
Оказалось, что у меня на компьютере неправильная дата стояла — я был уверен, что рассказ был выложен 10 сентября, и всё из этого следующее. Совсем одичал.

А как же Ксен?)))
Прикаменение? Приастрообъектение?)

хотя вроде как Лукьяненко однажды запилил такой эксперимент, читатели говорили ему, что должно происходить дальше, а он писал; в принципе, можно запилить такой эксперимент и на нашем форуме
Поддерживаю.

разделить судьбу ДоЛа
Кстати, что с ним?

Помните, комбин как-то подсчитывал, сколько раз в разных фанфиках пародировалась вторая глава?
Лол, я сам с трудом вспомнил об этом.


JetRanger
СР-17? Э-э-э... Расшифруй, пожалуйста, а то не могу вспомнить почему-то.
Речь об этом.
xDDGx #
2
Тэк, кто это тут минусы Сонегу понаставил, пока меня не было? А ну не хулиганьте мне тут! Не превращайте Пегач в Хабр, где с помощью минусомётов давятся мнения, отличающиеся от мнения большинства.


JetRanger
Может быть, Соник имел в виду то, что если произведение оказывается достаточно интересным, желания "дочитать побыстрее за один раз" и не должно возникать?
Возможно.

Спать под конец хотелось - просто жуть, я всё говорил себе: "Вот ещё эту главу до конца дочитаю - и всё!", но потом не мог удержаться чтобы не приняться за следующую...
С ума сойти %)

А какая у них общая судьба?
Они не окончены. И сложно сказать, сколько они ещё пробудут в таком состоянии.
Когда я писал ХДД, я как раз вспоминал твои (вроде бы) сожаления о том, что многие креативы здесь неокончены, и что это является серьёзным минусом. Поэтому мне вдвойне не хотелось выкладывать очередной огрызок.

СР-17? Э-э-э... Расшифруй, пожалуйста, а то не могу вспомнить почему-то.
У нас тут есть тема "Конкурс", сверху прикреплена, там я выкладывал; это маленький юмористический рассказик про то, как Барни встречает Гордона на вокзале.
//а хотя, комбин уже дал ссылку))

Потом с первым же пепелацем возникает отчётливое чувство, будто смотришь Кин-дза-дза по второму кругу. ))
Ожидаемо... Ну зато теперь я точно знаю, что в следующий раз так сильно копировать сюжет всё же не стоит. Если конечно, у меня ещё будет желание спародировать какой-нибудь фильм ;)

Сдаётся мне, такая "близость к первоисточнику" была задумана изначально, и для полноценного впечатления этот "первоисточник" должен нравиться читателю в такой же степени как и автору.
Вот всё-таки жаль, что ты не смотрел "С лёгким паром", "Ирония Сурса" написана по тому же принципу, причём там всё ещё хуже, поскольку цитаты брались напрямую из фильма (и не одного) в больших количествах. В ХДД я всё-таки считаю, что мне удалось отойти от оригинала чуточку дальше.

Мне же фильм как-то, что называется, "не зашёл" (задумка хорошая, а вот исполнение и постановка показались какими-то неаккуратными и затянутыми)
Думаю, тебе будет интересно узнать, что изначально режиссёр хотел выкинуть часть сцен и уместить весь фильм в одну часть. Но если бы он это сделал, то они бы не выполнили заказ (который был на 2 серии, а не 1), и соотв., урезали бы зарплату актёрам и съёмочной группе.
И я очень рад, что этого не произошло, напротив, фильм (после стольких просмотров-то) мне уже кажется коротковатым )))
Насчёт неаккуратности я что-то не очень понял, что ты имеешь в виду.


Sonik Gray
все действия заранее запланированы
Так и есть, но вообще-то, я уже устал повторять, что в этом креативе я целиком следую сюжету фильму. Да, это может вам не нравиться, но в этом и была задумка, чтобы всё происходило just as planned. Поступить с оригиналом как-то по-другому я просто не мог себе позволить.

Тут было 3/4 фильм, а тут взорвался поезд и резко 3/4 игра.
И тем не менее, как это ни парадоксально, даже в этой оставшейся 1/4 я не отступаю от сюжета фильма. По мне, в этом даже самый смак: в том, что сюжет фильма так легко лёг на игру, что меня даже начали обвинять во вторичности :)
В любом случае, я согласен с тем, что для фаната Кин-Дза-Дза конец действительно выглядит вторичным. Но с точки зрения халфера я не согласен, для халфера напротив, то, что происходит уже после переворота в Щитодэли скорее неожиданно. В игре мы не отправляемся с двумя "гавриками" на Ксен. Не телепортируемся обратно в середину игры. И уж тем более не занимаемся разрушением кристалла для того, чтобы сюжет игры попросту не произошёл ;) (Вообще, я даже поначалу планировал, чтобы в начале креоса Фримен устроил КОСКАДНЕ!11 и в процессе КОСКАДНЕ-зации отправился на ХДжДж, ну и дальше по плану.)
Так что, в принципе, я соглашусь с тем, что креос получился хуже, чем мог бы быть, но только из-за чрезмерной привязки к сюжету фильма, а не из-за реализации.

Я думаю, ты помнишь таможенника из Белое Солнце Пустыни и здоровую миску икры
Фильм смотрел, но не, не помню,к сожалению. У меня фильмы и книги очень быстро выветриваются из головы, спроси меня, про что %название_романа_Филиппа_Дика_который_я_читал%, или чем он заканчивается, я сходу не смогу ответить ))

но когда каждый день ешь деликатесы
Тогда тем более не понимаю. Меня не было ~полгода, креативов от меня не поступало ещё больше времени (что там у меня последнее было, Раж?). Один креатифф в год — это слишком много для вас? Ну я даже уже не знаю, как на это ответить.

у тебя не копии очередного прохождения
Ну это смотря с какой стороны посмотреть, ДоЛ, по большому счёту, то же самое. А Лайф-Хак, просто перепутанное всё)

К тому же ты пока единственный писатель здесь, которого я читаю
Уж пусть меня простят Неро (который пишет редко) и ГО-шник (который бывает редко), но я думаю, что если убрать последние три слова, то... %) Так что у вас просто нет выбора!111 Вы мои заложники, сейчас буду пытать вас римейком "С ног на голову" >)
// тебя тоже не забыл, но ты уже практически не пишешь ничего, тот последний отрывок в теме Outsider учитывать всерьёз нельзя...

/антимат/
А вы не забыли про i hidden=true? ;)


.Nero
После этой ступени он уже не может смотреть без фейспалма на предыдущие ступени
Это да, в очередной раз перечитывая Qуота, я уже не считаю её чем-то особенным... Хотя когда-то без сомнения назвал бы её лучшей из своего...

Я вообще считаю, что человек, который пишет, может совершенствоваться только тогда, когда переходит от одного произведения к другому.
Твою бы мысль — да Рапиду в уши, кстати говоря...
Вообще, с такой точки зрения можно придти и к такому варианту: что мне следовало бы приостановить написание ХДД, сделать перерыв и написать/продолжить что-нибудь другое, и уже потом, с новыми скиллами и идеями продолжить саму ХДД. Но блин, к 4 недописанным креативам добавлять ещё 5-ый? Тоже ведь нехорошо. К тому же, я чувствовал, что мне по силам закончить ХДД в ближайшее время, поэтому не хотелось всё сворачивать на полпути.

все, креос должен перестать быть интересным автору
Ну не знаю, я иногда перечитываю старые и вношу мелкие правки (в основном очепятки и стилистика). Да и в принципе, вариант "написать по-быстрому черновой вариант", а потом доводить его до ума тоже имеет право на существование. Хотя бы потому, что автор уже будет иметь какой-то результат, который можно показать публике, получить первые комментарии и отзывы (а значит — мотивацию), спросить его мнение, и уже отталкиваясь от него, двигаться в нужном направлении. У мастистых писаталей тоже ведь бывают черновые варианты (у того же Булгакова и Стругацких).

ушел писать "Сити-9"
Чё-то, когда я прихожу, Неро тут же вспоминает про свой рассказ, может, мне надо делать это почаще, скажем, каждый месяц? :D


Combine 999
Собственно, дочитал (попутно экспериментально подтвердив закон Паркинсона).

Суммарное число опечаток: 70 шт.
КОС = 25,29 (276827 символов / 70 опечаток * 100000).

Так вот оно что, я думал, он креатив читает и опечатки исправляет, а на самом дел по совместительству занимается исследованиями ))

Однако впечатления немного противоречивые из-за неестественного смешения серьёзного и шуточного стилей. Думаю, можно можно выразиться так: в начале-середине в забавно-абсурдистском антураже происходят такие же забавные сценки и диалоги, к концу же происходящее становится намного мрачнее и серьёзнее, как и новые части антуража, что никак не состыкуется с происходившим ранее
Может, именно из-за этого Соник тут уже который пост раскатывает? Из-за неудачного смешения. Вообще, идея сделать креос чуть более серьёзным и добавить старосюжетной атмосферы пришла неожиданно, когда они ещё в первый раз посетили город и шли по загаженным улицам. Мне это, в принципе, понравилось, и я решил продолжать в том же духе, хоть и чуть разбавляя лулзами. Хотя Консул и лулзы — это вещи практически несовместимые %)

Весь рассказ ждал момента, когда кто-нибудь использует этот микроскоп как молоток. Таки дождался, причём творческого использования.
Ну вообще-то, не совсем так, микроскоп — это по сути, замена скрипке, а в фильме как раз скрипкой и наносится удар, так что обычный копипаст с заменой)

Но ведь этим микроскопом только что в этом же месте по голове били. Или его Кыыр съела?
А ведь точно, надо будет пересмотреть этот момент, спс.

Эм-м, на основании чего? У них же нет никаких доказательств существования МАК и, соответственно, Илаева сговора с ним.
Тоже верно. Придётся либо свалить на невъфакенные обстоятельства креатива, либо что-то ещё придумать ))

Прикаменение? Приастрообъектение?)
Что-то мне не кажется, что Ксен состоит из камней, я даже подумывал написать в ответ на вопрос Шепарда (или Фримена?) "а что же это?" — "колония грибов!"
Ну и если я прав насчёт четвёртого измерения, то и насчёт астрономического объекта тоже ХЗ ))

>>запилить такой эксперимент и на нашем форуме
>>Поддерживаю.

Ага, значит, заинтересовало-таки? )) В принципе, была у меня идея (ещё до того, как я узнал о таком эксперименте от помянутого Лукьяненко), да, может, реанимирую, но вряд ли в ближайшее время... вы не забыли, что у меня ещё один рассказ есть? ;) Правда, я его ещё не привёл в порядок, сперва в ХДД всё поисправляю и обновлю ODT/PDF/DOC-релиз для твоего сборника. Вообще, наверное, надо было сперва дождаться от тебя опечаток, а потом уже готовить релиз, что-то я не подумал ))

>>разделить судьбу ДоЛа
>>Кстати, что с ним?

Ничего нового. Как остановился на отметке "почти 800 кб", так и остался, седьмая серия не завершена. Хотя у меня появились кое-какие новые идеи, но надо будет сперва перечитать ДоЛ с самого начала, а мне как-то влом это делать, это время, а у меня ещё куча своих дел... А не перечитывать нельзя, там же столько деталей, столько всего, боюсь упустить из виду что-нибудь важное. В этом проблема написания многобуквенных креативов, особенно если делать такие большие перерывы, как я... В общем, релиза ДоЛа можно не ждать, скорее, если я и возьмусь что-то реанимировать, то попробую сперва дописать Раж (тем более, что я далеко продвинулся с тех пор... далеко-о-о!). ЛХ и ХФ я вообще сложил в долгий ящик, но если ХФ я ещё примерно знаю, как продолжить, то с ЛХ застрял совершенно, всё-таки зря я реанимировал Картавого, не знаю, как развивать этого персонажа, возможно, даже сделаю вид, что его не было, если к тому времени, когда "созрею", не передумаю.
Да и в принципе, вариант "написать по-быстрому черновой вариант", а потом доводить его до ума тоже имеет право на существование.
Но и с доводкой до ума не следует тянуть. Нужно ураганом пронестись по написанному тексту, пока есть еще настрой им заниматься.

Чё-то, когда я прихожу, Неро тут же вспоминает про свой рассказ, может, мне надо делать это почаще, скажем, каждый месяц? :D
Да я давно про него вспоминаю, просто так совпало:)
А какая у них общая судьба?
Они не окончены. И сложно сказать, сколько они ещё пробудут в таком состоянии.
Когда я писал ХДД, я как раз вспоминал твои (вроде бы) сожаления о том, что многие креативы здесь неокончены, и что это является серьёзным минусом. Поэтому мне вдвойне не хотелось выкладывать очередной огрызок.


Странно, когда Xen-Фактор читал, даже не заметил, что он неоконченный. Бывает же... Зачётный был креатив, кстати.

А про неоконченность многих образчиков местной библиотеки - да, это я тогда говорил. Это не то чтобы прям такой уж минус для них, просто становится досадно, что хорошего оказалось мало, и что уже нельзя оценить креатив как полноценное произведение.

Вот всё-таки жаль, что ты не смотрел "С лёгким паром", "Ирония Сурса" написана по тому же принципу, причём там всё ещё хуже, поскольку цитаты брались напрямую из фильма (и не одного) в больших количествах. В ХДД я всё-таки считаю, что мне удалось отойти от оригинала чуточку дальше.

Так вот оно что... Нет, тогда получается, что как раз наоборот - правильно сделал, что прочитал Иронию Сурса ДО фильма. Надо было, по идее, и тут так же сделать, - может впечатление от ХДД было бы совсем другое, ближе к задуманному. Хотя кто знает, может тут уже просто-напросто "трудноусвояемость" самой Кин-Дза-Дзы сыграла роль, а не порядок просмотра-прочтения. Кстати, о "трудноусвояемости"...

Насчёт неаккуратности я что-то не очень понял, что ты имеешь в виду.
Даже не знаю точно как объяснить... Вообще, слово неудачно подобрал, если честно. (может, и упоминать не стоило, ну да ладно)
Критиковать, ясен пень, всегда легко, - особенно когда сам не режиссёр, - но мне всегда казалось, что для советского кино по сравнению с американским характерна относительная "вялость" монтажа. То есть, скажем, даже в напряжённые ответственные моменты всю сцену могут просто снять одним кадром со стороны, - без смены ракурсов, без склеек. Музыкой при этом тоже очень часто брезгуют. Результат после этого обычно смотрится невыразительно / блекловато, и даже если фильм небезыдейный, его смысл улавливается хуже (либо просто с куда меньшим удовольствием), - ведь ключевые моменты не подчёркнуты / не выделены / не оформлены всеми этими монтажными приёмами как хотелось бы.

Так вот, Кин-дза-дза в известной степени этими чертами обладает, как ни крути. Кто-то закрывает глаза на постановочную сторону фильмов, кто-то - нет, кто-то наоборот, считает такой "безхитростно-советский" изобразительный стиль чем-то вроде фишки (есть же любители Software-графики даже в играх с Open-GL). Но лично мне фильмы, снятые в подобной манере, тяжело смотреть, - так уж повелось, что любимый режиссёр у меня Джеймс Кэмерон, а уж его-то стиль точно не похож на Данелию.

P.S.: C другой стороны, Майкл Бэй - другая крайность. )) А в советском кино, имхо, настоящие жемчужины - гайдаевские хиты. Их пересматриваю не реже чем Кэмерона.

Вот так вот, как говорится, that's it.
xDDGx #
1
Странно, когда Xen-Фактор читал, даже не заметил, что он неоконченный.
Это даже хорошо) Тем не менее, я ещё тогда начал писать третью, так что рано или поздно надо будет продолжить.

без смены ракурсов, без склеек
На самом деле склейки есть, они же не одним дублем всё снимали )) Иногда можно заметить неаккуратный монтаж, когда одно и то же место показывают, но вдруг следующий кадр неуловимо меняется... Вот в тех же "Дни Турбиных" мне один такой момент запомнился. То, что не любят часто менять ракурс — хз, для тебя это минус, для кого-то — плюс, не приходится так часто переключать внимание из-за неожиданной смены кадра. Может, в этом и есть секрет популярности голливудских фильмов, динамичную картинку интереснее смотреть, потому что кадр постоянно меняется, и мозг пытается уследить за изменениями. Я при просмотре демосцены это заметил: динамичные демки, где камера постоянно двигается, меняется ракурс, кадр и т.д., смотреть интересно, а те, где камера жёстко зафиксирована — скучные, даже если объекты в кадре постоянно двигаются и меняются.

Музыкой при этом тоже очень часто брезгуют.
Для музыки существуют мюзиклы =@) По крайней мере, по всей видимости, так считали в советское время.
А вообще ХЗ, если фильм интересный, я на музыку не обращаю внимание совершенно (при том, что я люблю саундтреки и немалое их кол-во храню на своём винте (так что борцы авторских прав могут идти брать меня живьём :D )), если только саундтрек не действительно запоминающийся и удачный (напр., Inception; или, ВНЕЗАПНО, "Тот самый Мюнхгаузен", "Джентельмены удачи", приключения Шурика — думаю, каждый, кто смотрел хоть один раз, вспомнит основные темы из этих фильмов), и по-моему, как раз Кин-Дза-Дза в этом плане очень даже отличилась :)

В принципе, подобного ответа я и ожидал. Да, советские фильмы не отличаются глянцем, лоском, в них мало спецэффектов, каких-то интересных технических решений, трюков, нет изощрённых декораций (тот же СЛП, по сути, снят в одной-единственной квартире). Но по мне, это всё и не так важно. По-моему, избалованный Голливудом зритель забывает, что самое важное — это во-первых сюжет, а во-вторых, игра актёров. Именно на этом держится любой фильм. Всё остальное — лишь обёртка, красочная упаковка. Она должна быть, но совершенно не важна (хе-хе, прямо по Кармаку...).
Вот например, "Дни Турбиных". Они обладают всеми перечисленными недостатками. Меняется кадр редко, основные события происходит в пределах одного дома, саундтрека практически нет (если не считать их застольные напевы, аккомпанимируемые игрой на рояле или гитаре // что, кстати, иногда напрягает, именно из-за них я считаю этот фильм несколько затянутым). И тем не менее, смотреть этот фильм очень интересно. Потому что актёрам веришь. Порой кажется, будто так и происходило на самом деле.
все действия заранее запланированы
Так и есть, но вообще-то, я уже устал повторять, что в этом креативе я целиком следую сюжету фильму. Да, это может вам не нравиться, но в этом и была задумка, чтобы всё происходило just as planned. Поступить с оригиналом как-то по-другому я просто не мог себе позволить

Дело не в том, что ты это знаешь, а в том, что читатель заранее знает. Я Кин-Дза-Зда не смотрел, признаюсь, но поэтому воспринимаю больше половины позитивно, ибо там совсем не так, как планировалось заранее героями. Если ты напишешь "Фримену оставалось пять минут жизни", то читателя мало тронет его смерть, но если ты просто возьмешь и грохнешь его, то тогда будет шок. Так и с остальным, в конце ты пишешь что ГГ запланировали читателям и выполняешь всё в точности по плану. И это не интересно. Это как пересказать сюжет книги на перед.

В любом случае, я согласен с тем, что для фаната Кин-Дза-Дза конец действительно выглядит вторичным. Но с точки зрения халфера я не согласен, для халфера напротив, то, что происходит уже после переворота в Щитодэли скорее неожиданно. В игре мы не отправляемся с двумя "гавриками" на Ксен. Не телепортируемся обратно в середину игры. И уж тем более не занимаемся разрушением кристалла для того, чтобы сюжет игры попросту не произошёл ;)
Нет, это выглядит отлично. Теперь я понимаю, когда и сам докопался до глубокой сути. Плохо в том, что ты, как я уже сказал, заранее всё эти действия рассказал читателю! Ведь до этого всё строилось на том, что шло наперекосяк любым планам: пошли за гравицапой - лишились макарон, летели в город - потеряли Фримена и вообще не долетели, присели к костру - зомби пришли, устроили пикап мастера с гармошкой - поехали на гастроли - вернулись в исходное место... А тут пошли в Цитадель - пришли в Цитадель, пошли в Ксен - пришли в Ксен, пошли спасать долбиков - спасли долбиков, пошли ломать кристалл (я уж тут надеялся хотя бы на проблемы) - и сломали кристалл. Та ёпт, я понимаю, что в реальности тоже бывают белые полосы, но это же книга, без лишних непредвиденных обстоятельств не интересно. Могли же Фримена скрутить охранники за попытку сломать кристалл, мог он ногу сломать, могли ему не поверить так легко, могли назначит кого-то из девчат толкать телегу, а Шепарду пришлось вламываться в тестовую камеру с поясом шахида (да я знаю, бред, но ведь не запланированные проблемы! интриги! страсти!)

ушел писать "Сити-9"
Чё-то, когда я прихожу, Неро тут же вспоминает про свой рассказ, может, мне надо делать это почаще, скажем, каждый месяц? :D

Когда приходит август и ДДГ я тоже вспоминаю про outsiderа, целых два раза вспоминаю! А какими словами я его вспоминаю, то тегов здесь не хватит их прятать xD

Прикаменение? Приастрообъектение?)
Что-то мне не кажется, что Ксен состоит из камней, я даже подумывал написать в ответ на вопрос Шепарда (или Фримена?) "а что же это?" — "колония грибов!"

Пригрибнение?... лол

Музыкой при этом тоже очень часто брезгуют.
Для музыки существуют мюзиклы =@) По крайней мере, по всей видимости, так считали в советское время.
А вообще ХЗ, если фильм интересный, я на музыку не обращаю внимание совершенно (при том, что я люблю саундтреки и немалое их кол-во храню на своём винте (так что борцы авторских прав могут идти брать меня живьём :D )), если только саундтрек не действительно запоминающийся и удачный (напр., Inception; или, ВНЕЗАПНО, "Тот самый Мюнхгаузен", "Джентельмены удачи", приключения Шурика — думаю, каждый, кто смотрел хоть один раз, вспомнит основные темы из этих фильмов), и по-моему, как раз Кин-Дза-Дза в этом плане очень даже отличилась :)

А вот тут я с JetRangerом согласен, музыка очень важная составляющая, даже если ты её не замечаешь (пожалуй, особенно, когда ты её на замечаешь). Саундрек не должен быть обязательно хитом, это может обыкновенный амбиент. Звукорежисура очень большое значение имеет. К примеру стоит показать несколько пустых локаций с далеким криповым амбиентом и сразу ловиться хоррорный настрой, но без амбиента это просто пустые локации и всё. Конечно, она не везде нужна, но в жанре фантастики необычные амбиенты создают настрой, а при не самых щедрых декорациях это может даже вытянуть неудавшийся эпизод.
xDDGx #
1
Я Кин-Дза-Зда не смотрел
Да что ж такое...

>>Так и с остальным, в конце ты пишешь что ГГ запланировали читателям и выполняешь всё в точности по плану
>>заранее всё эти действия рассказал читателю!

Но те, кто видел фильм (а креатифф строился как раз на том предположении, что читатель его видел), и так всё знают. Так что конкретно в этом случае я не вижу ничего плохого в том, чтобы раскрыть карты заранее. Впрочем, теперь я наконец-то понял, чем же тебе так не угодила моя концовка. И всё равно мне сложно согласиться с тем, что это настолько сильно портит впечатление, как ты описывал в предыдущих постах. Думаю, даже если бы я знал заранее, что будет такая реакция, я бы всё равно не написал по-другому. В этом конкретном случае.
Ну, главное, что понял )
PS: Давно так не растягивали тему на этом подфоруме...
PSS: только что начал перечитывай свой Ou.3, хватило только одного абзаца, что бы заболела рука и лицо. Как я такую сумбурность мог пропустить, даже перечитывая?! ужс. боюсь забью себя фейспалмами пока дочитаю до девятой главы...
Combine 999 #
1
к 4 недописанным креативам добавлять ещё 5-ый?
Четырём? А как же «Welcome to Ravenhell»?

Ну и если я прав насчёт четвёртого измерения, то и насчёт астрономического объекта тоже ХЗ ))
«Прителение».
xDDGx #
0
«Welcome to Ravenhell»
Ну он-то дописан. Продолжение будет в виде отдельного рассказа, сам по себе WtR я считаю законченным произведением.
xDDGx #
0
Ну всё, теперь очепятки попячены везде, и в моём текстовике, и в постах, а теперь — и в PDF/ODT/DOC-релизе тоже (ссылка в том же посте, что и была).
Ух и намаялся однако...

кулстори

Проблема в том, что кроме очепяток, я ещё делал несколько мелких изменений в тексте, так что искать отличия и править вручную — не вариант, а простой копипаст не пройдёт из-за форматирования. В прошлый раз и так задолбало вручную менять теги на форматирование, решил автоматизировать процесс, импортировав в офис текст сразу с форматированием, в ХТМЛ формате, для чего по-быстрому сбыдлокодил тулзу, чтобы br-ы расставила... Занимательно, что теги html и body, как оказалось, добавлять необязательно, бразуеры и так отображают текст нормально %) Вот только с импортом в офис всё оказалось не так-то просто. Symphony с HTML напрямую не работает, хотя можно открыть во кладке браузер и скопипастить со всем форматированием. Вот только копипастится почему-то только кусок. Можно было попробовать накопипастить кусками, но это тупо, к тому же, не факт, что там ещё какая бяка не вылезет, поэтому решил загрузить HTML в какой-нибудь другой офис, умеющий работать с HTML напрямую. Итог: LO загружает мой HTML не полностью, только кусок. OO вообще не отображает нормально, какая-то чушь с кодировками. SoftMaker после загрузки показывает пустую страницу, если добавить html и body — та же фигня с кодировками, что и в OO. Kingsoft и MS Word 2003 открывали мой "недо-хтмл" как простой текст, а вот c html и body уже как полноценную страницу, с форматированием... Но при этом они почему-то добавляли в конец каждой строки то ли по пробелу, то ли ещё какому-то непечатному знаку, из-за которого выравнивние по ширине работало неправильно, и текст даже на последней строке равномерно размазывало по всей странице.
Открытие только куска файла вообще выглядит странно, ничего подозрительного в местах обрыва нет, Opera отображает текст нормально (даже проверил в Dragonfly на ошибки), да и при копировании на форум проблемы с тегами сразу всплыли бы, так что проблема именно в самих офисах, как это ни прискорбно...
Можно было, конечно, попробовать воспользовать каким-нибудь онлайн-сервисом, но я хотел, чтобы всё можно было сделать локально. В конце концов, неужели это настолько сложно — сконвертировать простейший HTML с парой тегов в "офисный" отформатированный текст?!
Оказалось, что да, для современных офисных пакетов это непосильная задача (хотя у меня нет свежих MSO, может, в них таких диких проблем нет? Впрочем, OO и LO у меня тоже не самые последние стоят, версии 4.1 и 4.2.4.2 соотв.), поэтому пришлось изучить структуру формата rtf, благо что этот формат чрезвычайно простой. Например, набрав в блокнотике следующий код (можно скопировать отсюда):

{\rtf1
\par
    {\i
        Hello, italic world!
    }
\par
    {\b
        Hello, bold world!
    }
\par
    {\ul
        Hello, underlined world!
    }
\par
    Hello, boring world!
}

И сохранив его с расширением *.rtf, мы получим вот такой документ:



Обратите внимание на подчёркивание - табуляция и пробелы (в отличие от абзацев), набранные в исходнике, учитываются и отрисовываются; поэтому так красиво оформлять код, как в моём примере, не получится :)
Правда, если мы пересохраним его из wordpad'a, то исходник уже не будет выглядеть так красиво:



А сделав это при помощи ворда или симфонии, получим вот такенную простыню.
Стоит ли после этого удивляться тому, что все эти офисные пакеты настолько кривые, глючные и несовместимые между собой? Нарушение принципа KISS налицо.

Мы же, вооружившись принципом KISS с лёгкостью можем сконвертировать HTML в RTF даже с помощью блокнота и кнопки "Заменить все": br-ы меняем на \par'ы (кстати, это ключевое слово очень напоминает язык разметки TeX, там тоже абзацы так ставятся, и вообще все команды c бэкслэша начинаются, возможно, RTF создавался под его влиянием), открывающие теги на {\i, {\b или {\ul, а закрывающие - на } (фигурные скобочки ограничивают действие ключевых слов). Ну и, конечно же, ставим {\rtf1 в начало (причём, он обязательно должен идти первой строкой, пустых строк перед ним не должно быть) и ещё одну скобочку } в конец файла . Ещё могут возникнуть проблемы с кодировкой: для Word'a и wordpad'a нужно выставить win-1251 (ANSI), для свободных офисов — UTF-8. Все эти действия, конечно, можно с лёгкостью автоматизировать, скрасноглазив какой-нибудь скрипт или простейшую программу, но мне пока влом.
В результате всех этих манипуляций получается нормально отформатированный текст, который везде открывается и который можно безболезненно скопировать в конечный документ, будь то DOC или ODT.

UPD: собсна, вот и готовый конвертер, картинка-архив.
Наконец руки мои дотянулись до сего креатива. И вынужден сказать что получился очень годный кроссовер, хоть и есть некая "шаблонность".
xDDGx #
0
Спс, а то я уже думал, что больше каметов не будет ;)

UPD:
Думал, что вот теперь-то точно каментов не будет, ан нет, внезапно, Угрюм дал о себе знать. Он разрешил перепостить свой отзыв здесь, я решил это сделать, поскольку у него есть своя точка зрения на ХДД:

Угрюм:
Так и не могу определиться - понравилось или нет. С одной стороны хороший язык, дословное знание фильма (честно, сколько раз пересматривал?). С другой - не идущая фику хэппиэндовая концовка, задолбавший интернет-сленг, которым, каюсь, местами злоупотребляю, общая лёгкая нелогичность происходящего (почему именно макароны? Как люди за 20 лет скатились до такого?). Из нейтрального могу отметить ход с КША и смешение вселенной Кин-Дза-Дза и ХЛ. Как-то так.

Мой ответ:
(честно, сколько раз пересматривал?)
Не считал, но меньше, чем СЛП :)

задолбавший интернет-сленг
))) Ну, это фича %) Типа прикинь, ты в будущее переместился, а там все опустились до такого уровня, что только пыщь-пыщь произнести могут, держа лопату в руках... Эдакая сатира, как и оригинальный фильм, впрочем. Халф-Джва-Джва, это как Кин-Дза-Дза, только современная ;)

почему именно макароны?
А почему именно спички? ;)
Макароны, потому что и в фильме они упоминаются, вообще, эта идея далеко не сразу пришла в голову, у меня в файлике с идеями есть такой текст:

    Вместо КЦ -? семечки, зубочистки, марки,
    нет, макароны! упаковка спагетти у Шепа. Почему макароны? - да потому что комбайны ;)
    всю пшеницу на Земле убрали, теперь раритет
___________________
В любом случае, спасибо ему за отзыв, давненько не получал столько комментариев, однако %)
Да тут на форуме голодные люди сидят. Никакой пищи. А тут ты такой смачный кусок сала с чесночком и перваком! Образно говоря, образно!
xDDGx #
0
Смотри, чтоб креатифф в голову не ударил, сразу так много нельзя %)
xDDGx #
0
Обновлённый ODF/PDF-релиз: исправлены ошибки, опечатки, формулировки и т. д. (вряд ли все, так что сообщайте о найденных ляпах). Прошу обратить внимание, что из-за сломанного ПГ я не могу обновить посты, поэтому креатив в них, по всей видимости, так и останется устаревшим... // может, удалить их вообще, чтобы не путать народ?
Помимо исправления опечаток и нового оформления, также:
- добавлены сноски к каждой "песне", исполняемой героями с информацией об первоисточниках — странно, их всего восемь оказалось, я чё-то думал, что больше :)
- расширено содержание: я выделил в креативе условные "разделы" или "главы", и составил по ним более детальное содержание для удобства — непосредственно в тексте это деление не отражено, как и раньше, выделены и озаглавлены только первая и вторая части, а также словарь;
- теперь креос публикуется под лицензией CC BY-NC-SA 4.0 International.

Собственно релиз:
img.playground.ru/images/0/4/half-jva-jva.7z

UPD:
ЛОЛ, опытным путём определил, что ПГ ругается на слово хуст: такое стечение букв (с пробелом, конечно) привело к его ругани на первый пост. По-видимому, то же самое случилось и в теме ДоЛа: то-то я не мог понять, что он от меня хочет...
Чьорт побьери, а я как раз прочитал на неделе необновленную версию, чуть-чуть не утерпел, как оказалось:)
Собственно, мини-рецензия.
Пару недель назад я наконец-то посмотрел первоисточник (а вчера случайно в телеящике опять на него попал:), и фильм весьма мне понравился, чего я даже, честно сказать, не очень ожидал, потому что слышал совершенно разные отзывы, и ожидания были довольно настороженными. Но все ожидания были отброшены, когда я таки этот фильм посмотрел. Совершенно замечательная комедия, полная фарса и шуточек.
Потом прочитал этот крео. Первое, что понравилось - "перевернутые" политические системы: превращение Блэк Месы в типичный советский НИИ это потрясающе. Не хватало разве что типичных советских инженеров в очках на зарплате в сто рублей (хотя... Фримен же в очках, точно).
Второе: видно, как автору нравится фильм и как скрупулезно он его переносит в текст. Все ситуации с Фрименом и Шепардом мгновенно всплывают в виде картинки из фильма, и иногда доставляют даже больше, чем соответствующие сцены в фильме. Например, сцена с Аликс на багги, хех. Иногда проскакивали "пацаки" и колокольчик вместо хэткраба, но, повторюсь, я читал неотредактированную версию.
Третье: весьма оценил "хиты" в исполнении Фримена, их разнообразие порадовало (в фильме они вроде исполняли все время только одну и ту же песню). Неожиданно было увидеть песни Аквариума и The Doors:) Riders on the Storm в последние дни я иначе как Riders on the пыщь и не напевал:)
Не очень понравился финал, он выглядит чересчур серьезным на фоне творящегося в сюжете безобразия и слишком уж контрастирует с ним, но в принципе, почему бы и нет?
В общем, "Халф-Джва-Джва" прекрасно скрасила мне вечер среды (или то был четверг? уже и не помню) и подняла настроение. 9/10.

PS Рецензия получилась будто на Кинопоиске, брр.
xDDGx #
0
Ну раз своим креативом я "вынудил" посмотреть этот фильм, и он даже понравился — то значит, я не зря потратил на него время! А если и креатив понравился — то это просто-таки дабл-вин!

а я как раз прочитал на неделе необновленную версию
Ну там серьёзных отличий нет, только исправления ошибок/опечаток, и всё, так что ничего страшного.
Похоже, старые версии, наверное, всё-таки лучше убрать из темы...

и как скрупулезно он его переносит в текст
Перечитывая его сейчас, мне кажется, что даже слишком скрупулёзно %))) Даже, наверное, скрупулёзнее, чем "Иронию", хотя она тоже чертовски близка к оригиналу. С "Золотыми телятами" я уже такого тщательного копирования не допущу, по крайней мере, постараюсь избежать.

и колокольчик вместо хэткраба
Не, колокольчик — так и надо, для Аликс и Магнуссона решил выделить )) // и он не вместо краба, так, дополнительный аксессуар
А с пацаками да, я разобрался.

Неожиданно было увидеть песни Аквариума
Просто спародированная песня прозвучала в фильме "Асса", который мне тоже очень нравится // на всякий случай отмечу, что данный фильм не имеет никакого отношения к грузинам, просто он так называется :)
А The Doors я решил спародировать, лишь следуя сюжету фильма — там прозвучала пародия на известную зарубежную песню ("Strangers in the Ку"), и раздумывая над тем, какой "аналог" выбрать для ХДжДж, почему-то первым вариантом мне в голову пришла именно она (хотя на тот момент я даже точно не знал её название...) — впрочем, насчёт "почему-то", пожалуй, мистики нет, её мелодия по-настоящему въелась в мозг за время игры в NFS:U2 в школьные годы %)

в последние дни я иначе как Riders on the пыщь и не напевал:)
Вот вам смешно, а я до сих пор нет-нет да пыщь-пыщькну!1111 %D
// и песни я теперь вообще ВСЕ так про себя напеваю, даже те, в которых совсем нет слов! (мелодии из Doom, например...)

PS Рецензия получилась будто на Кинопоиске, брр.
xD Вынос!

P. S. Похоже, с такими успехами приобщу форум к классике ))
Ну раз своим креативом я "вынудил" посмотреть этот фильм, и он даже понравился — то значит, я не зря потратил на него время!
У меня был еще один "раздражитель" для просмотра этого фильма - одногруппник в универе, который призывал меня его смотреть в течение, наверное лет двух или даже трех. И всякий раз, когда я отрицательно отвечал на его вопрос, посмотрел ли я, наконец, "Кин-Дза-Дза", в ответ я слышал укоризненные высказывания в том духе, что о чем вообще со мной говорить. И вот теперь я его посмотрел, и одна из стабильных ситуаций моей универской жизни ушла в прошлое.
Но фильм и вправду хороший. Надо сказать, этим летом я изрядно пересмотрел свои взгляды в отношении советского кино, которое раньше не очень любил. Возможно, потому, что один из немногих каналов, ловящихся в моем дачном телевизоре (и один из еще более немногих, которые можно смотреть без вреда для умственного здоровья), это петербургский канал "СТО", и по каналу этому 24 часа в сутки крутят сейчас советские фильмы. Уж не знаю, то ли они всех сотрудников уволили, то ли просто заполняют сетку в летнее межсезонье, но факт есть факт - они постоянно крутят советские фильмы, причем как известные, так и всякую седую древность пятидесятых годов. И вот последние два месяца я, если и включал телевизор, то только этот канал.

в фильме "Асса"
Вот этот фильм я так и не смотрел ни разу, хотя слышал и читал о нем довольно много (даже, кажется, не смотревши, знаю его сюжет). Песня же привлекла мое внимание потому, что я весьма уважаю и люблю творчество БГ.

и песни я теперь вообще ВСЕ так про себя напеваю, даже те, в которых совсем нет слов!
Вот она, писательская профессиональная деформация:)
B
i
u
Спойлер